Борис Стомахин

«Х...й гуляет»

Это — самое страшное из всего, о чем говорят современные зэки-уголовники на пересылках, на этапах, по тюрьмам и лагерям. Квинтэссенция того ужаса, которым они делятся друг с другом, описывая «учреждения» ФСИН некоторых особо беспредельных российских областей (Омской, Челябинской, Саратовской, Владимирской и пр.)

Как же он, интересно, «гуляет»?

А вот как. По приезде в такую тюрьму или лагерь, если зэк отказывается сделать что-то, что навязывает ему администрация (подписать согласие со 106-й статьей УИК, например, или записаться в актив, или дать какие-то показания на себя или на кого-то еще, и т. д., и т. п.) - «мусора» вызывают из глубин тюрьмы или зоны содержащегося здесь же «пидораса». То бишь — представителя самой низшей, бесправной, у других зэков за людей не считаемой касты «обиженных», традиционно используемых во всех лагерях для самых тяжелых и унизительных работ. Абсолютно независимо от их реальной сексориентации, члены этой касты считаются гомосексуалистами и ИМЕННО по этой причине, в НАКАЗАНИЕ за свой (мнимый, естественно) гомосексуализм и загнаны в касту бесправных бессловесных рабов. И любой, кто — случайно или специально — что-то возьмет у них, сигарету, например, - тоже с этой секунды попадает в эту же касту, т. е. теряет все свои человеческие (среди уголовников) права и тоже становится «гомосексуалистом» («пидорасом»).

Так вот. Главное, безотказное средство «ломки» всех непокорных з/к в системе ФСИН РФ состоит в том (точнее, обычно даже только угрозе того), что приходит один из местных представителей этой касты и — пока «мусора» или другие зэки держат непокорного — прикасается своим половым органом к его анальному отверстию. Ну, или ко рту, но это, если и бывает, то гораздо реже.

ВСЕ!!! После такого прикосновения к своему оголенному анусу уголовник автоматически теряет все свои права, человеческое достоинство (в глазах других уголовников, конечно) и пр. И из касты «мужиков» столь же автоматически — навсегда и без возврата — переходит в касту «обиженных». Отныне его место - «возле параши», он больше не может ни сесть за стол с «мужиками», ни общаться с ними на равных. В некоторых случаях некоторые «мужики» могут без его согласия использовать его как сексуальный объект — проще говоря, насиловать..

Вот это и называется у них «х...й гуляет». Вариантов и разновидностей такой «прогулки» много — вплоть до того, что какой-то «мусор» в каком-то лагере говорил зэку: вот я сейчас засуну руку тебе в штаны, прикоснусь к <гениталиям>, а потом этой рукой дам тебе пощечину — и ты пойдешь в «петушатник» (отдельный, отгороженный угол в бараке, где спят «обиженные» - на лагерном жаргоне их иногда называют «петухи»).

Если б кто слышал, как возмущаются, как негодуют, как слезно жалуются друг другу уголовники на такой вот безотказный метод «ломки» их начальством! Абсолютное большинство, чтобы только не попасть в низшую бесправную касту, выполняет все, что от них требуют «мусора».

Жалуются, рыдают, негодуют — но одна простейшая мысль никогда (!) не приходит им в голову. Что они становятся жертвами самого факта существования отдельной касты «обиженных», самого принципа разделения з/к на касты и самой идеи загнать мнимых гомосексуалистов ТОЛЬКО за их мнимый гомосексуализм или за прикосновение к такому же мнимому гомосексуалисту в отдельную — низшую и бесправную касту. А это — несмотря ни на какие «прогулки х...я» - свято и неукоснительно признается правильным и поддерживается всеми уголовниками. Отрицательное отношение к этой кастовости и к унижению/бесправию «пидорасов» чревато попаданием в их ряды. Типа, защищаешь их — значит, и сам такой же, как они.

То бишь — уголовники падают жертвами собственной гомофобии, лютой и безумной. Жертвами собственных диких предрассудков в головах, согласно которым любой контакт с «пидорасом», даже случайный — уже есть повод для попадания туда же, в «петушатник».

Недаром есть у уголовников эта мерзкая поговорка, выражающая вообще любую опасность как таковую: «х...й к жопе крадется». Квинтэссенция бреда, его кульминация, его высшая точка: от прикосновения половым органом одного человека к заднему проходу другого — этот последний разом, автоматически теряет все свои права, человеческое достоинство (если считать, что оно вообще было), гордые звания «мужика», «порядочного (это, правда, условное понятие, - где критерии?) арестанта» и т. д., и т. п. - и столь же автоматически падает в самую низшую, бесправную, за людей не считаемую касту, так сказать, «наказанных бесправием за (мнимый) гомосексуализм». При этом: почему от такого прикосновения разом исчезают все права, на каком основании вообще существует эта бесправная каста; почему за гомосексуализм вообще надо как-то «наказывать», - чем естественнее эти вопросы, тем бесполезнее их задавать в той среде. Табу не имеют логических обоснований — и именно поэтому не обсуждаются.

На особом режиме с этим, говорят, попроще, на общем — совсем беда. На строгом идиотов, живущих по своим гомофобным «понятиям», тоже вполне хватает.

То бишь — виноваты господа уголовнички в том, как их ломают, целиком и полностью сами. Пожалеть их при этом не получается категорически. Они-то сами жалеют «пидорасов», нещадно эксплуатируемых, порой избиваемых за просто так, унижаемых, отторгаемых, официально не считаемых за людей?

Как на воле само существование, скажем, запрета на наркотики, оружие, боеприпасы — толкает ментов на простое решение проблемы — подкинуть человеку наркоту, пистолет или патроны, чтобы гарантированно упрятать его на несколько лет, - так и в лагерях сам факт существования подобной касты неприкасаемых, в которую все остальные панически боятся попасть, уже подсказывает начальству безотказный метод шантажа уголовников: шантажа попаданием в эту касту. Тем более, что по (абсолютно бредовым и варварским) правилам, самими же уголовниками и установленным, попадание туда на 100% гарантирует вышеописанное легкое прикосновение ниже пояса, или, скажем, обливание мочой.

Что ж, ребята, «не рой другому яму — сам в нее попадешь». Вы пали жертвой собственной гомофобии — и поделом вам! И о какой-то вашей «порядочности» не приходится даже говорить.

Единственным — разумным, естественным, напрашивающимся само собой — решением было бы тотальное упразднение как касты «обиженных» со всеми ее «петушатниками», отдельными столами в столовых, так и самого принципа деления зэков на касты по сексориентации или другим подобным признакам. Упразднение во всех лагерях и тюрьмах не только России, но и всего постсоветского пространства, где это зло укоренено и распространено — благодаря влиянию русских — тотально. Москва навязала покоренным народам и это зло — наряду со своим коммунизмом, православием и пр.

Кстати, о столах в столовой. Сюда же примыкает и — бредовая на любой непредвзятый взгляд — проблема «килишованной посуды», для уголовных мразей с их гомофобией абсолютно нерешаемая. Есть множество тюрем и лагерей, а в лагерях — внутренних тюрем (ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ), где уголовникам-гомофобам еще не удалось добиться осуществления их требования (на их взгляд — благородного и справедливого, на самом же деле — дикого и мракобесного): всегда держать раздельно казенную посуду для «мужиков» и для «петухов», даже баланду им наливать не из одного бачка, а из разных, и т. д. Мракобесие и гомофобия учат дебилов, что если они поедят из тарелки, из которой до них МОГ есть (а мог и не есть — они же этого не видели, точно не знают, только предполагают) «пидорас», то они автоматически станут такими же. Даже если они сидят в одиночках и никто не видит, как и из чего они там едят. Но — достаточно одному, какому-нибудь блатному, гомофобу-идиоту из своей одиночки кинуть клич остальным, что, мол, «посуда килишованная» и из нее «нельзя» есть, - как всем остальным, хочешь не хочешь, приходится садиться на голодовку, ибо этот один в противном случае сможет их всех потом заложить: они, мол, знали, что едят из той же посуды, что и «обиженные» - ну и все, автоматически падают с блатной высоты и уходят в «петушатник». Добровольно голодают, короче — в придачу ко всем остальным мукам заключения. Вот он — тот самый типичный мазохизм, которым русские славятся в мире...

Так что, если уголовники будут где-нибудь на воле рассказывать вам, как они героически страдают по тюрьмам, лагерям, карцерам, БУРам, и пр. и пр., как воюют с «мусорами», отстаивая свои права, и т. д. и т. п.- не верьте. Голодовки, например, они чаще держат по вышеописанной причине — посуда им, видите ли, не та! - чем за какие-то настоящие права. Отстаивают одно свое главное мерзкое «право» - делиться между собой на касты и тотально унижать и топтать самую низшую, бесправную касту за... выдуманный «гомосексуализм». Как будто эти несчастные лжегеи (а хоть бы и не лже-!) хоть чем-то на самом деле отличаются от «мужиков» и блатных — такой же, на самом-то деле, уголовной нечисти!..

Т. е. их главная идея, она же главное «право» - гомофобия, и их суть - тоже повсюду постоянно выискивающая себе повод гомофобия, и чем бессмысленнее она — тем лютее. А, как известно, чем лютее гомофоб — тем бесспорнее, что он сам — латентный гей, т. е., де-факто, вымещая свою злобу на других, борется по сути сам с собой. Беда лишь в том, что в ходе этой борьбы в «петушатник» могут попасть нормальные люди, не уголовники и не гомофобы, вынужденные сидеть среди уголовников. В первую очередь, конечно, это относится к политзаключенным.

Единственный разумный выход — уравнять всех в правах, ликвидировать касты. Но — об этом уголовникам лучше и не заикаться. Это означало бы для них вселенскую катастрофу, крушение всего их привычного мира, всей системы ценностей и координат. Еще бы — у них ведь до сих пор передаются из уст в уста предания о «кипишах» 90-х, когда в лагерях целые восстания поднимались... против попыток начальства не признавать кастовое деление и считать всех зэков равными (сажать вместе за стол, в частности). И — надо отдать должное - «мусора» таких попыток больше не делают. Т. е. де-факто признают и поддерживают гнусное деление на касты, противоречащеее всему — от правил внутреннего распорядка до Всеобщей Декларации прав человека.

Что же со всем этим делать? Ликвидировать касты — невозможно, признать и смириться — немыслимо.

Остается одно. То решение, которое, по преданиям, принял бог, увидев, как неправильно живут Содом и Гоморра. И неважно, что для бога «неправильной» была как раз свобода сексменьшинств. Бредовые гомофобские предрассудки и попадания на много лет в рабы за случайно взятую не из тех рук сигарету или кусок хлеба — не могут быть прощены и тем паче признаны нормой. Не только уголовный мир должен быть уничтожен, как совершенно справедливо писал в свое время Шаламов. Пусть Россию в целом постигнет участь Содома и Гоморры. Тотальное уничтожение, без вариантов, будь то огнем или водой, все равно. Тупое, рабское, пьяное и люто гомофобское русское быдло, главным врагом которого являяется «пидорас», да еще и совратившее в эту же гомофобскую мерзость покоренные соседние народы, - не имеет никакого права на существование.

13-25 апреля 2015 г.

Назад