МАЙ 2010

2.5.10. 8-17
Все-таки они устроили мне вчера погром, эти мрази “козлы”, - то, чего я так боялся, все же случилось. И не только сами устроили, но и Палыча натравили; выволокли все тумбочки, шконки, едва не выбросили и мои вещи, - ублюдки...
Первое мая, да еще и суббота, выходной и праздник одновременно, - казалось бы, что не отдыхать, не сидеть спокойно дома, или с семьей поехать куда-нибудь на природу, на шашлыки? Но нет - начался май, и “мусора” носились по зоне туда-сюда, словно майские жуки. Агроном, Пименов, Окунь, Палыч, другие отрядники, - короче, вся эта свора, вся мразь. Палыч, вопреки моим ожиданиям, что хоть на “праздники” его не будет, шлялся туда-сюда, как обычно. После обеда начался традиционно принудительный “субботник” - прочищать дренажную канаву на “продоле”, вскапывать “локалку”, а в бараке поснимали в “фойе” все со стен и начали внепланово - не в четверг, а в субботу, но они в любой день рады этим заниматься - драить с мылом стены.
Этот урод Палыч все торчал и торчал, придя, где-то во дворе, руководил “работами” по вскопке и пр. А я, как только с того “продола” ушел дневной (послеобеденный) обход, хотел рвануть к “телефонисту” - но идти пришлось бы мимо этого урода Палыча, а он всегда интересуется, куда я и откуда. Ладно, пошел - типа, подышать воздухом, почитать газетку, вывешенную на стенде у входа, и т.д. Вышел - а он как раз мне навстречу, заходит в барак. Наконец-то!
Дошел до “телефониста” - того опять нет на месте. Думал, опять облом, но потом увидел - он в “фойе” гладит себе штаны. Говорил с матерью, стоя около него - ввиду быстробегающей “смены Окуня”.
Возвращаюсь на 11-й - а в калитке уже стоят “козлы”, самые мерзкие, и ехидно так говорят мне, что, мол, меня звал Палыч что-то там “у себя убирать”.
Поднимаюсь - в секции полный погром! Шконки по стене от середины секции до моей включительно отодвинуты от стены, тумбочки тоже, а “мои” две - так вообще вытащены в центральный проход. Палыч прется туда - и с возмущением мне показывает - мол, это что такое?! И мне ясно, что его возмущает не столько грязь за шконками или что-то еще, сколько склад пакетов с вещами за моей шконкой - они каким-то чудом не развалились, когда все двигали и волокли, и лежат аккуратненько, как я сложил.
Я высказываю большое недоумение, зачем вообще понадобилось все это двигать. Он: чтобы запах был приятный. Я: но запах не стоит того, чтобы тут все выворотить, устроить этот погром. Он: ах, погром?! Ну, я Вам устрою погром! (угроза!) Я: да Вы уже устроили! Да еще где-то по ходу этого разговора я сказал: мол, стоит на 5 минут выйти - и начинается... Он тут же ответил: ну, я бы и при Вас все равно выдвинул... Да уж, не сомневаюсь!...
В общем-то, очевидно, что его натравили эти мрази “козлы”, пользуясь моим отсутствием. М.б., разговор опять пошел о запахе в секции (которого нет) - они ж тут все любители принюхиваться, от этого даже майорские погоны не лечат. И тут же они, эти ублюдки, свалили все на меня - мол, грязно, не убрано, и т.д. Но Палыч - не знаю уж, сам ли он выдвигал шконки, или нет - больше ничего у меня трогать не стал и, приказав, чтобы сумки мои были убраны в каптерку - удалился наконец из барака.
И тут на меня напали всей сворой уже “козлы”! О, что началось, - не описать словами! Их как будто истерика охватила, и они орали на меня всем хором - 2 ублюдка-“козла” еще прежних, “коренных” на 11-м, долговязая ехидна-предСДиП, которая старалась больше всех, и основная часть моих дискуссий была персонально с ней; потом еще подключилась цыганская обезьяна, за ней - “молотобоец”, да еще все время тявкал и подвизгивал угрожающе какой-то малолетний злобный сучонок из СОПиТа (который теперь КОП :), работающий в ларьке и тоже перешедший сюда со 2-го барака той осенью.
Бой был хоть и словесный, но жестокий! Сперва они всей кодлой насели на меня, чтобы я лично взял швабру и начал убираться там, за выдвинутыми шконками. Я категорически отказался, и только сложил свои пакеты оттуда на шконарь. Сколько ехидна и прочие ни гавкали, ни приказывали, ни понукали (а наиболее злобный из старых “козлов” 11-го, хотевший в том году убить мою Маньку, как обычно, громко орал всем, чтобы у меня там никто не убирался, т.к. Палыч сказал, что убрать должен только я сам, - что было, естественно, ложью), - заставить меня словами они оказались не в силах, а бить не посмели! Под конец призвали все-таки самого забитого пацаненка из “обиженных” со шваброй и совком - и он там быстро все вымел.
А до этого, да и после - они все наскакивали, визжали и лаяли на меня! О, как они визжали, радуясь поводу выплеснуть всю свою застарелую, с сентября 2009 еще, ненависть ко мне, порожденную элементарной завистью (как же - ем все время колбасу у них на глазах, а им не даю...), но в итоге вся эта их истерика доставила мне (особенно когда я понял, что вещам моим ничего не угрожает) немалое удовольствие: оказалось, что я могу еще держать удар! Что я в состоянии по-прежнему отбрехиваться в одиночку от целой стаи этих разъяренных шавок, да и физически они мне не так уж страшны - один из старых “козлов” 11-го, потеряв терпение заставлять меня убираться, заорал было что-то угрожающее, о намерении меня ударить, возникшем у него. Но когда я спокойно ответил: “Давай, попробуй. Иди сюда...” - эта тварь заткнулась, и продолжения не последовало. Та самая тварь, что чуть не ежедневно лупит палкой “обиженных” работяг - и молодого, и старого - за плохую (якобы) уборку и пр., зная, что уж те-то точно отпора не дадут, что их МОЖНО бить...
Конечно, все, что они мне орали и визжали, я уже не вспомню, да это и не нужно. Больше всех, повторюсь, орала, “воспитывая” меня (и начав с того, что объявила мне: “Ты - черт!” :), долговязая ехидна; но она уж слишком слаба со мной как спорить, так и драться (единственное преимущество - высокий рост). Очень нервно среагировала, когда я сказал: “Ты - идиот конченный!” и обосновал тем, что стоит только раздеть и посмотреть на наколки. Под конец убийца Маньки и “молотобоец” хором заорали, что, мол, Палыч им обещал по выговору за плохую уборку секции, и “молотобоец” заявил, что если ему и впрямь вынесут этот выговор, то он меня... не помню точно, не то на улицу выкинет вместе со шконкой, не то в “фойе” выселит, и т.п. Это, кстати, несмотря на то, что не трогать меня ему персонально еще зимой говорил “телефонист” (со слов “телефониста”, конечно). Но тут уж я применил другую тактику: когда “молотобоец” со своими угрозами подошел ко мне близко, я пригласил его сесть и стал ему объяснять, что и как. С первых же слов его враждебность удалось почти преодолеть: он-то (со слов другой “козлячьей” мрази) думал, что я не “даю за уборку” (т.е. курева уборщикам), и сразу смягчился, когда я сказал, что дал только позавчера пачку 2-м уборщикам секции. Затем я стал растолковывать ему, что выговора не по делу есть повод для жалоб; что выкинуть меня по своему произволу никто никуда не сможет - я устрою с воли такой поток жалоб, исков, публикаций в СМИ и т.п., что для виновных зэков дело кончится как минимум изолятором; что вообще-то уборка не должна мешать жить, постоянно не давать ходить, сидеть, хранить вещи, и т.д. и т.п.; рассказал историю, рассказанную мне еще в том году соседом-сапожником, бывшим СДиПовцем (сейчас он на 1-м бараке): что, бывало, с будки-“поста” приходишь на 2-й барак в туалет - а там вечно уборка, как ни придешь, и не пускают в туалет! Рассказал и старый советский анекдот про армянское радио: “Войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется”. Мне кажется, его проняло: достучаться до его куриных мозгов (все ушло в мышцы :) я все же смог - особенно судя по реакции на анекдот. По край ней мере, орать и угрожать он перестал и отвалил уже в спокойном состоянии.
Чем все кончилось? Да в общем-то ничем. После того, как “обиженный” подмел, никакого мытья не последовало, все стали задвигать шконки-тумбочки; я, не в силах сам, попросил соседа - обезьяну-уборщика; хотел было “ночного”, постоянно живущего на моих сигаретах, и даже заранее, в самом еще начале скандала, попросил его потом помочь; он согласился. Но на него тоже начали “наезжать”, сравнивать со мной, обвинять в том, что он тоже “черт”, не моется, и т.д. - и он, взяв ложку, пошел в 16 часов на обед для “ночных” - и пропал, появился только в 8-м часу вечера, перед проверкой. Я уверен, что это не случайно, что он специально свалил, чтобы не слушать эти “наезды”, не помогать мне и не быть приравниваемым ко мне. Что ж, “друг” познается в беде...
В сухом остатке все получилось даже лучше, чем было. Шконку придвинули не так почти вплотную к стене, как раньше, а немного посвободнее, и мои вещи, которые я опять туда, за торец, сложил, теперь держать там удобнее, больше места. К тому же, с 2-х сторон этот “погреб” я выгородил дощечками, чтобы ничего не уезжало под кровать. Верхнюю тумбочку со своей посудой и пр. “козлы” не стали ставить назад в мой проходняк, а воткнули в соседний, где как раз на днях не стало верхней тумбочки. Сумки так и стоят под шконками - никто после ухода Палыча больше не заикался о каптерке (хотя сама эта тварь придет - и опять будет наседать, конечно...). В продуктовом бауле остались лишь несколько банок и шоколад, а если никто не будет докапываться до самого 10-го мая - то не останется ничего, все уберется в тумбочку. В общем, все не так уж плохо пока, и из вчерашней бури и грозы я вышел сильнее и увереннее, чем был до нее. :)))

3.5.10. 8-38
По сравнению с предыдущим - вчерашний день был довольно спокойным. Главным событием дня стал обход бараков Макаревичем, о чем Палыч возвестил еще на утренней проверке. Обещал приход “Макара” в 2 ч. Дня и сказал, что, мол, вещи из-под шконок лучше уберите сами - м.б., имея в виду меня. Но особо не свирепствовал, не докапывался до моих баулов, да и такой безумной суеты и беготни, как обычно, в этот раз не было - у всех и так все убрано, ЧТО еще убирать-то? Суетился и показушничал зато сам Палыч - после проверки велел срочно тащить ему с 6-го стенд с бумагами - типа, в каждом бараке должна быть такая “доска объявлений” от начальства.
“Макар” поперся не в 2, а где-то около 4-х только, и то сперва на тот “продол”. Шлялся там очень долго; потом таки поперся на наш - и сразу “дальше по продолу”, в конец. Палыч, поджидая его, гулял по двору 11-го. А подходило уже время ужина (17-20 где-то - по воскресеньям-то на час раньше), и я боялся, что если эта харя в погонах явится сюда, когда все будут в столовке - Палыч ей специально настучит, и она выкинет мои вещи. Но все обошлось - буквально минут за 10 до ужина Макаревич с Махневым вернулись, не зайдя на 11-й, но прихватив с собой Палыча, поперлись с “продола” в столовку. А когда туда пришли мы, “Макара” уже не было и там - свалил, слава богу.
А между тем, уже, считай, лето. Дожди, сырость - и первая зелень, которой покрылись пока лишь кусты во дворе, и цветущая, с сережками, но без листьев еще, береза во дворе 1-го барака, под окном “курилки”... Свежесть, лето, жара, дожди, зелень - последнее лето здесь. Так заманчива эта пора, так ясно, живо вспоминается каждый раз, как мы куда-то ездили с матерью, гуляли по лесу с Ленкой, так тянет пройтись тем лесом еще раз, вдохнуть эту свежесть, этот сырой, после утреннего дождя, воздух, ощутить эту зелень, эти деревья, прелесть этого старого деревянного домика у Ленки на даче, когда приезжаешь туда первый раз в году... Столько воспоминаний, столько предчувствий и грез будит в душе эта пора, эти начинающие зеленеть деревья, кусты, дожди и облака... Все было - но вот будет ли что-нибудь? Если выпустят отсюда, дадут вернуться домой - то все с нуля, все с самого начала, на пепелище... Ну да ничего, в следующем году в это время я уже буду дома, и березы под моим окном уже будут зеленеть - в Москве они ведь зеленеют раньше...
Началась 46-я неделя до конца, сегодня понедельник. Мне остался тут 321 день, 10 с половиной месяцев.

15-52
Короче, великий субботник, растянувшийся на несколько дней и чуть запоздавший. Двор уже вскопали, теперь красят забор “локалки” и пожарный щит, прибитый только сегодня в “курилке” на улице (раньше висел на стене самого барака). По всей зоне, по всем дворам -вскопка-уборка-покраска заборов и т.д. Палыч, естественно, опять здесь, но мои сумки пока что не трогает.
Только что долговязое, омерзительное на вид наркоманское блатное чмо, типа “смотрящего” за этим бараком, приходило в эту секцию разносить “молотобойца” за то, что у него завелась “труба” (довольно давно уже), а он и сообщить этому “наркоше” так и не подошел, и - главное - “пользы” от него нет, и от того, что у него эта “труба” - типа, лежишь ты тут балластом, и все. Короче, ругались 2 подонка, и послушать (на нормальной громкости) все это было очень забавно. “Молотобоец” при блатных (даже 2-х) тут же утратил всю свою обычную наглость, кулаками не махал, по мордам их не хлопал, а говорил, как бы оправдываясь. Мол, польза есть: всем даю звонить, кто просит (наркоша как раз напирал, что, мол, давай другим звонить - вот и будет “польза”); проиграл тут приличную сумму - а с проигрыша ведь 20% идет на блатное “общее” (наркоша тут же ему отвечал, что это, мол, твое личное - сел поиграл; тебе захотелось проиграть - ты проиграл); с другой стороны - “молотобоец” высказывал жуткую обиду, что ему тут не дают заниматься “железом” (видимо, тягать гири, штанги и пр.) в “спортгородке” - он на это жутко обижен и ничего делать не будет. Блатной наркоша ему на это отвечал, что, мол, раз от тебя нет “пользы”, то тебе никто и не даст “железо”. В общем-то, блатное это чмо несло обычную, уже хорошо мне знакомую блатную демагогию о мифической этой “пользе”, - вроде как всё, что у тебя есть, отдай типа на “пользу” всем; но реально всё, кроме дешевых сигарет, карамелек и чая, пойдет одним лишь блатным. Хотя оба - конченные подонки, но “молотобоец” в этой демагогической дискуссии ни о чем и то выглядел приличнее.
Задело это наркоманское чмо походя и меня. Пеняя “молотобойцу”, что, мол, вы (“красные” со 2-го барака, где тот не был, кстати) живете в этой секции полгода - и превратили ее черт знает во что (и близко нет ничего подобного в реальности) - из дальнего угла, где сидел, стал тыкать пальцем в мою сторону: Стомахин, мол, у себя там грязь развел (или как он точно сказал? - не помню. Отголосок позавчерашнего скандала. :) и спрашивать, хожу ли я “хоть” в баню. Я не стал отвечать этой нечисти - тем паче, орать издали; если б подошел поближе, вполне можно было бы осведомиться: “А тебе-то какое дело?”. Но главная претензия ко мне у наркоши была другая, он ее уже мельком озвучивал и раньше: мол, я там, в интернете, все время что-то пишу “за лагерь” (слышали, но не читали. :)) А почему бы мне и не писать, собственно?). Пообещал: мол, кто-то из его друзей найдет “мою” страницу в инете - и, типа, запустит туда вирусы. :) Очень-очень страшно. Ну, а “молотобойцу” это животное, естественно, пообещало забрать “трубу”.
Сел писать - эти твари заметили, причем уже “козлы”, в отличие от “молотобойца”, блатными одобряемые. Заворчали, заскрежетали зубами. Сейчас вот, только что, приходил один - тот самый сучонок из ларька, 19 лет, как оказалось, от роду, и пытался задавать мне вопросы и проводить со мной что-то типа воспитательной беседы. :))) Почему, мол, я такая проблема для всех - с одной стороны, пишу-пишу, и из-за меня (!) приезжают комиссии; с другой - не моюсь :), не убираюсь, и т.д. Но воспитательная беседа у него получалась плохо, т.к. ответить на мои контрвопросы он не смог, назвать источник своих “сведений” - тоже; и когда я сказал, что их многочисленные претензии у меня вызывают лишь здоровый смех - вынужден был уйти ни с чем. :)

4.5.10. 8-23
И вот - опять беда, откуда не ждали! Грядет новая чума, и прятаться от нее некуда: вчера узналось, что твари во главе с отрядником затевают в бараке ремонт!!
А это значит - шконки будут сдвигаться, передвигаться, выноситься - в “фойе”, ту секцию, в “обувничку” и хорошо еще, если не на улицу, как жил 10-й барак тем летом на улице, под дождями. Тумбочка моя - будет уже не при мне, хранить жратву будет негде, вещи, что за и под шконкой - тоже (только собрать в большой баул, как тогда, при переезде на 11-й). Ни поесть толком, ни поспать, ни лечь, ни встать... В общем, грядет кошмар.
Вчерашний вечер тоже был сплошным кошмаром - уборочный психоз у всех здешних психов опять обострился до предела. Часов в 5, еще до ужина - затеяли вдруг отодвигать все шконки от окон, по той стене секции, что-то там мыть за ними, а заодно - швабрами отшелушивать со стены краску (которая давно уже шелушится) - типа, в преддверии ремонта. Выдвинули шконки на середину секции - ни пройти, ни проехать - и сходили так с ума до самого ужина.
После 7-часовой проверки - еще хуже. Вдруг уже от стены без окон, с моей стороны секции, начали опять отодвигать шконки. Позавчера ж только отодвигали - опять?! Слава богу, за одну всего шконку до меня остановились, а то я уж думал - всё, плакал мой ужин! Мыли пол под шконками, драили тряпками крашенный низ стены (примерно метр с чем-то от пола, - здесь на всех бараках так делают: низ - крашенный, а выше, до потолка - обои), а сами обои выше - тоже усердно протирали тряпочками (причем обои, конечно, не моющиеся, а обычные, бумажные, дешевенькие). Идиоты!..
Начался новый день - и в полдевятого в барак уже приперся Палыч. Сегодня, видимо, будет не менее весело, чем вчера...

6.5.10. 10-09
2 дня прошло относительно спокойно - и вот... Очередное нашествие, короче. Утром, еще и 6 не было, минут где-то без 5-ти - вдруг крик: шмон-бригада и “маски-шоу” прутся по “большому”. 22 человека во главе с “Макаром” - на тот “продол”, на 10-й. Пробыли они там где-то час, и из-за них 10-й пошел на завтрак позже - когда уже собирался на улице 11-й.
В начале 8-го завыла вовсю сирена - значит, еще не конец. Уборка (четверг, “генеральная” :) была по минимуму, - еще бы, все взбудоражены “масками”. И в баню я рванул как раз к полдевятого, как включают воду.
Еще радовался, дурак, что хорошо сходил, что все тихо-спокойно... Пришел, проходит минут 20 - прутся сперва 6 “мусоров”, 3 на наш “продол”, 3 на тот. Я как раз смотрел в окно, увидел их сам. Подумал - м.б., обход такой?.. :) Куда там, - за ними, минут через 5 - целая туча этой нечисти в погонах!.. И “маски” опять (черные маски-шапки на головах, камуфляж зеленый, а у местных у всех голубой, - видать, приехали откуда-то), и “Макар”, и отрядники, и всякое начальство - человек 100, не меньше!
Большинство ушло опять на тот “продол”, поменьше - на наш, и последним сюда - “Макар” со свитой. Зашел на 6-й. Мне как раз хорошо видно в окно секции, напротив меня - весь 6-й выгнали на улицу с вещами, построили, “Макар” что-то долго вещал перед ними, махал руками, здесь же говорил по мобильнику, потом ушел, с ним еще трое. 6-й весь разбрелся по двору, поставив сумки на землю - и сумки, как я их вижу из окна, не шмонают (по крайней мере, пока). В дверях барака стоит их отрядник, никого не пускает, а к их воротам подъехала лошадь с телегой и стоит - что-то будут грузить и увозить.
Самые последние слухи в секции, среди “козлов” - что сейчас еще “пойдет прокурор”, что ОМОН приехал нижегородский и что сейчас эти “маски-шоу” скоро придут к нам, на 11-й. Время - 10-20, до проверки еще далеко. Шмон вовсю идет по обоим “продолам”, - 6-й, 8-й, наверняка 7-й, и т.д.

10-40
В 10-30 эта лошадь с телегой вывезла уже с 9-го штук 10 деревянных щитов со шконок, изымаемых тут с прошлого года неукоснительно на всех шмонах. С телегой ушла и толпа “мусоров”, человек 15-20, в т.ч. несколько “масок”. Несли они 2 баула, больше ничего. Еще через минут пять 8 “мусоров” вышли с 6-го, не неся вообще ничего - и народ там бросился заносить внутрь свои сумки, которые так никто и не шмонал. Итого, на 6-м и 9-м шмон длился час (где-то около 9-30, минут 25, что ли, 10-го пришли - и до 10-30) и не ознаменовался никакими существенными потерями, кроме щитов на 9-м. Только что - двое с того “продола” пришли на наш, пошли дальше по “продолу”. Время 10-45, и с того “продола” еще никто не уходил. (Эти двое - только что, пока пишу, уже ушли с “продола”.)
Советская, хорошо известная манера - повальные шмоны и общее усиление террора перед праздниками. В совке это были 1-е мая и 7-е ноября - основные; сейчас это Новый год и 9 мая - стержневой праздничек режима, держащегося на главном своем мифе - что, мол, несмотря на все репрессии, террор, геноцид и пр., “мы” (их Сталин и его наследнички - путины и пр.) победили фашизм, спасли Европу, мир и т.д. - и потому, дескать, наше государство, прямо и официально правопреемственное сталинскому СССР, таки имеет право на существование. Если же огласить правду - что эта красная чума была куда хуже и страшнее фашизма, и жертв в разы больше - то оно это право автоматически теряет, вся конструкция “РФ” рушится в идеологическую пропасть...
На 9 мая назначена “спортакиада” (так она названа в объявлении, висящем на стенде у столовки), на 10 - викторины о войне (?! :) и о Нижнем Новгороде. Представляю себе этих энтузиастов-спортсменов, лихо гоняющих мяч и пр. - после оскорбительных повальных шмонов, перевернувших внутри все бараки вверх дном. Или энтузиастов, думающих над вопросами викторины и тянущих руку (чтобы повторить очередную пропагандистскую туфту о войне). Минимальным, наиболее еще мягким ответом “Макару” на ОМОН, вызванный без всякой надобности, и эти хамские шмоны, мог бы стать всеобщий отказ участвовать в этих его “праздничных” показушных мероприятиях. Но увы - это быдло ни на какой организованный протест неспособно (тем паче, что за участие в “спортакиаде” дают поощрения).

7.5.10. 8-40
Основные события я все же успел описать вчера. После 11 утра “мусора” быстро ушли и с того “продола”. Итого, прошмонанными оказались 6-й, 9-й, 3-й, 10-й, 8-й и 4-й. Да, еще забыл: утром, уйдя с 10-го, толпа “мусоров”, видели в окно, пошла в ШИЗО.
Только закончился шмон - оказалось, что опять “в лагере комиссия”, и “козлы” опять начали вякать насчет “убирайте лишние вещи”. То есть, комиссия, шмон и ОМОН - всё вместе, все 33 удовольствия разом, в один день и в одном флаконе. :) Но больше вчера, несмотря на ожидания и слухи, шмонов нигде не было. Зато после обеда, видимо, произошло еще одно заметное событие: током от сварочного аппарата убило сварщика - молодого парня 22-х лет с 1-го барака. Насмерть.
Для меня чуть ли не главным событием дня стало, когда Палыч на утренней проверке, пожурив для начала, как всегда, школьников, вдруг заявил: все эти обыскные мероприятия проходят потому, что Реймеру кто-то принес опубликованный в интернете (!) неизвестными авторами (!!) материал о том, что в Буреполоме вся подготовка к московской комиссии (какой именно?) оказалась показухой, и у каждого в зоне по 5 телефонов. Дословно не помню, но как-то так. Насчет “неизвестных авторов” он еще этак выделил голосом, подчеркнул. Иначе как натравливанием и подлостью, это назвать нельзя - и сработало: вся шваль тотчас набросилась на меня. Впрочем, в лицо спросить, не я ли писал, решился только один (злобный шнырь-бражник, с которым в 2007 я жил на 13-м в одном проходняке); “козлы” прямо ничего не говорили и не спрашивали, но специально громко обсуждали это между собой и поносили меня, проходя мимо моей шконки. Несмотря на тревожность и общую омерзительность ситуации, это доставило мне немало удовольствия и неплохо позабавило. :))
Сегодня утром у столовки встретил знакомого с 8-го (привезли недавно сюда с 9-ки досиживать 2 месяца; сам из Якутска), и он мне поведал: ты знаешь, почему эти шмоны, “маски” и пр.? Это, говорит, в “Комсомолке” (видимо, нижегородский выпуск) вышла статья про Буреполом - в частности, тоже упомянул, что “по 5 телефонов”, или что просто полно телефонов тут у каждого, - это в статье точно упоминалось; вот, мол, и прислали “маски-шоу” из Нижнего - искать эти телефоны. Конечно, версия про “Комсомолку” гораздо правдоподобнее, чем про меня :), но все равно - статьи этой никто в глаза не видел и не читал, циркулируют одни слухи, тогда как шмоны перед праздниками в лагерях были всегда.
Перед отбоем пошел густой слух, что сейчас, после отбоя, “маски” пойдут именно к нам, на 11-й, но не пошли, конечно.
Утро сегодня началось с визита Макаревича опять на 6-й. Я воспринял это как добрый знак: раз он шляется один с утра по зоне - значит, подготовкой такого нашествия, как вчера, не занят, - м.б, продолжения сегодня не последует. Хотя это лишь интуиция и предположения, конечно. Постоял, возвращаясь, около калитки 11-го, но заходить не стал, ушел.
С утра, пока я брился, позвонили - оказывается, опять собирают в школу школьников. Палыч уже приперся - сейчас торчит на 1-м, до нас еще не дошел. В общем, пока все тихо-спокойно. Время 9 часов без одной минуты.

14-29
Идиотизм и полные вилы! Пошел сейчас прямо с обеда - “телефонист” сидит на “продоле”, курит и говорит мне, что, мол, “трубы” все убраны, ждем сейчас страшного шмона, после “праздников” приедет комиссия из Москвы, и все прочие ужасы. И спрашивает, не я ли в самом деле написал то “в интернете”, из-за чего приехала комиссия? (Шмон, точнее.) Мол, Агроном вчера заходил и опять его спрашивал, зачем он дает мне звонить. (Не верю в это абсолютно, хотя слышу не 1-й раз.)
Пошел на 8-й - дружок тамошнего “запасного варианта” стоит прямо во дворе и говорит, что, мол, все убрано, достаем только ночью, после 10, и продолжаться все это будет месяца 2, пока устаканится.
Зашел напоследок еще к одному - “красному” - чмошнику на 3-й; с ним когда-то мы были вместе на 13-м, а потом, уже я был здесь, он много чего обещал. Он сидит, чинит свой телефон и говорит, что, мол, сломан, - это я и сам вижу, но тоном далеко не любезным, даже не секунду не желая оторваться от дела, а рядом сидят какие-то люди, при которых я говорить не хочу.
Короче, со связью опять вилы, и сколько они продлятся, неизвестно. Пока - вот уже 2 дня.

17-10
Никаких шмонов, конечно же, нет, все спокойно. Зато есть Палыч, чтоб ему сдохнуть, - опять прется “в отряд”.
Неприятная перспектива лазить сегодня ночью “дорогами” по баракам, прислушиваясь и удирая от обходов (хотел написать - патрулей. :)

8.5.10. 8-46
Ну что, сходил вчера... Свет еще выключали на полдня - с 4-х где-то и до полдесятого вечера. Так что поужинать еще успел до проверки, как обычно, а чай пришлось пить уже после отбоя. Попил, пошел...
Сперва к “телефонисту”, конечно. Эта мразь лежит с “трубой” на шконке и с этаким трагическим видом говорит: мол, сегодня не получится, завтра я приду и тебе все объясню. Не дает, то бишь, позвонить матери. И еще добавляет: мол, если “это” подтвердится (типа, страшные слухи обо мне и “масках” :), то и вообще он, типа, не сможет мне “трубу” давать...
Я сперва подумал, что он просто напуган до смерти, но оказалось - нет. Пошел на 8-й - а там как раз только что “запасной вариант” с матерью моей говорил, перезванивал ей, включив телефон, узнавал, чей номер, как обычно здесь делают. Так что меня, считай, на 8-м уже ждали.
И мать рассказала, как она весь день ругалась по телефону с “телефонистом”. Оказывается, еще утром, несмотря ни на какие ожидания шмона, он ей звонил и спрашивал, послала ли она ему (кому-то из его друзей, видимо) деньги, обещанные якобы за безлимитную “симку” - что-то около 2000, по крайней мере, не меньше полутора. А когда она ему, как мы и договаривались заранее, сказала, что у нее изменились обстоятельства, пришел большой счет за квартиру и она послать деньги не может - он заявил, что тогда он и “трубу” давать мне не будет. И не дал, ублюдок - но только мне-то он про свое вымогательство не говорит, а прикинулся, будто боится из-за всех этих шмонов, статей (якобы) в инете, и т.д.
Вот такая вот мразь. Своими руками всадил бы ему в брюхо очередь из “калашникова”, ей-богу! Такие гниды на свете жить не должны. А что делать теперь с регулярной связью - неизвестно; кроме “запасного варианта”, не очень-то любезно настроенного (меньше, чем предыдущий, по крайней мере), больше никого и нет...

9.5.10. 8-23
Вчера перед самым отбоем, пока еще горел свет, избили шныря, моего теперь нового соседа по шконке - здорового, высокого парня 26 лет, с чисто грузинской внешностью, но русским именем, фамилией и говорящего без всякого акцента. Бывший СДиПовец и, судя по поведению, реакциям и т.д. - явное отставание умственного развития; просидел где-то полгода из своих 3-х лет. СДиП ликвидировали, он перестал на весь день уходить на работу - и быстренько стал здесь шнырем, его запрягли кипятить чайники, мыть посуду, таскать “козлам” из столовки жратву и т.д. Тихий, забитый, безответный - а тут полно желающих воспользоваться на халяву услугами шныря, хотя бы и чужого. И вот вчера этого бедолагу затащили в тот самый “козлиный” проходняк, где по ночам зажигают лампу - и стали выпытывать сперва, где он был до проверки, не в той ли секции убирался (были попытки его запрячь там убираться, в блатной секции), а потом - почему он кому-то что-то из той секции стирает. Больше всех лупила его мерзкая цыганская обезьяна - сперва (подпрыгивая из-за своего низенького роста) ладонью по голове, сбоку, повыше уха - раскрытой ладонью, не кулаком, но с такой силой, что тот только качался всем телом от каждого удара; потом начала месить кулаками в живот и по спине. Между ударами тварь проводила со шнырем “разъяснительную беседу”: мол, ты понимаешь, что из-за тебя здесь был “рамс” (ну да: это наш шнырь, а не ваш, и не загружайте его работой еще и на вашу секцию! :), зачем ты им стираешь и - главный тезис! - будешь теперь всем стирать в этой секции. Еще какое-то чмо (тоже бывшее СДиПовское) , которое тоже охотно било шныря, в основном по лицу, пыталось всучить ему здесь же в стирку носки, но он их брать не хотел, стоял молча, не отвечая на весь поток брани и обвинений - и за это его тоже били: “что ты молчишь?!!”.
Вообще, давят, душат, жмут, стиснули уже так, что трудно дышать. (Помню, писал так же про них и осенью, но - что поделать, если все повторяется?..) Ненависть ко мне “козлов” принимает порой совершенно комические, гротескные формы. Мне они мало что говорят, но между собой - громко и глумливо меня обсуждают. Например (вчера) - сколько именно человек нужно, чтобы выкинуть меня из окна (раз я не выхожу на проверку за полчаса, “как все”), а потом все присутствующие с удовольствием подтвердят, что я, типа, мыл окно и сам выпал. Или - что я “не даю за уборку” и поэтому не надо у меня в проходняке убираться, - “пусть живет кем жил” (традиционное здесь выражение). Но, видя, что я ем что-нибудь, - живущая наискось от меня наглая гнида, тот самый 22-хлетний “активист”, что выбрасывал в окно мою кошку еще недавно, - начинает - тоже этак глумливо - клянчить все, что у меня видит.
Разумеется, я никак не реагирую на все их глумление, нервы у меня достаточно крепкие, я видел/слышал еще и не такое. Смеюсь от души про себя, а внешне - продолжаю спокойно заниматься своим делом. Вся эта мразь и шваль не стоит того, чтобы их даже слушать, не то что им отвечать.
Хуже другое - они моментально летят на подмогу, как только становится заметным малейшее давление на меня “мусоров”. (На подмогу “мусорам”, разумеется.) Вчера Палыч на утренней проверке объявил очередной приказ: все зимние вещи упаковать и вывезти на склад. Объявляя это 114-й “бригаде”, где я, специально добавил: “Стомахин, Вас это тоже касается!”. Пара злобных шнырей-заготовщиков, ненавидящих меня (в том числе тот самый, с 13-го, бражник-картежник) обернулись и посмотрели на меня с этакими злобно-глумливыми ухмылками.
Я так и не понял толком, только ли “телаги”, или вообще все сумки с вещами приказано было везти на склад, но зимние вещи паковали и грузили на телегу, специально приехавшую, по всему этому “продолу”, т.е. и по всей зоне. Спортивные сумки там тоже были, но - трудно поверить, чтобы все так вот легко согласились отправить свои сумки с носками-трусами и пр. на склад, откуда потом хрен что достанешь. Я, по крайней мере, оставил оба баула стоять под шконками, как стояли. Обе “телаги” у меня давно убраны под матрас, их снаружи не видно - и увозить их я тоже никуда не собирался. Снял только шапку, висевшую на видном месте, на раме верхнего яруса моей шконки.
Но - вчера Палыч во все свои бесчисленные за день приходы особенно активно лазил по этой секции, шмонал ее, совал во все свой нос. Покраска ворот и забора, изготовление и развешивание новых стендов с “информацией осужденным”, и т.д. - и так ясно, что он готовит всю эту показуху к осмотру каким-то начальством - то ли “Макар” пойдет, то ли комиссия опять приедет (второе скорее). А уж когда перед ужином он начал в секции лично, отобранной у кого-то заточкой, резать веревочки, которыми некоторые шконки были связаны по две, чтобы не шатались, - все сомнения отпали окончательно. Ну и, конечно, докопался до меня. Уж не знаю, в курсе ли он про мои телогрейки под матрасом (и что сказал бы, если б узнал :) - но мою вещевую черную (!) сумку глубоко под шконкой он таки разглядел, спросил, моя ли - и сказал, этак мягко, правда, что надо бы убрать. А кроме того - это уже что-то новенькое! - убрать и вон те вон “кульки” (висящие у меня над головой на торце шконочной рамы - сумка с хлебом и пакет с лекарствами). До этих пакетов у меня над головой за почти 3 года здесь редко кто докапывался, и стало ясно, что Палыч хочет навести совершенно идеальную показуху в секции, без сучка без задоринки, - ясно, что для начальства. На мое негромкое замечание вслед, что как, мол, пользоваться вещами, если все убрать? - ходившая с ним даже не обезьяна уже, а цыганская цепная псина тут же загавкала яростно: “Но мы же убираем всё, - чем ты лучше нас?!!!”. (Замечательно типичная для них постановка вопроса, когда они встречают того, кто действительно лучше их.) Палыч же сказал, что, мол, вопросы-то будут задавать ему (по поводу моих сумок, якобы), а ему не хочется на них отвечать. “Я сам отвечу, если надо будет”, - сказал я, и он вроде как удовлетворился этим ответом. (Цепной псине, понятно, я отвечать не стал вообще.) Но когда случайно встретились при выходе из барака, я хотел было его спросить, как все-таки с переводом обратно на 13-й, а он, не поняв сначала, о чем это я - этак доверительно, негромко, без злобы, но все же... - сказал мне: “Убери сидорА”...
Ясно, что он не отстанет - он уже знает, где и что у меня стоит, и ему мои сумки мешают. Ясно, что “козлы” полностью на его стороне, готовы на все, чтобы только напакостить мне, и он предпочтет действовать не лично, а через них (тем паче, что он может их даже шантажировать получением “из-за меня” выговоров, как было недавно с уборкой). Ясно и то, что с его любовью лазить и шмонать - до зимы он еще успеет залезть ко мне под матрас, найти “телаги” и все остальное - и я не думаю, что он все там так и оставит лежать (хотя сверху и не видно) - учитывая, что уже 2 раза он на проверке требовал от всех убрать все “лишнее” из-под матрасов и не устраивать там “склад”.
Самое обидное, что осталось мне пережить здесь последнюю зиму - и пропадут как раз зимние вещи, их сейчас на себя не наденешь, чтобы спасти. Телогрейки, теплая спортивная куртка в сумке, зимняя обувь (за шконкой), м.б., и свитер, висящий на самом виду, но спрятанный так, что не видно, если не рыться. А между тем, эта последняя зима осталась в моей душе таким шоком, - одно воспоминание о том, как в декабре-январе я буквально околевал здесь, в бараке, от холода, грелся чаем, что мне совсем не свойственно, не мог согреть ноги, одетые в 3 пары шерстяных носков, даже обмотав их телогрейкой, - вызывает у меня теперь какой-то подсознательный ужас. За 2-3 месяца до дома - неужели мне предстоит следующей зимой еще раз пережить все это? А если еще и теплых вещей не будет - того же свитера, допустим, который буквально спас меня в эту зиму... В общем, я не знаю, что делать, но твердо знаю одно: борьба против их каптерок, складов, уборок, их казарменной голой чистоты всего и вся - это для меня борьба буквально за жизнь, за то, чтобы не свалиться с температурой, не обморозиться, не околеть здесь в эту последнюю зиму...
После обеда вчера неожиданно явился дружок “телефониста” (но не сосед уже - переселили, освободив местечко для другого грузина, еще более блатного :). Принес “трубу” и спросил, буду ли я звонить. Палыча в этот момент не было, но т.к. главным для меня событием дня был готовящийся вывоз вещей - говорить об этом здесь, при “козлах”, привлекать их внимание было бы просто глупо. А на дворе - уже гавкали на меня за это местные блатные. Пошли на 6-й, в каптерку. Через пару минут - туда прется их отрядник. Ушли опять на 11-й, к “дороге”, там я встал так, чтобы за висящим бельем голову не было бы видно - “активист”-кошкофоб увидел и вот уже 2-й день глумится надо мной еще и за это (мол, “это тебе на за бельем звонить”; спрятался, мол...). Мать была на улице, перезванивает - и не слышит меня вообще. Отрядник 6-го ушел - пошли опять в их каптерку, благо она открыта. Но - на 1-й идет “мусор”, дальше с 1-го на 11-й... Короче, ждать его мы не стали и с 6-го разошлись по “домам”. Мать перезванивала несколько раз, но толком так и не поговорили, я еле-еле успел ей объяснить, что вывозят вещи.
А дружок “телефониста” сказал попутно мне, что, мол, на того “из-за меня” наезжают земляки, приходил кто-то из “земляков” с другого барака (хотя и на этом их полно) - и пока к нему, мол, не надо ходить, “дружок” будет приносить “трубу” сам (ну да, в удобное ему, а не мне, естественно, время), а м.б., “труба” будет убрана вскоре вообще. Ну да, ждут “московскую комиссию” :); но уж себе-то по-любому будут на ночь доставать, какое там “убрана”. Но - факт налицо: посланные позавчера матерью 2000 руб. дошли - и связь по этому каналу возобновилась; а если бы она их не послала - не только не принесли бы мне телефон прямо на барак, но и вздумай я пойти опять сам (а я не собирался после одного отказа ходить клянчить еще) - наглая хитрая тварь “телефонист” сказала бы мне, что из-за общего возмущения блатных “земляков” (которое в принципе действительно может быть, - ведь эти тупые, невежественные, примитивные скоты не будут, да и не способны, разбираться и вникать - кто и что писал и писал ли вообще) он, увы, не может давать мне больше телефон (несмотря на свои бесчисленные прежние заверения, что пока он здесь - связь у меня будет всегда). :)
Сегодня “праздничек”. Мразей “козлов” пока что нет - ушли на “спортакиаду”: одни участвовать, а другие, оказывается, в жюри. Не сомневаюсь, что и Палыч, сука, припрется даже в “праздник” никак не позже обеда. Главный вопрос: как сохранить свои сумки и вещи от каптерки/потери/выкидывания?..

10.5.10. 9-07
Понедельник. Закончилась вчера 46-я неделя до конца, ознаменованная повальными шмонами с участием “маски-шоу” и потерей стабильной связи. Началась 45-я. Что принесет она?..
Уже лето, но я его почти не замечаю - такая тяжелая, гнетущая, душная, порой накаленная атмосфера вокруг. Так тяжело каждый день, час за часом, дни и ночи - среди этих подонков, среди отъявленной нечисти и швали, с которой меня держат. Держат вот уже 5-й год... Только по начавшейся жаре после недавнего похолодания и дождей - очнешься вдруг, оглянешься по сторонам, как спросонья: ба, уже лето!.. А я и не заметил - то уборки, то шмоны, то Палыч... На сегодня кировское радио опять обещало жару - а здесь пляжный сезон уже давно открыт, все загорают...
Дни тянутся бесконечно, длинные и нудные. Последняя новость: сюда опять прется Палыч, зашел пока на 1-й. С 26 апреля, как приехал, он приходит ежедневно, не пропустил еще ни одного дня...

14-38
Чутье не обмануло меня: уже завтра (1-й рабочий день) ожидается комиссия. В преддверии ее старшим, наиболее злобным и доверенным у Палыча “козлом” велено было снять занавески с окон. Чем помешали?..
Показушный ремонт и покраска всего и вся во дворе принимает уже комические формы. Вчера заложили кирпичами и замазали цементом большую выбоину в стене барака, у самой земли. Сегодня эту стену весь день, с утра, штукатурят; вся лестница в побелке, так что я испачкал рукав, поднимаясь с проверки. Покрасили также в красный цвет 2 синих железных бочки для воды, стоявших под окном туалета (вода наливалась оттуда через шланг). Теперь это не простые бочки, а пожарные. :)
Самый грустный факт: новый завхоз, не найдя никого толкового из своих, решил вдруг у меня поинтересоваться, какая примерно ширина потолка в “приемке” и “культяшке” (такая же, как и в секции - это просто их торцевые помещения, отделенные стенкой). Значит, ремонт уже на носу, к нему эти твари готовятся, меряют, считают - и, конечно, “приемкой” и “культяшкой” он не ограничится...
Матери вчера не звонил, хмырь с “трубой” “телефониста” так и не пришел, да и сегодня - едва ли. Остается пойти к “запасному варианту” после отбоя, но рискованно: сегодня - смена Окуня... А завтра - комиссия, и все “трубы” могут быть вообще зарыты, все “дороги” заколочены наглухо...

11.5.10. 8-55
После 9-часовой проверки вчера, не заходя в барак, поперся прямо к “запасному варианту”. Иду по их двору, оглядываюсь - так и есть: сидят вместе с дружком-соседом на скамеечке, с самой проверки, прохлаждаются. “Трубу”, значит, еще и не доставали. И “запасной вариант” говорит мне, что, мол, сегодня не получится - сейчас набежит целая толпа, как достанут, потому что целый день, считай, никто никуда не звонил: на бараке оставлено всего 5 “труб” на 70 человек (что-то мало стало народу, раньше и по 170 бывало), и то у тех, кто “занимается делами”, а остальные убраны. Нет, никак не получится.
Ах, будь ты проклят!.. Иду “домой” в упадническом настроении, думая, что теперь уже все мои возможности исчерпаны и сделать ничего нельзя - остается только ждать, когда случай представится сам (а как скоро это будет, неизвестно). Но спать еще не лег - и тут меня начинает разбирать мысль - что, если, несмотря на все мое отвращение и просьбу не приходить, отправиться сейчас все-таки к “телефонисту”, наудачу - вдруг да получится что? Недолго думая, беру палку и иду.
Короче, он дал-таки мне позвонить матери, хотя все время торопил. Потом вывел поговорить на улицу и сообщил, что с ним разговаривали “блатные” с 10-го, он сказал им, что телефон мне дает он, и у него потребовали отдать эту “трубку” на 10-й, а самому брать пользоваться только на время. Потому, мол, сейчас и торопил, что надо ее туда “отгонять”. Честно говоря, в эту версию я не поверил совершенно, но спорить без доказательств и опровержений не было смысла. Ко мне твердо обещал раз в день засылать своего дружка с телефоном - но тот и сам обещал заходить, и после этого 2 дня не появлялся, так что надежды мало. Сказал, что “точка еще не поставлена”, так что где-то через неделю выяснится окончательно, заберет у него блатное “начальство” с 10-го этот телефон, или нет.
А насчет моей якобы “вины” во всем этом - сказал, что якобы 29 апреля в “МК”, и не в нижегородском, а в московском, была какая-то статья про Буреполом - и якобы на “моем” сайте тоже, но это я решительно отверг сразу, а он не мог показать - говорит, “с 10-го” теперь вообще запретили лазить в инет. Попросил, чтобы я сказал своим в Москве найти номера “МК” с 29.4. по 5.5. (почему-то) и привезти сюда, на свиданку. Найти-то можно, но я больше чем уверен, что ни в каком “МК” о Буреполоме никогда не было ни слова. Скорее уж, эти слухи и натравливание - ответ оперчасти на мое последнее письмо Маглеванной, довольно резкое по отношению к путинскому режиму, - там говорилось, в частности, о несомненном убийстве Качиньского...

12.5.10. 15-50
Комиссия, комиссия... :) С утра, сразу после завтрака - очередные “страсти по комиссии”, уборка-приборка опять всего и вся, впрочем, не особенно интенсивная, т.к. убирать уже особо и нечего. Висящие на нижних перекладинах шконок носки, чья-то забытая на тумбочке зимняя шапка, чья-то висящая в изголовье жилетка из телогрейки - все было “сметено могучим ураганом”. Откуда-то приволокли и расставили чуть не у каждой шконки десятки старых разнокалиберных табуреток. Мелкая мразь - 20-летний уборщик, мывший пол, недавно приехавший “этапник”, уже показавший мне себя конченной нечистью и чрезвычайно быстро вписавшийся в здешний образ жизни - наткнулся своей шваброй под шконкой на мой продуктовый баул и затявкал что-то; тут же долговязая ехидна-предСДиП со своей шконки, не вставая, приказала мне убрать “сидорА” в каптерку. Ага, как же!.. :) Моментально подключился и мелкий сучонок из ларька, чрезвычайно злобный. Ему я ответил только вежливой просьбой не мешать мне есть (как раз начинал завтракать в этот момент), и был удивлен, как быстро на сей раз эти твари от меня отвязались. Продолжения не последовало даже после того, как я закончил завтрак, хоть я и ждал новой атаки.
Да, забыл еще упомянуть такую параноидальную мелочь - подъем эти твари сегодня устроили аж в 5-40 - и поставили себе целью выгнать на зарядку из секции абсолютно всех и каждого, даже “постельных”. С “постельными”, впрочем, это удалось легко, сложнее было поднять и выгнать меня раньше 6 часов, когда еще и музыка-то не начала играть (обычно я выхожу где-то в 6-05, не раньше). Ларьковский сучонок попробовал было - ему это не удалось, и он, тявкая что-то очень злобное, убежал. :)
Все утро таскался туда-сюда Палыч, а во дворе красили низ здания барака, недавно побеленного. Красили черной краской, разведенной, видимо, в бензине, и несло бензином по всему двору страшно. Тем не менее - впервые с февраля, по-моему, когда солнышко только-только начинает пригревать - строиться на проверку решили именно под этой крашеной стеной - напротив, на солнце, уже слишком жарко. А я все утро сидел, читал книгу - новый завхоз ни с того ни с сего (“все время вижу тебя с книгой”), без всяких моих просьб принес мне том с 4-мя американскими романами (или повестями?), изданный “Ридерз дайджест”. Пришлось очень кстати.
И вот после обеда - сперва слухи: “Сейчас пойдет прокурор”. Потом, вскоре - процессия “на большом”. На 1-й, а потом - к нам.
Надо сказать, что заядлый показушник Палыч в ожидании визита начальства обвешал “фойе” чем только мог. Большая стенгазета “65 лет Великой Победы”, рукописно-рисованная и с орфографическими ошибками. Графики проветривания обеих секций. В рамочке - большой план эвакуации при пожаре. И венец всего - на стенде 3 больших листа с графиком “хоз. работ” на май, подписанный Палычем и “Макаром”, все чин чинарем - список на 102 фамилии, весь отряд, и в нем, конечно же, я нашел и свою фамилию. :) В “культяшке” он навешал всяких информационных стендов, в т.ч. и с ПВР. А в секции, на видном месте - термометр, и оборудовал что-то типа “радиоточки”, - теперь целый день работает радио, - и каждые полчаса новости на “Маяке”, “Русском” или кировском радио, не так зависишь от 1-го канала ТВ.
И вот - заходят цепочкой. Впереди - прокурор Овсов, старая мразь - тот самый, что дважды был у меня на судах по УДО и в конце прошлой зимы брал с меня показания по жалобе матери. Хорошо, что я не пошел в “культяшку”, куда сгонял всех старший , наиболее злобный “козел”, почти убийца Маньки в том году. Прокурор, за ним Палыч - остановились на входе, потом идут дальше, ко мне, и еще издали Палыч предлагает мне встать. Я встаю, как был, с книгой в руках - слышу, как Палыч демонстрирует прокурору термометр, радио - ну да, уж наличие сумок под шконками прокурора точно не может интересовать - и вся процессия проходит мимо меня. Прокурор, Палыч, дальше Русинов, еще кто-то (Махнёв?) - и в самом конце, чуть отстав - Макаревич. На меня он даже не посмотрел - проходя мимо меня, как раз рассматривал что-то на противоположных шконках, у окон (а там как раз одной таблички нет, а вторая криво висит!.. :)). Но он промолчал. А мне уже 2-й раз так везет, что они от меня отворачиваются - недавно так же было и с Деминым. Или это они специально? :)
Прошли, моих сумок под шконками даже не заметили (как я и думал); и только дойдя уже до середины секции, “Макар”, еще больше отставший, вдруг поперся куда-то в проходняк у стены. Секунда - и он уже с хрустом и треском ломает, срывая со стены, полочку, висевшую в проходняке у долговязой ехидны и ее стукача-соседа, оба со 2-го барака. Небольшая такая, совершенно невинная полочка висела на стене, на уровне человеческого роста, между шконками; стояла на ней всякая парфюмерия - шампуни, пена для бритья и т.п. Все это, разумеется, полетело на пол, и - как вернулись из “культяшки” после ухода этой чумы - хозяева молча, без обычных острот и “веселого” юродства, кинулись собирать все это хозяйство с пола...
Ну что ж. Первый удар я выдержал. Первый раунд за мной. :)) Но опыт и предчувствие подсказывают мне, что он не последний - сегодня среда, а комиссия, говорят, пробудет здесь до самых выходных, так что возможны еще визиты.
Связи с матерью нет опять вот уже 2-й день. Друг “телефониста” не приходит, идти напоминать в такой обстановке рискованно и бесполезно, а просить кого-то еще (“запасной вариант” хотя бы) - тем паче.

16-56
Память совсем подводит... Забыл упомянуть еще одно событие - единственное по-настоящему радостное, просто праздник! Вчера вечером мерзкую цыганскую обезьяну, эту нечисть, которая не должна вообще жить на свете - закрыли опять в ШИЗО! И, говорят, уже до конца ее срока - а ей оставалось на вчерашнее утро, она сама говорила, 34 дня. Судя по тому, что один из прежних “козлов” 11-го тут же переехал на ее место, и даже тумбочку свою перетащил из своего проходняка в тот, - это правда. Ну что ж, как в том анекдоте: вывели из дома осла - и насколько же легче сразу стало! М.б., и сегодняшняя маленькая победа, когда Макаревич прошел мимо моих сумок под шконками, даже не заметив их, была бы невозможна, если бы эта “мусорская” цепная псина была бы здесь и гавкала, как обычно.

13.5.10. 16-55
С утра, часов с 11-ти, пошли слухи, что сейчас “пойдет прокуратура”, “убирайте все лишнее”. (До этого успел очень удачно сходить в 8-30 в баню, после чего - в 9-30 - позавтракал, и до проверки успел переписать все вчерашнее.) Палыч на утренней проверке подтвердил - сейчас, мол, Овсов пойдет “на второй почетный круг”. Зачем? Идиот он, что ли?!. М.б., на тот “продол” - там он вчера не был. Говорили и о том, что пойдет “московская комиссия” - опять же, все убирайте.
Но вот уже 5 часов вечера - так до сих пор и не пошел никто никуда. Все тихо. “Макар” вышел из штаба, когда я в 2 часа из столовки шел в ларек...
Ого! Вот сейчас, пока писал, крикнули: “Комиссия в сторону бани!”. Как я вовремя, черт возьми!.. :)))
В общем, “Макар” с 2-х до полтретьего тусовался у вахты, ходил туда-сюда, потом с ним тусовались уже и другие “мусора”. Что будет сейчас - посмотрим.
Самое ужасное, что вот уже 3-й день я без связи. К “телефонисту” идти противно, - но, видимо, если все будет тихо, сегодня после ужина (если не будет комиссии) или же после отбоя придется пойти. Не факт, что это принесет успех. И не факт, что нам с матерью будет так уж много о чем поговорить - у меня, например, кроме этой комиссии, новостей нет. Но - когда долго нет связи, дня 2 и больше, я поневоле начинаю нервничать...

14.5.10. 8-24
Никто, конечно, вчера не ходил, никакие комиссии и прокуроры. Сейчас, сразу после моего завтрака, у них тут, в секции, очередной психоз: убирание из тумбочек пепельниц, стеклянных банок-склянок и вообще всего. Им сказали, что полезут в тумбочки. :)
Вчерашний вечер - собственно, только 2 события. После ужина, когда комиссия, осмотрев баню и постояв во дворе столовки, ушла восвояси, а прокурор Овсов посетил только “варочную”, - я все-таки пошел к “телефонисту”. С отвращением, но пошел. Это чмо лежало на шконке и трепалось по телефону; пока дошел до него, от самой входной двери в барак встретил еще кучу народу с телефонами. Это чмо закончило трепаться, дало мне - очень коротко и все время торопя - позвонить матери, а потом объяснило, что “пока комиссия”, оно не может ни приходить ко мне, ни присылать своего дружка. Злобно зарычало, когда я сказал, что полно телефонов в бараке - мол, нет, всего 3 “на верхах” (явная ложь). Когда же я спросил, почему нельзя зайти ко мне ночью - стало врать, что, мол, ты знаешь, что тут вчера ночью творилось??!! Настоящая облава!!! Ясно ведь, что ложь, придуманная на ходу - но как ее опровергнуть? Вернувшись на 11-й, я спросил ночного стремщика, были ли прошлой ночью “мусора” на “продоле”. Он, естественно, сказал, что нет, вообще не появлялись. Когда и как идти к этой твари в следующий раз, когда и как я теперь услышу мать - я не знаю.
Второе событие - это Палыч, на 7-часовой проверке сказавший буквально следующее: “Прокуратура проводит досмотр вещей и обыскА осужденных”. Поэтому, мол, убирайте все вольные вещи, телефоны, “симки”, сковородки, самодельные плитки, героин, метадон :) (это у него такой юмор), наведите порядок в тумбочках, и т.д. и т.п. А тем, кто “прилипнет”, типа, потом воздастся по заслугам (как-то так или почти так).
Поразмыслив, я укрепился в своем первоначальном мнении, что Палыч лжет, блефует. Какая прокуратура? Овсов? В функции прокуратуры по надзору (а тем более любой другой) никак не входит контроль за соблюдением зэками режима, содержимым тумбочек и пр. - это обязанность администрации зоны. Прокуратура по надзору следит, насколько сами “мусора” исполняют закон в отношении зэков - и только. Тумбочки тут ни при чем. Другое дело, что с тем же Овсовым по баракам ходит Макаревич - и вот от него-то, действительно, все надо прятать. Так что - ложь и блеф, как всегда. А в секции, пока я это пишу, развивается обычный психоз - всё выносят, убирают и прячут уже с самого утра...
Цыганской обезьяны не стало - и функции самозванного командира как-то сами собой перешли к ларьковскому сучонку (в меньшей степени они были и остались у “молотобойца”). Эта тварь ходит и безапелляционно командует, кому что убрать; по многим тумбочкам прошарила сама - и забрала, что хотела (банки и пр.). “Молотобоец”, как всегда, приказал “влажную уборку” еще раз под шконками (только что уже была обычная, утренняя), но - озабочен телефонными разговорами, сидит, звонит и боится появления Палыча. :) Все они на воле куда-то возят, перевозят, кому-то постоянно отдают и забирают деньги, и это - главное содержание самых важных их звонков.
Палыч только что ушел “на контрольную”.
Да, вот такое вот оно - тупое и пьяное русское быдло. Нечисть. Мразь. Животные. До смерти боятся любого начальства - но готовы с удовольствием затоптать любого, кто не боится и не хочет пресмыкаться. Сами еще от предков, с генами усвоив манеру ползать на брюхе - не дают поднять головы никому в своей среде, кто бы и захотел ее поднять. Путины и макаревичи правят и держатся только покорностью этого быдла. Путины и макаревичи виноваты в своих злодеяниях меньше, чем это покорное, тупое, рабское быдло.

15.5.10. 8-23
О, каким он был длинным, тягучим, бесконечным, этот вчерашний день!.. Как будто целую жизнь успеваешь прожить за один такой вот длинный, конца-краю не видать, летний день - от подъема в 5-15, когда уже совсем светло, до выключения света в секции в 22-00, когда на улице все никак окончательно не стемнеет...
Вся паника с комиссией и тумбочками оказалась, конечно же, зря. Когда слегка улегся утренний переполох, я еще успел до проверки все вчерашнее переписать, чтобы быть готовым к дальнейшему и не оставлять работу на потом. А какое-то стоящее внимания событие произошло только где-то часа в 4 или 5, после обеда. Агроном, Русинов, Махнёв и с ними еще каких-то 2 “мусора”, все в летней форме, прошли по нашему “продолу” куда-то дальше, были там довольно долго, потом вернулись. К нам не зашли ни на пути туда, ни на обратном. Вот тебе, как выяснилось, и вся комиссия, то, чего ждали с таким ужасом, трепетом и суетой-беготней, пряча все и вся!.. В общем-то, опять получилось по схеме знаменитой триады Гегеля: в 1-й день - прокурор и “Макар” прошли по нашему бараку; во 2-й - их обещали вновь, но они даже не появились; наконец, в 3-й - прошли не те и не туда, к нам вообще не зашли. Тезис, антитезис, синтез. :)
Сегодня суббота, пока в бараке все спокойно, кое-кто даже спит, суеты, беготни, паники в ожидании чьего-то прихода не наблюдается. Даже Палыча до сих пор нет - неужто он все же решил взять себе выходной, впервые с 26 апреля?!. :) На улице, в отличие от вчера, как-то пасмурно, солнце не палит, а возможно, даже соберется дождь.

8-55
Увы, надеждам не суждено было сбыться... Урод Палыч таки приперся, пока я переписывал предыдущее.
А про вчера еще забыл добавить, как вечером, но еще до ужина, откуда-то со склада притащили часть собранных утром 4-х пакетов с их банками-склянками, стеклянными кружками-“бокалами” и пр. А остальное - уже где-то в отбой, и раздавали, прятали опять по тумбочкам. Теперь если что - опять собирать?.. :)

15-32
Где-то в обед, или чуть после - охватила вдруг такая острая тоска, такое отчаяние, что хоть вешайся! Обычно я держусь, да и привычка уже - 3 года почти здесь, как-никак, - но иной раз все же прорывает. Уж такая запредельная, фантастическая, неописуемая мразь и нечисть вокруг, такие они все подонки конченные, такие животные, - терплю-терплю, но вдруг количество резко переходит в качество, и меня начинает клинить. Забрало падает... :) Острая, мучительная тоска - просто от окружения, от того, что живешь день за днем, круглосуточно находишься среди такой запредельной мрази, таких ублюдков и скотов, само существование которых на свете оскорбляет мой разум и поганит душу...
А тут еще вдобавок - эти ублюдки после обеда как раз начали “шевелиться” - готовить к отправке сюда с воли машину со стройматериалами. Нужно им было всего-то 250 руб. на бензин, но - не могли найти. Самый злобный из “козлов” еще прежнего 11-го, искавший той осенью чтобы убить, мою кошку Маню, - спрашивал всех, т.к. именно он тут “командует парадом”, то бишь ремонтом, и Палыч на него во всех своих планах опирается больше, чем на завхоза. Я уж думал, он выдержит свой принцип и ко мне обращаться не будет (он меня люто ненавидит с самых первых дней здесь, на 11-м, уж не знаю, за что. Еще до эпизода с Маней, во всяком случае.). Но он вдруг обратился за этими 250 р. и ко мне!
Дискуссия, разумеется, тут же приняла общесекционный, коллективный характер, - говорил я только с ним, а со всех сторон тявкало и подвизгивало еще сколько-то шавок - штук 5, не меньше. Я просто изложил свою позицию: мне этот ремонт не нужен, а только добавит бытовых неудобств с переездами, жить на улице (он сперва пытался спорить, что в “приемке” или той секции), ни поесть, ни поспать, ни покоя, ничего, - так с какой стати я буду это еще и оплачивать? Их “аргументы” в ответ были мне давно и хорошо знакомы: “чертовник”, “помойка” (и вообще барак, и конкретно мой проходняк), сейчас это твой дом, ты здесь живешь; если не хочешь ничего вкладывать, так тебе придется не ходить по полу, а летать, или мы тебя выселим в “локалку”, и т.д.
Драться, надо отдать должное, это чмо на сей раз не лезло, говорило спокойно. И все никак не могло осознать мой главный аргумент: я как-то абсолютно не замечаю состояние краски или обоев на стенах, наличие/отсутствие мелкого мусора на полу, и т.п. - должно быть, потому, что у меня достаточно внутреннего содержания и оно во мне превалирует, чтобы обращать пристальное внимание на такие чисто внешние, десятистепенные детали. Рассказывал, как он у себя дома каждый день замечал, убрано или нет - и бил жену, если она не убралась как следует...
В общем, в деньгах я им отказал - мразям, не стесняющимся после 8 месяцев беспрерывных, каждый день, оскорблений и издевательств просить у меня деньги. Зато показал им свое слабое место, и, уже закончив говорить со мной, этот архизлобный “козел” резюмировал для своих: на время ремонта (мою) шконку вынести на улицу.
Расходились еще больше нервы от этого разговора, хотелось чего-то, чем-то прикрыть, компенсировать себе это унижение и поражение (а то, что они с моей шконкой, тумбочкой и вещами сделают на время своего ремонта - это, конечно, поражение в любом случае). Поел, пошел - думал, к тому хмырю, бывшему когда-то на 13-м, с которым последнее время только и говорю о его “трубе” - когда-то он мне обещал помочь, если будет надо. Заходил к нему тогда неудачно на 3-й, потом - на днях - говорил с ним на “продоле”, случайно встретив - тоже вроде обещал. Подхожу к 3-му - стоит в “локалке”. Поздоровались, поговорили я спросил. “Убрана? -Да, убрана. Но вообще-то она в кармане у меня лежит.” Достает, показывает. Мол, это только потому, что я занимаюсь “общелагерными делами” -за 2-то месяца до освобождения, идиот! А так - на бараке всего 2 “трубы” из-за комиссии; если я сейчас тебе дам - ко мне могут подойти, сказать... Трусливая мразь и трепло, короче. Обещал дать попозже вечером - но теперь я уже знаю, что это пустые слова.
Делать нечего, пошел к “телефонисту” - какая, в конце концов разница, сегодня или завтра (сперва хотел идти к нему только завтра). Поговорил на этот раз не с таким напрягом, как в прошлый, и без спешки. Но - это чмо просило в связи с комиссией до вторника не приходить, напоминать через шныря, чтобы оно присылало своего дружка с “трубой” (как будто само не знает, надо напоминать!..), мол, ждем внезапного шмона (в воскресенье, ага!..) - и тут же принялось вдохновенно врать мне, что, мол, все дороги сейчас закрыты из-за комиссии. Я рассказал ему, как вчера вечером Лушин (“мусор”) от нас лазил по этим “дорогам” на 6-й, оттуда на 5-й, и т.д. Это чмо сделало удивленный вид - прокололось-таки со своим враньем! :) Рассказало, что вчерашняя комиссия с Русиновым, Агрономом и Махнёвым - 2 ФСИНовца из Москвы, они заходили на 7-й (и на 3-й), лазили по тумбочкам, и т.д. Но выходил с их барака - знакомый разговорил меня во дворе и сказал (на мой вопрос), что никуда они особо не лазили, так - прошли, посмотрели, все ли нормально, “стандартизировано”, как он сказал. Ничего страшного, как я и думал. Правда, сам он во время этого обхода находился не в секции, а в “культяшке” или где-то еще (там тоже сгоняют, что ли?!.). Но, по крайней мере, “Макар” с этой комиссией лично не пошел, пошли замы - хотя бы по одному этому уже можно судить о ее статусе и опасности...

17.5.10. 9-16
Понедельник. Вчера был пустой день, писать не о чем. С утра - ливень почти до самой проверки, к вечеру уже выглянуло солнышко. Жара спала. Палыч приходил только с утра, еще не было 8-ми, но 2 (!) раза обошел по кругу обе секции, порылся под матрасами, разбудил всех спящих, поострил, побалагурил, - все как обычно. Сидел довольно долго, но зато потом весь день его не было. Неужели кончился этот период его безудержной послеотпускной активности?!. :)
Лишь под вечер опять их переклинило. Придя с ужина (на час раньше по случаю воскресенья, т.е. было где-то полшестого), я увидел, как “молотобоец” (на ужины не ходящий) вытаскивает свою шконку в проход. Потом тумбочку, потом следующую шконку, и т.д. Опять приступ “психоза чистоты” (как я стал это называть)!..
Мелкий злобный старикашка-алкаш, бывший некогда мой сосед по шконке, придя позже меня с ужина, увидел эти выдвинутые шконки и недовольно пробормотал: “Начинается!..”. Т.е., явно большой радости он не испытывал, - не такой псих, как молодые, видимо; но, тем не менее, его шконку тоже, не спрашивая, выволокли вместе с остальными, и он, ни словом не протестуя, делал все, что прикажут. Остановились сперва на соседнем от меня проходняке, потом - уже в процессе - явились его обитатели и тоже выволокли свои шконки-тумбочки; чума эта уборочная остановилась всего за 1 (!) шконку от меня - соседнюю в моем проходняке; да и ее нарочно сдвинули сюда, в проходняк, полностью закрыв мне выход - чтобы им удобнее было самим лазить со швабрами-тряпками-ведрами.
Я лежал и наблюдал этот их психоз (под конец наблюдений у меня таки разболелась голова). Полоумный “молотобоец” сперва долго, яростно и бессмысленно тер по мокрому шваброй доски пола в своем углу. Ну да, гиперактивность, излишек энергии, не находящей себе выхода - вот они и бесятся: то дерутся, возятся, валяются, сцепившись, то и дело; то вдруг одному стукнет в башку - тут же выволакивают свои и (главное!) чужие шконки и затевают эти остервенелые, совершенно идиотские уборки, часами долбя по одному и тому же, и до того совсем не грязному, месту швабрами и тряпками. Потом этот дебил передал швабру долговязой ехидне, живущей ближе к середине секции, и пол усердно терла уже она. Потом подключились и другие, таскали ведра, кидали (через выдвинутые шконки, где не пройти) швабры, мыли, терли, суетились вовсю. Хорошо хоть, обои мыть тряпками на сей раз не додумались... :)
Вместе с “молотобойцем” суетился и заправлял всем процессом его теперь верный помощник - мелкий ларьковский сучонок. Вместе с этапником-уборщиком (которого тоже запрягли мыть, хотя он делает это крайне халтурно) эти насекомые не упустили, конечно же, случая поглумиться надо мной за то, что я не участвую в их шабаше, в этом их коллективном психозе вместе со всем стадом. Но что поделать, если я не гиперактивен, а пол вполне чистый, смывать с него тряпками просто нечего... :)
Сегодня тоже пасмурно и нежарко. Дождя и Палыча нет - особенно радует второе. :) Неужели и сегодня я отдохну от его постоянных лазаний под матрасами? Не верится что-то...
А ремонт приближается, надвигается. Из разговоров наиболее злобного “козла”, ходящего с “трубой” туда-сюда по секции, уже известно, что они закупили сколько-то рулонов обоев - 20, что ли, или около того. Куда так много, если их клеят не с пола до потолка, а только за метр с лишним до пола? И то только по одной стене. Идиоты... Но - обои наклеены как раз по стене, где моя шконка, так что ради этого идиотизма ее выволокут, тумбочку тоже, а все вещи надо будет спасать, чтобы просто не выкинули...
Прошла 45-я неделя, отмеченная “московской комиссией” и прокурором. Началась сегодня 44-я. До дома осталось 307 дней.

17-03
После обеда пошел с обходом Агроном; у нас в секции пошарил по верхним ящикам тумбочек (по той стороне, у окон), велел собрать всех в телевизионной и объявил: “в нашу сторону” едет какая-то очередная страшноужасная комиссия (какая именно - в самом начале речи - я не слышал, пришел чуть позже). Поэтому - вечная теперь уже бодяга: в верхних ящиках тумбочек - только щетки, паста, мыло, письма, приговоры и т.п. (“мыльно-рыльное”, короче; хорошо хоть, не вообще во всей тумбочке); у кого увижу вещи под шконками - выкину на помойку; спортивные костюмы убрать; в сумках должна быть опись, а на сумке - бирка; и кое-что новенькое: все лекарства собрать, сдать старшему дневальному, т.е., если что - за каждой таблеткой бегать к нему... Даю, говорит, сутки, чтобы “навести порядок”, а потом пускаю контролеров - видимо, шмонать тумбочки...
Меня от этих новостей “тряхануло”, как здесь говорят. Нервы моментально оказались взвинчены до самого предела. Что ж это такое, что за наглость - планомерно и упорно норовят отобрать все вещи, буквально ничего при себе держать не дают, а как все сохраняется в их каптерках и на складах - мне тоже уже хорошо известно!.. Суки!!! И ведь близко ничего этого нет в их же родных “ПВР” - никакого “списка разрешенных предметов”, кроме которых, оказывается, ничего нельзя держать в тумбочке, или никакого запрета на вещи под кроватью. Давят и давят, твари...
Разнервничался и распсиховался мгновенно так, что решил, несмотря на просьбу до завтра не появляться, пойти все-таки к “телефонисту”, сообщить хоть матери это все, а то потом когда еще позвонишь... Так тут то Агроном на “продоле”, то Окунь... Пока ждал, убрал все из ящика тумбочки, кроме “разрешенного” ими, остальное (в т.ч. пакет с лекарствами, висевший на торце шконки еще с марта 2009, с 13-го) и большой кипятильник - в пакет и туда, за торец, к стенке (не полезли бы еще туда!!.). Продуктовый баул, уже почти пустой, засунул было за тумбочку, там много места - так оказалось, что его там отлично видно, если идти со стороны “культяшки” (а начальство обычно так и ходит). Пришлось вытащить назад, под шконку - пускай Агроном выбрасывает!!. :)))))))))))) (истерический смех).
Пошел, позвонил - потом “телефонист” стал чесать мне, что, мол, именно сегодня вечером он опять пойдет на 10-й - говорить по поводу моего пользования “трубой”, т.к. ОМОН, якобы, приезжал из-за меня. И, типа, вопрос решится: или “да”, или “нет”. Если нет - ему, типа, запретят давать мне звонить; но в то же время он и сам намекает, что ему чихать на это - кто, мол, что мне может запретить?!. Да и запрет этот по поводу меня, вообще-то, есть уже давно, минимум с ноября 2009, и до сих пор ему не мешал... В общем, полное ощущение, что он просто набивает себе цену, но - теоретически и вправду могут перекрыть связь так, что не даст даже он...
Тревога, тоска, отчаяние, комиссии, ремонт, зима, беспросветность... 10 месяцев всего осталось - но как их пережить?! Будь сейчас уже зима - было бы легче, - все ценное надел на себя, а остальное - хоть выкидывайте!.. Но сама мысль о том, чтобы потерять все, подготовленное для последней зимы, летом, а зимой потом околевать здесь, трястись на всех этих проверках-зарядках от ветра и мороза, мне абсолютно невыносима...
Под конец “телефонист” опять - следующие 2 дня, вторник и среду - просил не приходить. Типа, он сам матери моей позвонит, или ко мне сам вечером зайдет... Поганое, лживое, наглое трепло!..

18.5.10 12-25
Комиссия, комиссия... И паника “по комиссии”... :) Палыч ни утром, придя в барак, ни сейчас на проверке, придя 2-й раз, ни слова о комиссии не сказал. Но часов в 10 утра - вдруг зовут в “козлодерку” (которую один даун 24-х лет, недавно “поднявшийся” и уже поставленный на стрем, сегодня под общий хохот назвал “козлодойкой”). И кто же? Там стоит один из самых наглых местных блатных, известных всей зоне, ну и сидит завхоз.
Оказывается, эта мразь Палыч, не сказав мне ни слова, к этому блатному (нашел к кому!..) обратилась, чтобы он повлиял на меня по поводу сумок под шконками, вроде бы намекнув, что иначе сидеть будет он (блатной), а не я. Наглость и хамство неслыханное, но ведь это блатное ничтожество (как и все они) отнюдь ни недовольства, ни протеста по этому поводу высказывать не собирается, тем более - писать жалобы. Они готовы, видите ли, “страдать” за чужие грехи, но зато уж, чтобы этого избежать, инструментом прессинга и давления на непокорных (вроде меня) они оказываются отличным. Как это было на 13-м, так это и здесь...
Благодаря тому, что блатной этот - уже 40-летний дядька, разговор проходил достаточно уважительно, без хамства и угроз (а начал он даже с комплиментов моему уму и т.п. :). Говорили долго, уходя в обсуждение порой даже несвязанных с моими сумками тем - например, ситуация с зоновским магазином, куда “мусора” разрешают ходить только раз в неделю - блатная верхушка с этим соглашается, проводит эту же линию уже от себя и называет “поиском компромиссов” с “мусорами”, то ли сами не понимая, то ли думая, что быдло тупое и не заметит (что, кстати, так и есть), насколько гнилы эти мнимые “компромиссы” и насколько они всегда играют на руку одним лишь “мусорам”.
Короче, вещи он мне предложил поставить в каптерке не просто так, а в отдельный ящик с дверцей - типа, там не разворуют; только вот “мусора” просят не запирать этот ящик (а надо бы, благо петли для навесного замка имеются). Пошли, посмотрели этот ящик, часть вещей в нем он переставил - типа, это его, что ли. Я достал из сумки смену белья для бани - и отнес ее туда, скрепя сердце. Эх, будь ты все неладно!.. Опять ее величество Каптерка!.. :) А как надо было поступить? Отказаться наотрез? Не знаю... Виноват сам, духу не хватило... Продуктовый баул - сперва блатной этот мне советовал сложить жратву, не лезущую в тумбочку, в пакет и убрать в ИХ блатной холодильник. Я в гробу видал, чтобы они потом на меня косились и шипели, видя, что я лезу в их холодильник. Когда же убрал вещевой баул - про продуктовый он сказал что-то типа: ладно, бог с ней, жратва и жратва! - и махнул рукой. Только, говорит, убери подальше, чтоб не видно было - ну, уж этому меня учить не надо!.. :)
Уедет ли эта комиссия хоть, когда 31-го я выйду с длительной свиданки?

19.5.10. 15-24
Среда. Все тихо. Шмонов сегодня не было. Комиссия...Палыч сказал на утренней проверке, что приехала “женщина, товарищ подполковник”. Раз женщина - ясно, что что-то второстепенное, на основных направлениях во всех “силовых структурах” мужики. И точно - выяснилось, что это что-то типа СЭС; по крайней мере, в ларек, как рассказал на проверке же работающий там старик приходили проверять моющие средства, тряпки-швабры и пр. Вот тебе и вся “очень серьезная”, с замиранием сердца и прятанием всего в каптерку ожидаемая комиссия!.. Кончилась она пшиком даже еще большим, чем я думал.
Во дворе эти полоумные твари (Палыч, видимо, придумал) велели по одной стороне двора выковырять всю брусчатку, которой двор выложен, видать, с незапамятных времен. Всю ту сторону, что примыкает к стене барака, засыпали специально привезенным на телеге песком - и все утро двое бедолаг выковыривали лопатой и руками эти булыжники из песка. Зачем?!. Один из них, живущий моем проходняке (раньше приходил только ночевать, и то не каждую ночь, но вчера, говорит, с работы “списали”, и сегодня весь день торчит на бараке, в том числе в моем проходняке), сказал, что вроде бы решено перекладывать заново, т.к. криво лежали. Идиоты такие, что у меня нет слов!..
Вообще, очень тяжелое чувство, еще хуже, чем было на 13-м. По всему и вся, по всем разговорам и контактам между собой, по малейшим даже, мимолетным касательствам их ко мне - это такие твари, такая мразь, нечисть, слизь, гадость и погань, вот эти все, что тут вокруг меня, - такая запредельная, неописуемая, безнадежная дрянь, мразь и нечисть, повторюсь, - что просто не могу выразить это словами. Они гнусны до дрожи, до отвращения, до рвоты, все и всегда, днем и ночью, поодиночке и толпой, гнусны и омерзительны все и во всем. Тупая, глупая, бессмысленная, зловонная биомасса; нечто настолько запредельно омерзительное, чему просто нет названия в человеческом языке. Общее, собирательное (нейтральное, но мы уже знаем, какая все это мразь) - простонародье. Aka быдло.
Вещи мои с прошлой бани, с четверга, так и лежат нестиранные, и я не знаю, кто и когда их постирает. Ни один из этих “обиженных” рабов, мерзких хитрых наглых подонков (они не менее мерзки, чем те, кто их лупит палкой чуть не каждый день) не стирает, хотя все обещают от раза к разу, изо дня в день. А завтра уже снова баня, и если я в нее попаду, то стирки прибавится.
После проверки дождался - и выцепил наконец-то из идущей на обед толпы телефонистова дружка. Попросил зайти. Тот не проявил, естественно, ни малейшего энтузиазма, мялся, колебался, сомневался, раздумывал - но все же на сегодня вроде пообещал. Ждем-с! - но я практически уверен, что он не придет, обманет и на сей раз. Обещал поговорить с “телефонистом” - и по его тону было ясно, что тот, несмотря на все свои торжественные обещания мне, своему дружку, коего он обещал ко мне регулярно присылать, не сказал об этом ни слова...

21.5.10. 8-18
Паника “по комиссии” поднялась вчера после обеда, часа в 4, когда я было уж решил, что день кончился и все спокойно - пришел из ларька (четверг), разобрал все покупки, поел; а утром еще удачно сходил в баню, несмотря на затянувшуюся “уборку” и не вовремя явившегося Палыча. Но - вдруг заговорили, что “сейчас пойдут” - и побежали, понеслись все сметать не только с дужек, но уже и с табуреток...
Никакая “комиссия”, конечно же, не “пошла” - никакой и нет, кроме той подполковницы из Нижнего по части санитарии. Прошла по “большому” группа начальников - смотрели в окно. На тот “продол” пошли Маяков (“Пожарник”) и Русинов, а на 1-й и к нам - Заводчиков.
Смотрел раздолбанный (для “ремонта”) балкон в “локалке”, потом влез в сам барак; в “фойе” я разобрал его слова: “пойдем посмотрим” - и он поперся в ту (блатную) секцию.
Торчал там невыносимо долго - я уж устал его ждать, сидя на шконке с книгой (Ал-др Мень) в руке, в застегнутой на все пуговицы робе. Шедший оттуда полублатной - последний здесь с 13-го - сказал, что Завод там роется в тумбочках. Ну-ну. :) (В секции - я и еще двое стариков, остальные сидят в “культяшке”.) Наконец оттуда - впирается к нам, в дальний от меня вход в секцию.
Сразу же прется в крайний от двери проходняк - к “молотобойцу” - грузно садится на шконку и начинает рыться в тумбочке. Вместе с ним - свита :) - явились новый завхоз и блатной наркоша-“барачный”, омерзительное чмо, везде сующее свой нос. Завод первым делом достает из тумбочки большой электрочайник “молотобойца”, работающий, но без крышки -и я слышу, как он говорит завхозу: “Это не должно здесь быть, а тем более - в тумбочке. Забирайте!”. С собой он чайник точно не унес, так что, м.б., все его лазанье и не так страшно; но почему же вдруг “это не должно здесь быть” - объяснить не соизволил, и никто не спросил. Верхний выдвижной ящик - вытащил и перевернул над кроватью; потом во всех других тумбочках выворачивал эти ящики столь же хамским образом. Встал, пошел в проходняк напротив - там в тумбочке докопался до небольших пластмассовых бутылочек, из которых во время занятий спортом хозяин их пьет воду. Чем они помешали?.. А на шконке “молотобойца” я потом, когда Завод ушел, видел валяющиеся стальные миски и ложки - типа, это тоже “нельзя”, и из разговоров я уловил, что вообще ничего из посуды - ложки, миски, тарелки и пр. - в тумбочке держать якобы “нельзя”. Хотя в правилах никаких подобных запретов и близко нет.
По всем тумбочкам, естественно, он не полез, зашел выборочно еще в 2-3 проходняка. Проходил мимо меня - я поздоровался с ним, встал - он ответил, остановился на пару секунд, посмотрел на мою тумбочку, где в открытом (дверца отломана) отсеке виднелись пакеты с соком, только что купленные в ларьке, - и не полез, прошел мимо. :)) За своей спиной через пару секунд я уже слышал, как он приказывает “обиженным” навести в тумбочке порядок. Мой продуктовый баул под шконкой он тоже не заметил.
В общем, опять обошлось. :) Вроде бы, говорили, обещал сегодня с утра пойти опять - но я сомневаюсь. После его ухода наркоша-“домовой” :), я слышал, приказывал очистить тумбочки совсем, чтобы в них не было вообще ничего. Жратва, не жратва, что угодно, - все тащи в каптерку! :) Вот так и рождается рабство, неволя, массовые истерии рабов и восторг покорного стада, аплодирующего любым издевательствам над собой - усилиями таких вот преданных, полных страха перед начальством, подобострастных и безмозглых надсмотрщиков. Этакие блатные капо. :) Туземная администрация из местных на службе у оккупантов, - будь то Иван Калита или Рамзан Кадыров; этот исторический тип присущ рабской России настолько, что проявляется даже в мелочах - в вопросе о содержимом тумбочек в лагерном бараке...
Завод пошел дальше по “продолу” - начал с 1-го где-то в 4 примерно, но еще и после нашего ужина, часов в 7, он не ушел с 7-го. Я хотел сходить к “телефонисту”, позвонить матери - 3-й день уже не звонил все-таки, - так нет, эта сволочь на “продоле”, куда пойдешь... Рванул было после отбоя - оказалось, у них сидит отрядник, и будет, видимо, сидеть всю ночь, т.к. сегодня он “ответственный”.
В полном расстройстве вернулся в барак, лежу, еще не достаю одеяло, не раздеваюсь - вдруг в темноте вижу знакомый профиль. “Телефонист” пришел сам!!! Я глазам не поверил. Поговорил с матерью - она говорит, что Эделев собрался-таки приехать сюда 27-го, как раз накануне свиданки. Отлично! Только бы его пустили...
Поговорил потом с “телефонистом” - он сетует, что, мол, не только в “мусорах” дело, но и “братва” так называемая - тоже постоянно собирается у него там, на бараке; типа, при ней тоже нельзя. Типа, он сам будет ко мне приходить - а я ждать, ага, пока он вспомнит, раз в неделю дай бог...
Пока что все “нормально” (насколько это здесь возможно :); только что пришел Палыч, прохлопанный стремом (точнее, стрема в тот момент и не было). Но, хотя сегодня пятница, на душе у меня - тревожное ожидание: какая-нибудь очередная пакость готовится!.. Сперва Агроном про эти тумбочки, вчера - Завод; не к добру это, ох, не к добру! Куда прятать чайник, да и миску с кружкой, если эти твари начнут докапываться всерьез - тем паче, если не местные, а приезжие?..
К концу идет 44-я неделя до конца, осталось их 43 всего, 303 дня...

22.5.10. 8-33
Суббота, но - комиссия!!!!!! :)))) Паника... :)) Еще до завтрака поползли слухи: приехала комиссия (кто-то сказал - аж 8 человек!.. :), поэтому в “промку” не выводят. Точно, все остались. Сразу после завтрака забегал, засуетился завхоз; в самом начале 9-го, только на работу придя (к 8-ми), прибежал Палыч; сейчас уже свалил на 1-й. Интересно, раз 10 за сегодняшний день он сходит туда-сюда, на 11-й и с 11-го, , или меньше? :) В общем, обычная паника, суета, беготня, уборка-прятанье всего и вся...
Мне на комиссию плевать. И чем ближе к концу срока (сегодня уже 302 дня осталось), тем больше. Да и вряд ли она вообще сюда зайдет. По крайней мере, после того, как сумка с вещами моя оказалась в каптерке (уже несколько дней) - стало окончательно наплевать. В продуктовой - несколько шоколадок да пачек пакетного чаю, - все, что осталось. Не жалко и потерять, если уж до этого дойдет.
А за комиссией грозной тенью нависает ремонт! Последние дни самый злобный “козел” и его новый дружок, приехавший с “9-ки” верзила, были очень заняты: звонили и искали, кто бы им по дешевке отвез из Нижнего сюда стройматериалы: гипсокартон, линолеум, обои, цемент и пр. Да еще 3 люстры зачем-то, - в эту секцию 3-х явно мало, так что черт их знает... Мрази... По дешевке у ни, видать, никак не получалось, они извелись уже, а фирма грузоперевозок запросила, как я понял, 8 тысяч! :) Вчера в их разговорах промелькнуло, что разрешение на въезд машины со всем этим барахлом в зону у них уже подписано на воскресенье, 23 мая, т.е. в другие дни ее уже не впустят, - а машины все нет! :) Слышал, как блатной наркоша-“домовой” сказал, что ремонт стоИт только из-за этой машины, - как только все привезут, сразу начнется ремонт в той секции. Хоть бы не в этой, черт вас возьми, твари!..
Насекомые. Все они насекомые, - эта мысль последнее время отложилась, отлилась у меня в сознании с особой четкостью. Я знал и раньше, но сейчас непроизвольно повторяю все время про себя: все они - насекомые, все до одного! Вот стадо насекомых прошло (или толпа) - единственная мысль, когда мимо меня на “большом” проходит в столовку какой-то отряд. Мразь, нечисть, отребье, никчемные, бессмысленные, вредные твари. Насекомые...
Утро, 8-48. Ну что ж, ждем комиссию... :)))

8-45
Да, забыл еще одно из проявлений этой их мерзкой показушной суеты. Завхоз в ярости посылает ехидну на соседний 6-й - там в телевизионной висит “график просмотра телевизора”, надо его срочно переписать и повесить (ну да, 2 часа в день по нему всего-то можно смотреть телевизор!..). А на новенький стенд из реек “Документация” вешают распечатанную на листах А-4 мелким шрифтом конституцию РФ! :) Другой “документации” не нашли, кроме этой 100 раз уже растоптанной за последние 10 лет конституции...

14-33
О, великий день комиссии!.. :))) Палыч на утренней проверке объявил: сейчас подниметесь в секции - натяните шконки, все поправьте и сядьте все в “культяшке”! Ага, сейчас, как же... :) Никто особенно не прислушался к его словам, я - тем более. Не очень-то верилось, что кто-то явится прямо сейчас (перед проверкой, говорили, комиссия пошла в санчасть). Но - вдруг действительно поперлась какая-то группа в камуфле к нам на “продол”.
Два здоровенного роста, даже выше Палыча, мужика, из которых один (второго я не рассмотрел) уже седой, совсем старый с виду, годам к 60-ти. Зашли в секцию, на меня и тумбочку не обратили никакого внимания (а нас-то пугали!..)

15-14
Начал было писать, но прервала 2-я серия этой комиссии, будь она неладна! И, кстати, по слухам - я неправильно понял - их оказалось на 8, а 28 (!!) человек!!! :)))
Так вот, 2 мужика и женщина. Зашли, старый сразу сказал: “Табуреток не хватает” - и стал что-то записывать. Палыч ответил: “Закажем на кечи”. Дошли до телевизионной, побыли там с минуту - возвращаются опять по этой секции. Заглянули в туалет, потусовались, ушли. Через некоторое время Палыч стал выгонять лично на обед, - “в бараке никто не остается”, строго подчеркивал. В это время зашел отрядник 2-го барака (где теперь бесконвойка), и я слышал, как Палыч жалуется ему на плохой отзыв комиссии о бараке: не хватает табуреток, унитазов (?! Их тут сроду не было!..) и хреновая документация.
На обед и с обеда Палыч лично всех строил и сопровождал - прямо как отрядник 9-го обычно. Я плелся в самом хвосте, как всегда - что поделать, иди<осинкразия на хождение строем.>

17-10
Продолжал было дальше - но прервали на сей раз уже эти насекомые, что вокруг меня тут, в секции. Видя, что я пишу, некоторые из них, особо злобные, поднимают теперь гвалт, визг и писк, как настоящие насекомые, обмениваются между собой глумливыми “шутками” по моему адресу; а один из них - ларьковский сучонок (который, впрочем, по-моему, в ларьке уже не работает) - подскочил ко мне и пытался заглянуть, прочитать, ЧТО я пишу. Верещал даже что-то про “слив информации” (как будто он знает, что такое информация... :). Поневоле пришлось прерваться на полуслове и убрать дневник под матрас. А там уж, дальше - помешали “мусора”.
В общем, после описанного выше было еще три серии. Перерывы между ними были где-то примерно по полчаса, м.б., больше или меньше, я не следил по часам; но часа, по-моему, ни один перерыв не достигал. Самое досадное, что эти суки с их комиссиями не давали мне даже нормально поесть - придя со столовки, съел только 2 яйца, купленных у злобного шныря за сигареты, потом - началось... Сидишь в робе, как дурак, наготове, и ждешь... Съел 3 бутерброда только вот сейчас, в 5 часов, когда все (вроде бы) закончилось.
После обеда пожаловала - с 6-го, кажись - еще одна часть все той же комиссии, -это, видимо, похоже на гидру со множеством голов, сующихся в барак по очереди. :) Прошли в ту секцию. С этой, естественно, все - в “культяшку”, сгоняемые наиболее злобными “козлами”. Я сижу. Из той секции приходят и говорят, что там “все тумбочки в рот вы...ют”, мол, убирайте все из тумбочек! И - это надо было видеть!!! - из “культяшки” вся толпа бросается обратно в секцию и начинает лихорадочно все вытаскивать из тумбочек и метаться со всем этим барахлом в руках, не зная, куда его спрятать. Кто-то сказал, что комиссия в той секции проверяет, у кого по 2 одеяла (иметь которые нигде не запрещено, кстати), - так долговязая ехидна (и кто-то еще, по-моему) стала лихорадочно сдирать со своей шконки одеяло и все перезаправлять. В общем, зрелище действительно было в высшей степени комическое - апофеоз человеческой глупости, ничтожества и стадного чувства, так легко оборачивающегося паникой всего стада... Пока они бегали, метались и думали, куда все спрятать - комиссия дошла до “культяшки”, и мне в открытую дверь было видно, как они - тоже в камуфле - ходят, ее осматривают. Думал - сюда, но потом оказалось, что они зашли в кабинет к Палычу, посидели там, а потом - опять по той же блатной секции на выход. Ушли. Уф-ф-ф-ф!!! :))
Проходит какое-то время - еще откуда-то идут к нам (а “комиссии” - головы гидры - эти повсюду: и в бане, и в столовой-“варочной”, и на 1-м, и на нашем “продоле”, и на том, - их было столько что они пошли всюду сразу и перемещались с одного “объекта” на другой). Зашли; кто-то сказал, что там “по санитарии”; тоже поперлись в ту секцию, но быстро ушли, даже до телевизионной не дошли, по-моему.
Прошло времени побольше (а они и на 1-м, и на 6-м, и на том...) - стрем сообщает, что идет Маяков (“Пожарник”). И вдруг - кто-то объявляет: “Все на улицу!”. С какой бы это стати? Я сперва подумал, что это новый, более радикальный вариант недавнего: “Все в “культяшку”!” на время комиссии - и хотел остаться. Но бежит завхоз (лицо официальное :), всех торопит выходить, а с ним прется Палыч - и тоже. Типа, официально всех гонят на улицу. Зачем? И тут от входа в барак я слышу что-то типа: “У нас вводная - пожар на 11-м отряде”.
Короче, понятно - учения. Я спускаюсь по лестнице, а всех уже гонят из “локалки”, открыв ворота, “в сторону 9-го”. Подъезжает пожарная машина, шланг разматывают и тянут в барак.
Оттеснили к 6-му, не к 9-му, велели построиться по бригадам (долго, с неразберихой, но все же построились), Палыч пересчитал. Потом Маяков сказал, что это ФСИН России проводит учения, и если вас, мол, спросят, как пользоваться огнетушителем, то не теряйтесь, а объясните - и сам кратко рассказал, как им пользоваться. Подождали еще, машина выехала с “продола”, поднялись в барак. Один рассказал, что из пожарного шланга “пролили” “дальняк”, да так, что во дворе снесло крышку канализационного колодца.
Вот и все. На этом великий день (пока?) вроде бы закончился. :)) Ждем, что будет завтра, - комиссия, говорят, и воскресенье проведет здесь.
Пока дописывал это - опять подбегал злобный сучонок, лез в тетрадь, пытался угрожать - типа, “пока он жив”, он мне писать не даст. На это я ему спокойно сказал, что он жив не будет, если надо, - он, видимо, этого не ожидал, взбесился, но виду не показывал, только шипел мне: “Делай! Делай!..”. Потом с ругательствами убежал. :)))

23.5.10. 9-34
И вот - последние утренние новости: на вахте - комиссия!!! :))))))) То ли это часть вчерашней, то ли уже новая (московская) - хрен поймешь, но прибежал завхоз и поднял панику, стал всех будить. Как же - “сейчас пойдут!!!”! :))))) Поднялась обычная паника, - правда, поменьше, чем вчера. У меня уже, ей-богу, нет сил смеяться, я тихо кисну от непрерывного внутреннего смеха, глядя на них...
А матери не звонил опять уже 2 дня; задача задач сегодня - позвонить ей; но если весь день опять комиссии, а вечером - еще и чемпионат мира по хоккею (все это происходит на его фоне, насекомые “мажут” друг с другом на деньги, кто выиграет) - опять едва ли...
Кстати, забыл: бывшему завхозу, ушедшему по УДО, его дружок, самый злобный “козел”, убийца Маньки, вчера перед последней проверкой говорил по телефону, что комиссия приехала в количестве 60 человек на 2-х автобусах!!! :)))))))

14-10
Пока все тихо, никто никуда не “пошел”. Зато, увы, привезли-таки “стройматериалы”. Но что-то я не заметил, чтобы их там было много, на целую “газель”. И, похоже, из-за них у “козлов” уже начинается какая-то свара с блатными из той секции.
А я пришел к забавному выводу - по итогам вчерашнего дня, да и всего опыта всех проведенных здесь лет. Комиссия - это как бешеная собака: если ее не бояться, по крайней мере, не показывать ей этого - она тебя не тронет. :)

24.5.10. 14-30
Все хорошо. :) Просто поразительно, какой тихий, спокойный выдался день, - отходняк после недавнего шума-гама, комиссий-учений и пр., не иначе. Не только у меня отходняк, даже не только у зэков, но и у начальства! Палыча нет! - это просто поразительно!!! Вчера с утра он еще приходил - на 1-й, на 5 минут, даже к нам не зашел. Сегодня - нет вообще! Наконец-то!.. Блаженная расслабуха... :))) И даже о ремонте ничего не слышно.
Подготовка к свиданке, 1-й ее этап, у меня тоже прошла успешно, и это тоже добавляет мне блаженства и кайфа. :) Правда, впереди 2-й этап, еще более сложный, неприятный и опасный. То ли завтра с утра, то ли уже сегодня вечером.
Что ж, миновала 44-я неделя до конца, ознаменованная страшноужасной огромной комиссией (из Москвы?), шарящей по тумбочкам. :) Началась 43-я, сегодня как раз понедельник. До дома мне осталось ровно 300 дней. Завтра уже начинается “двойка” - 100 ближайших дней число оставшихся мне здесь дней будет начинаться с цифры “2”.

25.5.10. 15-22
А я-то, дурак, хотел с утра еще написать, что день опять выдался тихий, спокойный, единственное - Палыч приходил 3 раза до проверки и 1 раз после. В 1-й же его приход я отдал ему заявление о встрече с Эделевым и его адвокатом.
Но тут после обеда грянуло грандиозное событие - насекомые таки начали ремонт! Слава богу, меня впрямую пока не коснулось: из телевизионной вынесли на улицу скамейки, и туда въехала часть блатной секции - те шконки, что у стены. У окна - видно в дверь их секции из “фойе” - шконки еще стоят. Неудивительно - телевизионная крохотная даже по сравнению с их “маленькой” (по сравнению с этой; минус “приемка”) секцией. Всех разом туда вселить никак невозможно; видимо, сперва оклеят обоями одну стену, потом этих вселят обратно, выселят тех, что у окна, и стену с окнами будут красить. Лично я других вариантов не вижу. Заодно из блатной секции выволокли холодильник, какое-то подобие рабочего стола для кухни, еще что-то в этом роде - и расставили по “фойе”. Даже если в той секции - все равно, ходить через ремонт, грязь, баллоны с краской в “фойе” и т.д. и т.п., через весь этот разгром и бивуак будет крайне неприятно. (И через злобных, матерящихся насекомых, которые делают этот ремонт и которым, естественно, все прочие, просто живущие, без ремонта - мешают.)
Вроде бы - тьфу-тьфу-тьфу! - восстановилась худо-бедно связь через “телефониста”. Вчера он отвел меня звонить в угол у входа в их секцию, у окна, в простенок между стеной и крайней шконкой - типа, чтобы поменьше нас видели, что ли. Но о “братве” и о запретах с 10-го ничего уже не говорил. А Майсурян по просьбе матери (т.е., моей, через нее переданной, конечно) - номера “МК”, о которых говорил “телефонист”, с 29.4. по 5.5.2010, не искал, но в инете (на сайте “МК”?) их посмотрел, - конечно же, о Буреполоме там ни слова.

26.5.10. 8-44
Нет, все оказалось настолько иначе и так неудачно, что я в сердцах даже перечеркнул вчера написанное про ремонт. Они таки начали ремонт именно в той секции, где жил я, в “красной”! Часть блатных из блатной секции переехала в “культяшку” (самые блатные), остальные шконки в блатной секции растасовали - и начали затаскивать из “красной” секции!
Боже, что это был за погром! Обои тут же ободрали - где руками, остальное шпателем. Шконки разбирали и выносили - иначе они не пролезали в дверь той секции, но потом дверь сняли. Матрасы все приказали скручивать и сваливать на одну шконку. Командовал всем процессом злобный мелкий сучонок, бывший ларьковский. На меня он сперва кидался с особенным остервенением (он вообще давно меня ненавидит): переезжать мне некуда, все места в той секции тут же оказались заняты, а в “приемке” поселились все самые блатные из “козлов”. Памятуя обещание самого злобного старшего “козла”, я думал сперва остаться здесь, в секции, и как-то прожить прямо в этом ремонте - пусть сами двигают шконку и тумбочку, если им надо красить, клеить или что-то еще. Несколько бедолаг, которым тоже не нашлось места, хотели было тоже остаться, - здесь спокойнее, без всей этой мрази и швали, да и куда ехать, если все занято? Но им велели скручивать матрасы - и они, конечно, безропотно подчинились. Я застелил газетами пустой 2-й ярус моей шконки, положил сверху доски, чтобы газеты не разлетались - и ужинал после 7-часовой проверки в таком положении. А эти твари взялись тотчас - злобный сучонок отдирал шпателем обои со стен (в том числе стоя на 2-м ярусе моей шконки, у меня над головой, и на моей тумбочке, пока я пил чай, и обсыпая меня сверху отшелушенной известкой), другие зачем-то шваброй с железной щетиной терли потолок, шелушили его и расковыривали, “зачищая”, швы между балками потолка. Разобранные шконки, не влезшие в ту секцию, и тумбочки переехавших свалили большой грудой в “курилке” на улице, где они сейчас и валяются. Меня “козлы” по указанию завхоза (он воспылал ко мне каким-то странным, неожиданно доброжелательным интересом, вполне могущим скрывать подвох, и как раз перед самым началом этого погрома в секции даже зазвал к себе в кабинет пить чай) несколько раз водили в ту секцию - типа, они там нашли для меня свободное место недалеко от входа. Действительно, шконка была без матраса, но каждый раз соседи заявляли, что здесь уже кто-то спит, а оставшаяся в секции сволота из прежнего ее населения поднимала хай, что, мол, они не хотят, чтобы я переезжал к ним в секцию. Я, признаться, этого тоже совершенно не хотел; лучше жить среди побелки, краски и пр., но одному, чем среди этих мерзких насекомых, да еще и набитых теперь в секцию плотно, как сельди в бочку. Пару раз я так и отказался переезжать, - мол, раз говорят, что место уже занято, значит, занято. Но было уже ясно, что здесь меня не оставят - по недовольству, с которым посмотрел на мой “обитаемый остров”, обвешанный газетами, зашедший в секцию завхоз и по упорству, с которым он взялся искать мне место в той секции, подключив к этому блатных и даже наркошу-“домового”. Уже перед самой 9-часовой проверкой место все-таки нашли - в том же проходняке, но с другой стороны - и сказали, что оно уж точно свободно. Предлог не переезжать (отсутствие свободного места) отпал - и я стал сгребать свои вещи, закручивая в матрас все, что лежало под ним, а остальное сгребая в большой клетчатый баул.
В общем, это был нелегкий труд. Такого полного разгрома мой налаженный барачный быт не знал с самого 9.9.2009, дня переезда сюда с 13-го. Еще с час, наверное, после последней проверки я укладывал под матрас вещи, развешивал и раскладывал, вынимая из баула, что только можно было куда-то пристроить (и найти в бауле в темноте, ибо свет, слава богу, и здесь выключили ровно в 22-00). Уже лазили по бараку “мусора”, то и дело уходил и возвращался с фонариком Окунь, потом отрядник 5-го с кем-то еще - не только я, вся секция не спала, устраиваясь на новых местах и вслух обсуждая - не ремонт и не переезд, нет, а всякую ерунду. Сосед - сверху, доходяга-инсулинщик из Москвы, не имея никаких вещей, устраивался еще дольше меня - с пола, не давая мне лечь; и оказалось, что его шконка одним углом - справа над моей головой - проваливается, не держится на своем крюке. Вечером он зацепил ее за крюк - утром она оказалась опять отцеплена (точнее, он - угол) и накренился надо мной еще ниже, чем вечером.
Счастье еще, что переселявший меня “козел”-стукач сам догадался (раньше, чем я успел сказать) перетащить и мою тумбочку. Ее поставили вниз, а уже стоявшую в проходняке - на нее сверху, так что хоть в этой части привычные для меня условия быта не изменились. Проходняк тесный, узкий; соседи еще более-менее, но - метет секцию теперь тот недавний этапник, тоже сучонок, который меня ненавидит - и из этой ненависти будет теперь каждый день по 2 раза докапываться до моих сумок под шконкой (видите ли, они мешают ему убираться). Половину того, что надо тут написать, я, конечно, забуду, но что поделать... Да, - шконка, конечно же, придвинута к стене вплотную, и сделать за ее торцом, у стены, такой же склад постоянно нужных вещей, как у меня был в той секции, пока не получается. Это, пожалуй, главное неудобство этого переезда.
А эти идиоты что-то там делали в секции всю ночь, - отскребали, видать, остатки обоев, сняли все плафоны для ламп, и т.д. Теперь она стоит - большая, голая и пустая, лишь 2-3 шконки и тумбочки, на которые они залезали, чтобы достать до потолка, остались. А сами насекомые-“ремонтники” с наступлением утра завалились спать (один из них - мой сосед по шконке, которого не было всю ночь), так что именно утром - в самое, по логике нормальных людей, подходящее время - никакие работы там не ведутся...
Да, еще вспомнил забавный момент: “козлы” эти дни все искали пропавшие рулоны обоев, звонили тому, кто отправлял сюда эту “газель”, шоферу и т.д. Не могли найти; а завхоз во вчерашнем разговоре в его кабинете сказал мне, что эти 15 (!) рулонов обоев спер Палыч. :))

9-40
Да, вот еще вспомнил, пока переписывал: “обиженных” поселили прямо в “фойе”, поставив их шконки к стене торцами; а рядом - шконку “мужиков” - старика с палкой и эпилептика над ним (они и раньше жили в одном проходняке и беспрерывно ругались). “Фойе” таким образом оказалось загромождено полностью - только узкие проходы к “фазе” (под которой теперь стоит еще и холодильник), кранам и туалету. Пока ждешь, например, чайник - гулять по нему, как раньше, или даже просто у стенки стоять - хрен, негде, все занято! Ожидая чайник для завтрака, я поневоле выходил сегодня погулять-побродить... в нашу пустую бывшую секцию!.. :))

27.5.10. 15-04
Короче, эти суки не пустили ко мне ни Глеба Эделева, ни его адвоката. Ждал сегодня с утра, придя из бани уже в начале 10-го (сходил очень удачно, а “генеральной уборки” с выволакиванием тумбочек в этой секции сегодня не было вообще - просто подмели и помыли, как всегда), пошел после проверки к “телефонисту”, набрал матери - они уже едут, Глебу - мобильник его отключен. Но с вахты до сих пор не звонят - значит, не пустили. А Палыч только что, как я пришел из ларька, вернул мне мое заявление о встрече с ними - с резолюцией Русинова: при наличии необходимых документов - ордер, удостоверение и паспорт. Но резолюция от 25-го числа, а сегодня 27-е. Вполне возможно, что дата на резолюции липовая. Что ж, пусть теперь Глеб судится с этой ИК-4, используя все свои возможности, как он того хотел и обещал.
А ремонт идет довольно быстро. В 1-ю же ночь побелили потолок, во 2-ю - наклеили обои, сегодня весь день - покрывают каким-то раствором стену (чтобы красить?), красят в белый цвет оконные ниши, уже ободрали линолеум по центру пола... Самое неприятное - если они закончат ремонт за те дни, что я буду на свиданке - она начинается уже завтра. Если эта секция будет переезжать в ту, отремонтированную, без меня - все мои вещи, и под матрасом, и за шконкой (все-таки я их распихал! :) рискуют пропасть или быть раздербаненными.
Самая омерзительная вчерашняя новость - из ШИЗО таки выпустили черножопую злобную обезьяну, и она, видимо, до конца срока пробудет здесь, в бараке. Но пока что так, как прежде, уже не буянит - публика в секции все-таки не та...
А в той секции - только что услышал - уже красят стену...

Дальше

На главную страницу