АВГУСТ 2010

2.8.10. 9-56
Все безумнее и безумнее жизнь здесь, в этой психушке, в этом всамделишном, без всяких шуток, сумасшедшем доме... Просто кошмар какой-то... Волосы дыбом от всего, что они творят, эти насекомые вокруг - а я-то завишу от них, завишу в самых что ни на есть главных - бытовых, повседневных, чисто житейских, вроде бы мелких, но исключительно важных вопросах...
Воду так и приходится лакать из-под крана, бутылки нет. А сейчас они начали такое, что буквально глаза на лоб от изумления - снова ломать туалет!! Опять долбят ломом те три “дальняка”, что были уже сломаны в том году, 26 ноября, месяц стояло так - и только к новому году, слава богу, сделали, сложили заново из кирпичей. 8 месяцев простояло - и вот опять долбят, ломают 3 из 4-х. Зачем??!!! Понятия не имею, и даже “козлы” между собой об этом не говорят, - я слышал, как они спорили и ругались, что именно там долбить и кому, еще до начала самой долбежки. Но - тогда, зимой, были постоянные очереди в “фойе” к единственному оставшемуся “унитазу”, но тогда хоть было место для этих очередей! Теперь же - оно забито, в нем стоят 5 шконок, проходик между ними и “фазой” (а дальше - умывальником) оставлен такой узенький, что двоим не разойтись. К умывальнику не подойти - вечно там плещется целая толпа (особенно почему-то любят эти идиоты намывать там ноги - как будто ноги у них потеют больше всего, при том, что все ходят без носков и в тапках). И - разумеется - это опять будет целый большой кусок “жизни” здесь, с развороченным, разломанным туалетом - нет ни малейших иллюзий, что они восстановят разломанное быстро. В тот раз - месяц, до Нового года; в этот - как бы не пришлось тоже до Н.г. ждать, а до него еще 4 месяца...
Ужас!.. Кошмар!.. Они испортят твой быт, самое простое, - не дадут тебе спать своим светом по ночам (как было постоянно до ремонта); выбросят бутылку - и тебе не из чего будет попить воды в дикую жару; разломают 3/4 туалета - и тебе волей-неволей придется толпиться часами, в жуткой тесноте и толкучке, в очереди туда, - очереди, стоящей на проходе, загораживая другим дорогу, и тебя за это все будут толкать и материть... Ты ненавидишь их и презираешь, категорически не считаешь за людей, гордишься своим превосходством над ними - неизмеримым превосходством человека над мерзкими насекомыми, мокрицами и пауками; ты живешь среди них по формуле из “цитатника” Корчинского: “И познаете истину, и ненависть к ней сделает вас свободными”, - но они испортят, испоганят твой быт, твои самые простые, элементарные жизненные потребности - еду, питье, сон, туалет... - потому что это в их власти, потому что ты в одиночку не можешь им помешать раздолбить там “дальняки” ломом (под звуки этих ударов я сейчас пишу) - а ты будешь мучиться, страдать, проклинать свою жизнь, а этим ублюдкам будет - как и всегда - наплевать на тебя... Вот в чем ужас этого положения - 100 нормальных, приличных, цивилизованных людей, рассеянных среди миллиона быдла...
А вчера был “момент истины” с “телефонистом”. Я зашел к нему после ужина - и этот ублюдок наотрез отказался дать мне телефон. Единственное (нелепое!) объяснение - "чтобы ты не писал про эту зону” и не рассказывал про нее матери, а то напишет она. Уже без всяких вообще дополнительных условий - типа, как раньше, “я сам тебя позову”, или “завтра”, или с жесткой цензурой разговора, чуть не наклонившись надо мной, чтобы лучше слышать, ЧТО я говорю... Нет, - на сей раз просто не дает, и все! Я ушел, плюнув в сердцах и не дослушав его брехню...
2 раза - сразу от него и еще потом, попозже вечером - заходил к “запасному варианту” на 8-й, к последней своей надежде, последней тоненькой ниточке, еще связывающей меня с миром нормальных людей - и не мог его найти! Обошел обе секции - нету; спрашиваю, где он - отвечают хамством!.. После вечерней проверки, как всегда, переоделся и вышел погулять, подышать из проклятой духоты барака. Подул ветерок, было уже почти темно, свежо, в общем - прекрасно на улице. Никуда идти я не планировал, просто побродить по двору, посидеть на лавке, когда освободится. Но вспомнил эти свои неудачные поиски днем - да куда же он, черт возьми, делся?! - и спонтанно, тут же на месте, решил сходить на 8-й еще раз.
Стал там расспрашивать - оказалось, он уже переехал из секции в “культяшку”: у них там тоже перманентный какой-то ремонт, и блатные тоже, как здесь, живут в “культяшке”, хотя и обе секции тоже заселены; где, собственно, ремонт - непонятно. Он встретил меня известием, что мать уже звонила, и - сам набрал ей. Мать сказала, что на ее звонок на 8-й этот тип ответил: сегодня меня позвать не получится, давайте лучше завтра (ага, как же, щаззз!!! Пойдет он меня завтра звать, да и вообще - вспомнит обо мне...) . А на мой рассказ об отказе “телефониста” - к моему удивлению, мать выразила уверенность, что он, мол, еще будет мне давать телефон, т.к. ему надо, чтобы мать клала ему на счет деньги. Ну что ж, дай бог, но все же в дальнейшее пользование этим вариантом мне верится слабо. Когда-нибудь все кончается, и этот полный разрыв, после множества предварительных полуотказов, постановки разнообразных условий и пр. должен был когда-то наступить.
Во время своих блужданий “продолами” и “дорогами” на 8-й встретил вчера блатного цыгана с 9-го, не так давно приехавшего. Первый раз я видел его еще в начале июня - он приходил к мерзкой цыганской обезьяне и с ней, с другими цыганами долго, все утро пил чай и рассказывал о себе, а я лежал (дело было еще в той секции, во время ремонта в этой) и слушал. Потом, недавно, ему рассказали обо мне - и он приходил специально знакомиться со мной, расспрашивал про Страсбургский суд, с тех пор дружески здоровается при встречах. А я, давно уже задумав, после долгой беседы на “продоле” как раз спросил его вчера про самое главное: нет ли у него “трубы” и не может ли он мне дать позвонить домой. Так эта тварь, оказывается, уже наслышавшись, что я “пишу” и “всех здесь достал”, несмотря на все “хорошее” (с виду, когда ничем не рискует) отношение, стала пристально расспрашивать и докапываться: “стоит” ли у меня запрет на пользование вообще телефоном от “подложенца”. Я сказал, что не знаю, впрямую мне никто ничего не говорил, - но уже по самому вопросу ясно, что, узнай о точном наличии запрета, эта харя мне “трубу” не даст ни за что, а узнать ей не составит труда - достаточно просто спросить на 10-м...
А мать сегодня, с утра, уехала на отдых до 13-го в какой-то пансионат в Подмосковье, в районе Истры и Нового Иерусалима. На лечение, как она особо подчеркивает, а не только на отдых.
...Долбят и долбят туалет, разносят его ломом в мелкое кирпичное крошево...

10-44
Нет, оказалось еще хуже, чем в тот раз - раздолбали вообще весь туалет, не оставили ничего! Завхоз, которого я, надеясь на его “хорошее” отношение, попытался спросить, безучастно сказал, что, мол, течет на 1-й отряд, а о перспективах починки - вообще ничего... Мрази... Здесь вообще надо говорить только шепотом на ухо, - хоть я и не повышал голоса, но слышавшими мой вопрос в “фойе” он был встречен целой чередой глумливых “советов”...

14-37
Все хуже и хуже, так что нет уже сил дышать... Как петля сжимается на горле... Туалет они ломают до сих пор, а зато - взялись вдруг делать свет в секции!.. Вчера - на дворе, где тоже почему-то не работают старые, с того года, фонари, а сегодня - я так и думал - здесь, в секции!.. И жди - час, полтора, два - пока выключат на ночь. Суки...

3.8.10. 8-12
Мерзкие эти и совершенно бессмысленные построения в колонну по три во дворе столовки - иначе не выпускают! - стали за последнее время еще бессмысленнее. Правда, сейчас чаще стало и так, что выходишь из столовки - ворота настежь, “мусоров” нет вообще. Но зато и строят же! - теперь частенько двое (м.б., и больше) становятся с 2-х сторон воротины - и отсекают, закрывая ее, когда им кажется, что один отряд уже прошел и за ним идет другой. То просто строили по 2, по 3 отряда большой колонной на весь двор; теперь же (сегодня после завтрака) - приказывают строиться по отрядам, отсекая один от другого резким закрытием ворот и началом нового долгого, нудного, рабского построения. Кто где - определяют, и порой из идущей толпы вылавливают, хватая за одежду, - на основании бирок, которые теперь белые и печатные - хорошо видно, кто откуда. Но переведенным с одного отряда на другой и сохранившим старые бирки (пока там не выдадут новые) - не верят, не пускают. И - излишне говорить, что все равно, как ни старайся, ни следи, - половина, допустим, 11-го отряда все равно просочится в ворота вместе с 3-м или 4-м, затесавшись в середину его рядов. Не получается это обычно у меня, - знают все “мусора” в лицо, да и с палкой я слишком приметен даже в толпе, и уже сколько раз здоровенная воротина столовской “локалки” захлопывалась прямо перед моим носом - “Строимся, 11-й!”...
Туалет эти мрази вчера разломали, а свет, наоборот, починили, - как въехали в эту секцию 19 июня, он не работал до вчерашнего дня. Сбылось мое тогда шуточное, и думать не думал, что будет всерьез, пожелание: хоть бы этот свет до августа не сделали! :) Так и вышло, однако. Полтора месяца... А туалет в том году - месяц, и это он еще не весь был сломан, как сейчас. Боюсь, что сбудется и по этому поводу моя вчерашняя шутка, только грустная: сделают не раньше Нового года...
Вчера решил-таки одну, еще недавно казавшуюся самой острой, проблему: пошел к 18-00 в ларек - и купил там себе 2 бутылки минералки. Ура, бутылки есть! - под водопроводную воду, взамен выброшенной во время недавней свиданки. Невероятно повезло, а то бы едва ли попал в ларек не в “свой” день: там теперь “на ключе” от ворот, оказалось, работает тот самый шнырь, друг любителя моих сигарет, с которым мы столько ругались когда-то. Правда, сказал, что устроился сюда, в ларек, временно, - а жаль!..
Двое блатных - с подъема уже пьяные, орали и колобродили на зарядке...

4.8.10. 15-17
Кошмар какой-то... Была страшная, тяжелейшая зима - теперь такое же лето... А ведь предстоит еще одна зима - последняя...
Туалет так никто и не делает, хотя разговоры об этом среди “козлов” иногда возникают - но только разговоры. Делают тем временем - вот сейчас во дворе - что-то другое, какие-то короба из досок сколачивают, - для проводов, видимо, и устанавливают на верхотуру, на водопроводную трубу, идущую по воздуху вдоль “продола”, выше забора бараков. А быдло - как всегда, безропотно смирилось с тем, что вот раздолбали за несколько часов туалет ломом - и теперь надо ходить на другие бараки, в лучшем случае - во двор спускаться. Поначалу только, в 1-й день, были еще удивленные вопросы - когда только увидели. Но ни тогда, ни сейчас - ни грана протеста, возмущения, негодования - ни тем, что сломали, ни тем, что не торопятся восстанавливать. Ничего - быдло в основном молодое, спортивное, неунывающее, оно может и на 1-й барак в окно лазить, не то что ходить на 6-й. И ему даже не приходит в голову, что эта спортивная жизнерадостность - лишь оборотная сторона их рабской, тупой покорности, генетической - от крепостных прапрадедов еще - и средство, эту покорность лучше всего обеспечивающее...
Пока писал это, про их покорность - вдруг забежал “телефонист”, про которого эти дни я почти уже и забыл, и не ходил, - и этак резко, отрывисто, как будто шнырю своему: “После ужина зайди!”. Похоже, мать была права, мы этой твари еще понадобимся :) ; но как же мерзко, господи, опять видеть эту харю!.. Ладно, зайду, куда ж деваться...
Мало того, что ходить на 6-й, так еще - только через “дорогу”, т.к. эти суки таки повадились закрывать калитку “локалки” не только на ночь, но уже и днем! Не только здесь, - 9-й, я видел, после отбоя тоже запирается; Но 6-й, наши соседи, так и стоит открытым всю ночь. Днем же они открыты все, весь “продол” - кроме 11-го! Рехнуться можно. Любитель моих сигарет говорит, правда, что закрывают не только 1-й, 2-й и 11-й, но и 3-й (тоже на этом “продоле”), - типа, они режимные, полукрасные (почему “полу-”?), там все работают (ну да, все! - особенно на 3-м!.. :) - и вот потому их запирают. Будка на “продоле” пока пустует, а ключ от калитки 11-го, видимо, решили давать кому-то из "красной” швали (вчера один, сегодня уже другой), чтобы он с этим ключом торчал прямо у калитки вот дворе, - ну да, если кто придет, особенно “мусора” - кто их иначе впустит? Но это, между прочим, еще абсолютно не значит, что они тебя ВЫПУСТЯТ, куда и когда тебе надо, без подробного отчета, без доноса начальству (завхозу? “козлам”?) и запрашивания разрешения от него и т.д., а также - впустят, если ты все же несанкционированно сумеешь куда-нибудь ускользнуть (из столовки, например). ГОВОРИТСЯ, что это такая, мол, чисто декоративная мера - мол, если вдруг “Макар” пойдет на “продол” или на “кечь”, то чтобы он видел, что калитка заперта, а на впуск-выпуск это никак не влияет. Но нужно было бы родиться и всю жизнь прожить в какой-нибудь другой стране, не в этой, чтобы поверить, что ключ от замка и возможность впускать/не впускать и выпускать/не выпускать тут не превратится моментально, автоматически просто, в грозное оружие - дисциплинарное, административное и можно даже сказать - политическое. В средство контроля не только за телами (их перемещением по обе стороны калитки), но и за душами...
Жара по-прежнему чудовищная, мучительная, изнуряющая. Не столько жара, точнее, сколько духота. На утренней проверке даже в тени барака стоять сегодня было невыносимо, пот по лицу ручьями из-под проклятой шапки, которой я и утирался поминутно. На входе и выходе из столовки - обязательное ритуальное умывание, но вода там не ледяная, а комнатной температуры. Все вокруг - дальние деревья на горизонте, целый лес за “запреткой” с одной стороны, да и самое небо - в тонкой, прозрачной, еле заметной серой дымке; этакое марево. Это - дым от горящих где-то неподалеку лесов; запах дыма, правда, я почти не чувствую, очень слабо и изредка - не как было 8 лет назад, в августе-сентябре 2002 г., в Москве... С утра иной раз еще бывает вроде как пасмурно, небо - не в облаках, а вот в этой серой дымке, только более густой, и странно видеть - солнце просвечивает порой сквозь это небо этакой красно-багровой луной, без лучей, совсем не слепящей глаза - просто небольшой красный, как из меди, диск, на который можно спокойно смотреть простым глазом. Неужели это столько дыма в воздухе? Никогда ничего подобного я не видел ни в Москве, да и нигде, до этого проклятого Буреполома. Если с утра пасмурно - ветра нет, но все же как-то попрохладней, поспокойней; и то - стоит чуть подвигаться, все равно, пишешь ли ты дневник или достаешь баул из-под шконки, - моментально уже весь мокрый! Но и эта пасмурность после обеда обязательно развеивается, начинается обычный зной; а сегодня, например, он начался прямо с утра, утро было ясное и солнечное (через дымку тоже, правда). Вставая в 5 часов, я надеваю футболку - и каждое утро она еще влажная от пота, не успевает просохнуть с вечера; а вечером она мокрая настолько, что можно выжимать...
Уходит по УДО несколько человек “козлов”, прошедших суд в те дни, что я был на свиданке. Остались им считанные дни. Среди них - эта гнида, глумливая мразь - долговязая ехидна, бывшая одно время, зимой, здесь предСДиПом, а недавно, по слухам, ушедшая работать опять в посылочную - как и осенью 2009-го, когда 2-й барак перевели на 11-й. Вся секция не зашкерена, видимость сквозная - и это чмо, сидящее с другими такими же на шконке и видящее издали меня, тут же непроизвольно начинает следить и глумливо меня обсуждать (на что я, разумеется, никак не реагирую). Сегодня перед утренней проверкой услышал такое, что чуть не умер со смеху: эта ехидна говорила кому-то, что про нее и ее “семейника” (такое же глумливое мерзкое чмо, только на 10 лет моложе; уходит по концу срока ровно через месяц) у меня, небось, уже целые тетради исписаны. :) И дальше - полет тщеславной фантазии (близко к тексту): а что, вот он (я) освободится - и это все где-нибудь в интернете всплывет. Будем знаменитыми! Еще гонорары будем благодаря ему (мне) получать, вынуждены будем ему “спасибо” сказать... :))) Тупое, полуграмотное быдло, воображающее, что гонорар за публикацию получает не автор публикации, а его персонажи... :)) 2 этих ублюдка уйдут - и останется только 2 по-настоящему злобных “козла” из всей этой братии...
Мелкие новости этих дней. Вчера пришло сразу 2 письма, о которых еще у столовки сообщил мне Палыч. Одно - пакет с ФЕОРовской литературой, последний раз присылавшейся, по-моему, еще в декабре 2009 г. Вспомнили... Второе - еще того чище - от моей (?) Ленки, поздравление с д/р (открытка) и письмо - ответ на мое месячной давности, написанное прямо на поздравительной открытке к ее д/р. Письмо теплое, приятное, согревшее мне немножко душу, хотя, как обычно, половину текста из-за ее почерка я не понял. И - самое главное - на этот раз она почти не задержалась с ответом и с относом ответа в почтовый ящик - всего неделя задержки! :) И лучше все же, когда поздравление приходит на 20 дней раньше праздника, чем на месяц или 2 позже...
А сигаретчик все бегает по зоне, изредка забегая ко мне на 11-й, - ищет новый телефон. Вчера уж было хотели идти выбивать в ларьке деньги - 3000 все-таки! - но он, засомневавшись, отменил все: во-первых, продают его через какие-то n+1-е руки, могут “проложить”, т.е. настучать, и т.п.; во-вторых же - не дают нормально посмотреть, продавец показывает только из своих рук, так что вполне м.б., что это какая-то еле живая рухлядь, за которую тут просят 4000 р. Так что вопрос пока повис в воздухе.

6.8.10. 8-37
О, августовская романтика этого лета - последнего лета на зоне!.. Потом буду вспоминать... Как хорошо, как свежо и прохладно утром, когда я встаю - еще и 5 утра нет - и в одной футболке выхожу на улицу!.. Потом опять будет зной, пекло, марево - и уже на зарядке солнце - багровый медный диск без лучей - уже висит предвестием этого дневного кошмара. Но раннее утро прекрасно! - уже светло и еще свежо. Выходя с 6-го, я глажу каждый раз черную кошку-бедолагу, сидящую возле входа в барак, облезлую, несчастную и явно бесхозную, явно помоечную. Сегодня я даже взял ее на руки. Она мурлычет, когда ее гладят, но почему-то на меня не смотрит - темно-желтые ее глазищи мне удалось увидеть только случайно и мельком.
Любитель моих сигарет опасался не зря - его действительно хотели “проложить” с телефоном, но не просто настучать, как я думал, а хитрее. Оказалось, через 25-е руки ему хотели продать за 4000 р. (очень дорого для простецкой черно-белой “трубы”) телефон с этого же, 11-го барака, принадлежащий, как я с его слов понял, самому старшему и злобному из “козлов” (правда, теперь он имеет среди них здесь ровесника, еще одну столь же злобную мразь, так что уже не самый старший). Продать с тем, чтобы потом забрать обратно - мол, это их (его) телефон, и все тут. А ни о какой купле-продаже его никто и слушать не станет - “барыжные отношения (или движения)” тут официально запрещены, да еще избить может блатная шелупонь за это. В общем, точно так же, как было в 2006 на “Матросской тишине”, на больничке: баландер в “кормушку”, наливая суп, тихонько спрашивает: “труба” нужна? Но если ты клюнешь и купишь у него “трубу” - в тот же (ну, м.б., на следующий) день придет шмон и “отметет” ее. Чистая провокация, короче.
Шнырь, друг сигаретчика, работающий сейчас в ларьке, тихонько сказал мне вчера вечером, что “труба” для меня уже у него - ему ее отдали и она валяется на 13-м. Завтра, мол, приходите (с любителем моих сигарет) в ларек - выбивать чек на 3000 р. в виде платы за эту “трубу” (да еще 1000 р. с него на воле), т.к. она тоже не дешевле предыдущей. Приятная новость, ничего не скажешь - особенно в части отдания 3000 р. за то, что может “пыхнуть” в ближайшее же время...
С ларьком вообще беда. Как ни много там денег - а разбазарить их здесь, среди нищих, но наглых попрошаек, ничего не стоит. Пока вроде бы прекратились траты на “телефониста” - в связи с общим охлаждением отношений с ним и тем, что 1000 р. долга с июня он так и не думает отдавать. Зато сел на шею “запасной вариант” с 8-го - вот уж поистине, сделаешь кому-то добро один раз - и тут же сядут на шею; дашь палец - и они тебе всю руку откусят!.. Должен уже мне 180 руб. ларьком, и не раз говорил, что перевод ему (1000 р.) уже давно пришел, но на счет в ларьке никак не зачисляют, - дело здесь, на этой зоне, обычное и привычное. Но вчера - сперва прислал какого-то парня (шныря?) просить выбить ему 1000 (!!) р. - в долг, пока ему не отдадут его перевод. Я отказал, естественно. Тогда по пути в ларек он как-то подкараулил меня сам - 8-й в это время как раз был в столовке - пошел со мной сам в ларек (проверить, не зачислили все-таки деньги, - нет, не зачислили!) - и стал клянчить опять купить ему в долг целый список, - мол, там на бараке у кого-то (у приехавшего недавно знакомого еще по воле, кажись) день рождения; ну, если не весь список, то хоть что-нибудь, начиная с блока сигарет за 180 р. Только потому, что он - мой последний “легальный” телефон здесь, ниточка, на крайний случай еще связывающая с домом и волей, я потратился на него опять - 290 р. (286, если быть точным). Да 180 в тот раз, - всего, значит, он мне должен 470, и отдача этого долга проблематична (да еще если будет что покупать в этот день на эту сумму).
После ужина пошел к “телефонисту” - нет на месте (хотя обещал, тварь, кого-то прислать ко мне - сказать, когда зайти). От него пошел прямо к этому “запасному варианту” на 8-й. Там (как и на 7-м, впрочем) сидел отрядник - но обычно ведь на всех бараках все звонят и при отрядниках, чем же я хуже? Денег на их телефоне, правда, не было; мать 2 раза поднимала трубку, но не перезванивала; потом вдруг ее номер стал недоступен. В конце концов “запасной вариант” все же дозвонился ей сам и сказал мне, что можно говорить и без перезвона, - спасибо, еще более-менее приличный человек, входит все же в мое безвыходное положение. (Когда узнает о запрете мне пользоваться “трубой” вообще, то, увы, вряд ли войдет...). Мать, как всегда, орала и ругалась вначале, обвиняя меня во всех смертных грехах - и я с удивлением понял из ее слов, какие там странные проблемы со связью, в этом ее пансионате: в помещении не ловится вообще, а на улице - входящие звонки она принимает и может говорить, а вот перезвонить сама - не может! Так что связь с ней до 13-го, когда она вернется в Москву, остается крайне проблематичной. Из ее же слов я узнал, что мразь “телефонист” опять стряс с нее 200, что ли, рублей себе на телефон под обещание в 8 вечера прийти ко мне с “трубой” самому, - но, разумеется, реально появиться и не подумал...
Пятница. Конец 33-й недели до конца. Мне осталось тут 226 дней.

7.8.10. 8-07
Боже, как же осточертело жить в этом безумии, бессмыслице, жутком, нелепом, агрессивном бедламе вокруг! Нету сил...
Вчера под вечер пошли-таки с любителем моих сигарет в ларек - отдавать мои 3 тысячи за телефон. Долго ждали его друга-шныря (теперь уже бывшего, конечно), ныне работающего в ларьке, - он не стоял у ларьковской калитки, а бегал по зоне туда-сюда. Потом пришел и объяснил, что надо ждать “съёма” (работяг с промзоны) в 19 часов, - видимо (точно я так и не понял), получатель моих денег и владелец “трубы” (точнее, один из владельцев) должен был прийти как раз с этим самым “съёмом”. По новому графику (после отмены 7-часовой проверки) ларек работает до 19-30, но реально - “съём” задерживался и только в 19-30 люди (насекомые!) из него как раз пошли с вахту сразу в ларек. Т.е., реально он работает дольше - до 8 вечера, наверное. Сперва мы с сигаретчиком сидели прямо на ограде газона у ларька, на виду у всех “мусоров”, с вахты и из штаба, как раз посередине; потом пришедший шнырь впустил нас во двор ларька, сели там на лавочку - все же не так заметно. От жары и духоты на улице я был весь мокрый.
Короче, оба обещали мне, что вот сейчас отдадут мой чек - и на 13-м сигаретчик заберет уже лежащий там телефон и принесет мне. Сам он обещал зайти после отбоя, и я думал -раз мать недоступна - набрать с него Мане, узнать, как дела. Дело, казалось бы, верное. Но - сигаретчик не пришел!! Я прождал его до 11-ти вечера - ни хрена. Что ж, лег спать. Ситуация усугубляется еще и тем, что его друга-шныря как раз вчера тоже перевели на 10-й - здесь теперь вообще не у кого спросить, в чем дело. Конечно, не хочется думать, что здесь тоже была подстава и разводка на деньги; сигаретчик давно, как я стал с ним общаться (еще он был “ночным”), казался мне человеком надежным, не склонным к подлости и разводкам, как “телефонист”. Что ж, сегодня не придет - завтра, видимо, надо будет самому идти искать его на 10-м; но ясно одно: 3000 р. мои пропали; если с телефоном была всего лишь разводка (а м.б., их и самих развели, такое тоже бывает) - мне их никто уже не вернет...
А ждать его вчера вечером мне пришлось в основном в бараке, на улицу я вышел лишь где-то после пол-одиннадцатого, и то ненадолго. Опять был безумный день: с 11-го перевели 15 человек, на 11-й - 21-го. С 1-го опять, с этапа, еще черт знает откуда, “девяточные” какие-то опять (судя по их характерным шапкам-“бейсболкам”, которые здесь начальство у них в первые же дни отбирает) появились, и т.д. Остервенело искали им места в битком переполненной секции. Я лежал, чтобы мое место не заняли и - чтобы противостоять любым попыткам меня переселить, если кому-нибудь это опять придет в голову. Не пришло, слава богу. Ничего умнее, чем искать и отбирать, у кого под матрасами сохранились щиты, и на эти щиты класть между шконками верхнего яруса новичков (как это было летом 2007, когда я только сюда приехал, на 5-м бараке, да и не только на 5-м), вся эта “козлинная” сволочь не придумала. В то же время, несмотря на жуткую тесноту и переполнение - и козлы на 4-х шконках в начале секции, и - как минимум - часть блатных в “культяшке” продолжают спать на одноярусных шконках. Когда самому злобному из “козлов”, (почти) убийце Маньки, другой “козел” на днях заикнулся, что, мол, не поставить ли вам там у себя 2-й ярус - тот, не говоря ни слова по поводу собственно 2-го яруса, тут же начал угрожать сказавшему, что сейчас изобьет его...
В общем, кошмар. Не жизнь, а ад, бедлам, беспросветность. Дикая духота, отсутствие всяких сил что-либо делать (особенно - переписывать дневник). К тому же, за этим переписыванием я буквально засыпаю - ведь настоящего сна здесь нет, я засыпаю уже в 12-м часу ночи и просыпаюсь в 4, дай бог в 5 утра. Ни пожрать, ни чаю попить толком - новые тумбочки до того мучительно неудобны, что просто беда. Отсеки крохотные по ширине, но в то же время глубокие - чтобы что-то достать из глубины, надо каждый раз все, что стоит спереди, вытаскивать, сгибаться до самого низа (полка нижняя), тянуть руки, да еще - здоровенная дверца, одна-единственная, открывается как раз в мою сторону и тоже здорово мешает. Сгибаться и изо всех сил тянуться, когда и так весь насквозь сырой от пота, по лицу течет, голове и лицу аж горячо - и от духоты, да еще от прилива крови при нагибании, видимо... И так каждый вечер... Будь она проклята, такая “жизнь”, и зачем она только нужна?!.
В столовке, забыл написать, уже пару недель назад вдруг повесили а огромные, до потолка, окна занавески, которых отродясь не было. Короткие, до половины окна не доходят, и внизу собраны в жгуты. Висят на больших резных деревянных карнизах. Спору нет, стало поуютнее с ними, но - это тот фальшивый, казенный, государственный (путинский! :) уют, от которого меня выворачивает, - прикрашенная, задекорированная тюрьма! В меню продолжает доминировать недавно появившаяся странная эта картошка - резанная маленькими 4-хгранными полосками, полугнилая, плохо почищенная, - т.е. вроде бы это и реальная картошка, но кажется она каким-то эрзацем. И вкус какой-то странный, не особо приятный, хотя есть можно. Не поймешь, что за способ приготовления - как будто что-то среднее между вареной и жареной. На завтрак и на ужин вчера давали полные миски этой картошки в каком-то сиропе...

15-35
Выломали еще вчера входную дверь в барак - и сегодня с обеда ставят новую, сверлят, колотят молотком; по лестнице в барак и из барака не пройти. В туалете раздолбили ломом весь пол - вроде бы затем, чтобы вытащить основную трубу, на которой были установлены унитазы, - говорят, именно она и протекает. Раздолбили пол - и бросили, труба так и стоит на месте, дверь в туалет распахнута. Погром полный; везде кавардак, разгром, все вверх тормашками, нигде не пройти. Ремонт, будь он проклят!.. Часть шконок, не покрашенных в 1-й заход, в июне еще, вытащили во двор красить, - эти твари опять где-то раздобыли краску!.. Матрасы с них и пр. валяются скрученными на верхних шконках, табуретки, которых стало как тараканов, загромождают проход... Все поглощены этим ремонтом и своими делами, активно стучат ломами, молотками... Завхоз бегает, руководит. Духота, как и всегда, невыносимая. Омерзение и ненависть к ним такие, что, ей-богу, своими руками поубивал бы, а этот проклятый барак сжег! А лучше всего - действительно, пробраться на кухню столовки и всыпать им чего-нибудь в котел, чтобы у них после обеда массовый падёж начался!.. Испоганили мне всю жизнь, мрази, - туалет раздолбан на неопределенный срок, а чтобы спуститься во двор - надо пройти сквозь их толпу и закрытую новую дверь, которую они привешивают - а им ведь плевать, что мне нужно пройти, они не торопятся пропустить, - и даже резную притолоку, за которую я раньше, делая первый шаг на лестницу, всегда цеплялся левой рукой, они убрали, и взяться будет не за что...
Ублюдок сигаретчик так и не приходит, мразь, хотя уже почти 4 часа. Еще вчера, по его не допускающим сомнений уверениям, что, мол, все будет хорошо, которыми он бурно реагировал на каждый мой вопрос - я почувствовал, что что-то здесь нечисто...
Одно хорошо - уже 2-й день (пятница и суббота) нет Палыча. Осталось мне ровно 225 дней, - те самые 225 дней, которые я по наивности начал отсчитывать в 2006 году, 8 августа, в 509-й камере...

9.8.10. 8-09
Специально остался вчера в столовке после обеда, когда 11-й уже весь ушел, - в надежде, дождавшись 10-го (2-я смена после нас), выловить там сигаретчика, хоть и понимал, что едва ли его увижу. Но только сел на крайнее от раздачи окно, слева от входа, напротив столов 11-го, - увидел сигаретчикова друга, шныря, того самого, кого мы так долго ждали в пятницу у ларька. Тот без моих вопросов и без тени смущения 2-хдневной задержкой объявил, что в понедельник отдает мне “эту х...ню”, причем не сигаретчику, а лично мне. Мне-то куда ее девать?! - но я попросил его передать тому, чтоб хотя бы зашел. Шнырь, кстати, сказал, что сам он не на 10-м, как я думал, а на 13-м. А третьего участника их неразлучной компании перевели на 6-й, - всех раскидали!..
Выхожу из столовки - на дворе никого уже нет, 11-й и 3-й ушли, но в воротах стоят 4 “мусора”, из них двое - это Палыч и злобная цепная псина Зайцев (по кличке “Война” :). Он, конечно же, моментально вцепился в меня - куда я иду, почему один, почему так поздно, и т.д. Пришлось показать ему бумагу от Демина на “свободный ход”. Характерно, что Палыч, стоявший рядом с Зайцевым, не произнес ни звука в мою защиту.
Прихожу в барак - следом прется Палыч и говорит, что сейчас опять будет “общелагерная проверка” (а в 12-10 была какая, не общелагерная? Видимо, по ее итогам не хватает кого-то.). Как хорошо, что я встретил шныря и не стал ждать 10-й барак, - в пустой столовой хрен бы кто объявил о проверке. Ее устроили, кстати, прямо во время обеда, а не после, как я думал, - почти ровно в час; 10-му и иже с ним, видимо, не дали времени сходить в столовку, пока не сосчитали их еще раз.
Сигаретчик явился, когда мы выходили на ужин (на час раньше по случаю воскресенья). Пока ходили - он побывал еще и на 6-м, потом вернулся - и рассказал: оказывается, в тот момент, когда в пятницу я выбивал чек на 3000 в ларьке, обещанного телефона уже не было “на руках” у шныря. Типа того, что тот давал его владельцу в долг деньги а телефон брал как залог, что ли. А тут как раз долг ему вернули и “трубу” - залог - забрали. Смутно объяснял, но вроде как-то так. И теперь, типа, у них есть или будет в понедельник (сегодня) какая-то другая “труба” - они или продадут-таки ее мне, или вернут деньги, которые шнырь, чтоб не пропали, умудрился (по словам сигаретчика) положить в ларьке тогда же, вечером пятницы, на свой (!) счет. Вообще-то кассирша не должна допускать такие вещи, не спросив меня - а вдруг он украл этот чек?! - и именно данное обстоятельство поразило меня больше всего.
Я оказался прав в своих предчувствиях! - на вопрос о его графике сигаретчик сказал, что ложится спать в 7 утра и встает в 3 часа дня, - не будучи “ночным”, как на 11-м, и только-только переведясь на 10-й, он уже пользуется там таким благорасположением начальства (завхоза?), что вообще не ходит на проверки! - его отмечают на шконке!.. Обещал, в общем, зайти опять сегодня, после 4-х дня, и рассказать, что же все-таки там с телефоном.
Матери все эти дни я так и не звонил - куда, раз у нее не видна сеть в помещении? Вчера хотел было зайти к “телефонисту” с ужина - но по “продолу” как раз шастало 5 “мусоров”, а потом еще и сигаретчик пришел.
Прошла 33-я неделя до конца, отмеченная тратой этих 3000 р. неизвестно куда и на что. Началась 32-я. Осталось 223 дня.

10.8.10. 7-50
Сигаретчик вчера так и не пришел, сука. Сегодня утром шли всей толпой с завтрака - и вдруг увидел его, идущего нам навстречу с того “продола” вместе с Окунем. Если бы не Окунь, я, конечно, окликнул бы его, а так - решил, что не стоит, хотя тот шел, смеясь, разговаривал с Окунем, - непохоже было, что его за что-то ведут на вахту. Шнырь, его дружок, весь вечер вчера терся здесь, на 11-м, и даже стоял на вечерней проверке - то ли за кого-то, то ли его опять перекинули сюда? - но не сказал мне ни слова, а я не имел большого желания его спрашивать. Похоже, они меня все-таки “кинули”, я в этом уже практически не сомневаюсь. А м.б., шнырь, никогда не внушавший мне особого доверия, “кинул” и меня, и своего друга-сигаретчика...
Вчера объявился какой-то новый зам. по БиОР, по имени, кажется, Марат. Я слышал разговоры, что, мол, его ждут на 1-м бараке, он вроде должен туда зайти, и на время отпуска “Макара” (видимо, вчера тот и пошел в отпуск, раз вчера всплыла эта тема) будет зам. по БиОРом. Потом - шли на ужин - я видел его с Деминым, нач. санчасти, они шли куда-то в “варочную”, что ли, нам навстречу. Маленького роста, невзрачный, ничего особенного - я, правда, не знал еще, что это новый зам. по БиОР, а то бы постарался рассмотреть лицо. После отбоя, когда я и еще куча народу сидела во дворе на лавочках, вдруг прошел слух, что он вместе с “Иванычем” (Агрономом) сейчас пойдут обходом, - поднялась, как всегда, паника, прислали одного дурачка сказать, чтобы все со двора шли в барак. А сегодня с утра, на зарядке, мой “девяточный” знакомый, более-менее интеллигентный бизнесмен-“мошенник” (159-я ст.), 1975 г.р. , с которым я постоянно тут общаюсь, в том числе и на политические темы - он способен их поддерживать, да и книги из библиотеки, где работает, он мне носит, - сказал, что этот новый Марат (?) - с “девятки”, он его хорошо знает. Ничего хорошего - по его словам, тамошние “мусора” по определению хуже наших. Что ж, придется познакомиться и с этой новой нечистью за оставшиеся мне 7 месяцев и 10 дней; и при его заходе на “продол” будет подниматься такая же паника и беготня, как при всех макаревичах, заводчиковых, агрономах...
Полуинтеллигентный этот “мошенник”, кстати, в дальнейшем разговоре на зарядке взялся мне вдруг доказывать, что внутренняя борьба в России может повести к ослаблению государства, и на нас со всех сторон двинутся соседи в надежде что-то урвать. И неужели отдать, мол, Курилы, Сахалин и т.д.?!! Стал ссылаться на древние войны - Наполеон, потом вообще вспомнил монгольское иго. Общая его логика - державническая: у нас, мол, злые соседи только и смотрят, как что-то отобрать, а мы, мол, не должны отдавать... Я не думал, право, что он такой идиот! И что мозги так промыты имперской пропагандой - до полного непонимания реальности и своих же выгод. А ведь это еще один из лучших! М-да, интеллигенция в этой стране - единственный слой, еще хоть чего-то стоящий - на самом деле тоже полное дерьмо, вполне подходящее под известное определение Ленина...
Туалет так никто и не чинит, большая труба лежит, как лежала, на раздолбанном, но убранном и чисто выметенном его полу. Ее не меняют, стены не замазывают варом, как собирались было - и всех это устраивает, ни одного голоса напоминания или протеста не слышно. Сделают ли хоть к новому году? Вместо этого сейчас они - вот на днях - сделали новую дверь в барак (чем плоха была старая?), а непосредственно сейчас - красят зеленой краской торцевую стену барака, мимо которой идет лестница наверх, к свеженавешенной двери...
Вчера от “телефониста” все же позвонил матери - без перезвона, не больше минуты - и Мане, которая сразу стала спрашивать, что это со мной тут случилось и зачем я жаловался Макаревичу, - Паша Люзаков , мол, считает, что от этого только хуже. Но что мне надо было делать вместо жалоб Макаревичу, - ни Паша, ни Маня не говорят...

13.8.10. 5-00
2 дня не писал ничего - не мог взяться, не было сил... Позавчера была дикая духота, как все эти месяцы, и все вокруг густо затянуто дымом, даже запах дыма ощущался довольно сильно. Вчера - на удивление - вдруг стало попрохладнее, духота хоть и сохранилась, но стала слабее, а дым совершенно исчез.
Настроение такое омерзительное, такая ненависть и отвращение ко всему, что аж трясет! Господи, как я их всех ненавижу!!! И сколько раз за годы здесь я уже писал обо всем этом... Господи, сделай так, чтобы все эти гнусные твари на 2-х ногах, сколько их ни есть вкруг, - сдохли!..
Главная мерзкая новость - эти ублюдки таки “кинули” меня на 3000 р., теперь это известно уже точно. Вчера - в четверг, “свой день” - выбивая чек в ларьке, спросил кассиршу, хорошо меня знающую, о судьбе того чека, на 3000 р., который она тоже должна была хорошо помнить. И она сказала сразу, четко и определенно: этот чек “они” в тот же вечер, 6 августа, разделили на несколько чеков и отоварили. Т.е. - деньги потрачены, их нет!! Знал ли об этом любитель моих сигарет, когда говорил мне, что вот, мол, он поговорит с одним, с другим, кому нужны здесь деньги ларьком, а они дадут на воле, т.к. владелец какого-то найденного им телефона отказался брать за него ларьком, а якобы просил только перевод на воле. Впрочем, этот вариант тоже у него вдруг почему-то не сработал, владелец “трубы” ее продавать отказался, испугался и т.д. - в общем, похоже, что все это была гнусная и пошлая комедия со стороны человека, которому я почти безоговорочно доверял...
Вчера вечером, около шести, когда сигаретчик явился, я рассказал ему эту историю с чеком. Он сделал большие глаза и несколько раз уверенно повторил, что такого никак не может быть. Мы, мол, как раз сейчас идем в ларек, берем этот чек, отдаем его - и забираем телефон. Ну-ну, говорю, поговорим, когда вернетесь, коли так.
Они со шнырем (которому я принципиально ничего говорить не стал, хотя именно ему отдавал в руки тот злополучный чек; а сейчас он снова переведен на 11-й) пошли в ларек. Через 5 минут сигаретчик приходит и говорит мне: мол, этот чек положен в твой (т.е. мою) карточку, и идти за ним надо тебе. Тогда как раньше шнырь мне лично говорил, что чек в ЕГО карточке, и на обороте чека кассирша написала его фамилию. Т.е., вранье уже совершенно очевидно. Спрашиваю: ты сам сейчас говорил об этом с кассиршей? Нет, говорил шнырь. - А где он сейчас? - Уже на 13-м. - Ну так надо идти втроем с ним, - говорю я - т.к. мне сегодня кассирша ясно и четко сказала, что эти деньги потрачены. Думал я, наивный, припереть этого ублюдка к стенке... А тут как раз опять приперся Палыч, посидел, как всегда, в “беседке” во дворе и поднялся наверх, в “козлодерку”. Сигаретчик говорит: сейчас, мол, схожу за ним (своим другом-шнырем) на 13й. Вскоре возвращается, говорит: он сейчас придет - и пойдем в ларек. Погулял, походил туда-сюда еще чуть-чуть - приходит и говорит: мол, Палыч вызывает! (Это учитывая, что он сейчас числится на 10-м, что его вызывать-то?). Берет с моей шконки свою “феску” и рубаху, которые оставлял у меня и идет типа к Палычу. Но я тут же вслед за ним выхожу в “курилку” - и вижу, как они со шнырем быстро ходят взад-вперед по двору, разговаривая о чем-то. Сговариваются, видать, как дальше врать мне о судьбе моих 3000 р. Подождал еще немного в бараке, опять выхожу - их обоих уже и след простыл. В ларек вчера вечером мы так и не пошли... :)
Вот такие дела. Вторая новость, хоть и приятная - Палыч уходит в отпуск, только не ясно точно, с какого числа, то ли с 18-го, то ли раньше, - но это четко и ясно означает, что туалет, полностью снесенный и так и не делаемый вот уже много дней - уж по крайней мере до его выхода из отпуска делаться точно не будет! А скорее всего - не будет и после выхода из отпуска; дай бог, чтобы и впрямь к Н.г. сделали. От “обиженного” же пацаненка, разговаривая с ним вчера в ларьке, пока стояли в кассу (он клянчил у меня купить то одно, то другое), услышал такое громадье планов, о котором не хочется даже думать. Оказывается, есть план сломать стену (!), которой туалет отделен от “фойе” и на которой со стороны “фойе” закреплен умывальник и водопроводные краны. Якобы, умывальник перенесут на ту стену, где сейчас “фаза” (торцевая стена барака в том же “фойе”), а “фазу” перенесут в “приемку”. Это дикий бред, в который с трудом верится (и не хочется верить), но - в этом диком, чудовищном дурдоме возможно все... Ясно лишь, что туалета не будет в бараке еще долго-долго, что делает и так нелегкую жизнь здесь еще во много раз более тягостной и неудобной в чисто бытовом, житейском смысле.
Да, и вот так вот, постепенно, незаметно, с этими деньгами - я потерял сигаретчика, человека, на которого (пока он был здесь, на 11-м) хоть в чем-то мог положиться, хоть о каких-то простых, бытовых вещах попросить (да и телефоны чужие он давал мне не раз - набрать матери, едущей сюда на свиданку - пока еще был “ночным”). Интересно, хватит ли у него теперь, после разоблачения, наглости опять прийти просить у меня сигареты? (Последний раз он выклянчил их вчера, пока еще делал вид, что ждет прихода шныря и т.п.)
Сегодня к вечеру мать должна вернуться со своего отдыха в Москву. Надо бы позвонить ей уже сегодня, и была мысль - после отбоя сходить к “запасному варианту” на 8-й. Но вчера, пока я (и многие другие) после отбоя сидел на лавочке во дворе, - “мусора” с “нулевого” начали бегать на “продол” и обратно, потом зависли на 6-м и т.д. - в общем, началась небольшая паника, хотя это был не Макаревич и пр., а простые какие-то “контролеры”. Калитку 11-го тут же потребовали запереть (какая-то полублатная шваль - стремщик или “дорожник”, черт их разберет, оравшая это с “балкона”); “дорогу” с 6-го - тоже, т.к. “мусора” как раз там и были (да если б и не там, а дальше - ее закрыли бы все равно). А всех сидящих на скамейках истошными криками тут же загнали в барак - мол, “была же просьба!” (так они обычно камуфлируют приказ) - зайдите в барак; вот когда уйдут “мусора” - сидите, лазьте по “дорогам”, делайте что хотите. Заботливые какие! - волнуются, чтобы все спрятались от “мусоров”, чтобы “мусора”, упаси бог, не “заострили внимание” на местных блатных наркоманах, вечно ходящих обколотыми или пьяными... Это я к тому, что, пойди я на 8-й после отбоя вчера - вернуться назад мне было бы очень проблематично, пришлось бы пережидать (неведомо где), когда уйдут “мусора” и откроются “дороги”...

6-35
Были в столовке на завтраке - вдруг погас свет! Я так и подумал, что это не выключатель нажали, а ток вырубили; выхожу - точно: ворота “нулевого поста” открыты! Значит - без завтрака! (По крайней мере, если его быстро не включат, - ни света, ни воды.) Но это тупое, бессмысленное, покорное сиволапое быдло стерпит еще и не такое, стерпит все самые скотские условия содержания; а если и пикнет что-то вдруг против начальства - так блатные пастухи быстренько успокоят это свое стадо: разъяснят политику блатной “партии” на общем собрании, а кого надо - изобьют в “культяшке”, или, там, в “маленькой секции”. Мразь. Ублюдки...
А не далее как вчера - тупая свинья Палыч выстраивал всех после обеда во дворе столовки; я стоял в глубине двора, разговаривал со знакомым с 3-го и в строй встать не спешил (как обычно). Он идет, выстраивает всех до хвоста колонны и мне персонально говорит: мол, Борис Владимирович, там вообще-то строятся. Я подошел поближе; выстраивалась, как обычно, огромная колонна из всех отрядов вперемешку. Ворота открылись, толпа пошла; но где-то невдалеке передо мной опять вздумали “отсечь”, и ворота закрылись, - “мусора” делают вид, будто это один отряд прошел, а перед следующим захлопывают, хотя на деле все стоят вперемешку. Палыч был в этот момент за воротами снаружи; увидел меня и еще 2-х с 11-го, сказал “мусору” пропустить, а там, за воротами - стал мне выговаривать: мол, я Вам говорил, что все строятся, а Вы там стоите, разговариваете... Я тотчас задал ему простейший, давно уже накипевший в душе вопрос: “Алексей Палыч, зачем вообще нужны эти построения?! Это же идиотизм!” - “Чтоб было!!!” - дико взревел он в ответ, - ну да, известный прием: отсутствие аргументов компенсировать повышением голоса; а “чтоб было!” - ответ достойный, глубоко аргументированный, ничего не скажешь. И тотчас за этим, уже почти мне вслед, вдруг тихо, мягко, этак по-дружески, как он всегда разговаривает наедине, без толпы зрителей, посоветовал мне... побриться. Хотя никогда раньше не обращал внимания на то, брит я или нет - в отличие от всех этих макаров, агрономов, одинцовых и пр. К чему бы это он? Хотел показать, что ко мне тоже легко можно прицепиться, что ли - вот хотя бы к тому, что небрит, типа “неопрятный вид”, нарушение соответствующего пункта ПВР, что ли? Идиотизм какой-то, короче... Но сказать о построениях ему было нечего.
Особенной сказкой теперь, кстати, будут комиссии и ритуальное прятанье всего и вся при их приезде. Теперь сумки в каптерку - а назад-то их уже не достанешь, фигушки, дудки!! Ключ-то теперь не у завхоза, а у этой остервенело-злобной мрази, бывшего завхоза 2-го. И тот будет выпендриваться, куражиться, злобно визжать и глумиться над тобой, если только ты смиренно подойдешь к нему и попросишь открыть. Когда ему удобно - он, так и быть, откроет, но никак не тогда, когда надо тебе. Он уж покуражится над тобой всласть, досыта, будьте покойны: хоть совсем малюсенькая, а власть; тебе надо взять свою сумку из каптерки - и в этом ты зависишь от него, и обойти его никак не получится, и тут уж он на тебе вовсю оттянется, вдоволь поглумится и поугрожает своими кулаками... Чистейший “административный восторг” по Достоевскому.
Кстати, хотя барак и кирпичный, его не сожжешь, - но пристройка-то к торцу, в которой 2 “курилки” (верхняя и нижняя), раздевалка и эта самая каптерка - деревянная. Если ее снизу облить бензином и поджечь - она вспыхнет как сном соломы (тем паче, ее на днях со стороны лестницы еще и покрасили масляной краской)...

13-40
Утренняя проверка не сходилась, и Окунь проверял сперва 114-ю бригаду по карточкам - не помогло, - тогда начал проверять весь отряд по списку. Тот, кого не хватало, был на букву “Н” - слава богу, до меня не дошло.
Потом - нудное, унылое построение у столовой после обеда, но хоть не такое долгое, как обычно, - один 11-й отряд. Самый злобный из “козлов” (которому осталось чуть меньше меня) авторитарно, личным приказом (Палыч ли его настропалил, или он сам - не знаю. Палыч мог бы все то же самое сказать и лично.) на днях реформировал всю систему заготовки и раздачи баланды 11-му бараку в столовке. “Красные” теперь не стоят толпой у окошек, получая (“снимая”) сами баланду и хлеб, - велено, чтобы им тоже все приносили те же заготовщики. Но зато и мисок велено “козлом” брать ровно столько, сколько пришло людей, т.е. в обед 1-е и 2-е - в одну миску. И если ты не доел первое, не освободил миску - твои проблемы, всем плевать, другой тебе не положено. В общем, та же идиотская система, что была здесь и раньше - я полноценно отведал ее еще на 13-м...
Одно только счастье: спала жара! Надолго ли?.. Ночью было даже прохладно, под утро; в проверку - голубейшее ясное небо, и на нем - огромные кучевые облака, гигантские, неохватные, удивительно красивые... И ветерок подул - несильный, прохладный; вроде это и не замечаешь, просто нормальное состояние - сидишь, что-то делаешь - и только вспомнив весь этот ужас, 2 месяца зноя и духоты, понимаешь, какое это счастье: ты сидишь не мокрый и не разморенный, пот не стекает ежеминутно по лбу...
Еще одна беда, о которой я уже смутно слышал - а теперь вот она, воочию! Вышел на проверку - в нижней (открытой, куда недавно выкидывали мой матрас и пр.) “курилке” на лавочке лежит что-то в картонных коробочках, все берут, смотрят... Слухи уже пошли, а выходя на обед, я подошел и увидел вблизи сам: это здоровенный магнитный замок для “локалки”. А в другой коробке - электроды, - приваривать его, что ли, будут? Обычно такие вещи привинчиваются, но - хрен их тут знает... Типичный московский домофон, только без панели: открываться замок будет кнопкой из той будки, что поставили посреди “продола” - это ж как надо будет орать, чтобы там услышали и открыли!.. (Или звонок уже включен в комплект поставки?) Сидеть там будут “мусора”, так что на сколько-нибудь льготный режим выхода рассчитывать не приходится. Плюс - самое неприятное - видимо, такими замками будут закрываться ВСЕ бараки на “продоле”, а не только один - иначе будку не поставили бы точно в центре, у 9-го. Т.е., если даже, идя с ужина, как во времена СДиПа, я и проскочу по “продолу” дальше 11-го, - никто мне никакой другой барак не откроет, нечего и думать, вход и выход будут жестко контролироваться “мусорами” из будки. А “дорогами” - чтобы дойти до 7-го - 2 раза пролезать в окна, что я вряд ли осилю, тем паче с палкой в руках. Или же - путь в обход, через тот “продол”, очень дальний, непростой и долгий. Особенно прелестно смотрится закрытие калиток на замки в свете отсутствия туалета на 11-м. Ну да, остаются “дороги”, но они целиком в руках блатной нечисти (которая еще хуже “мусоров”) и закрываются по первому ее... не слову даже, а, наверное, взгляду.
В общем, веселуха!.. :) Обхохочешься... Потеря 3000 р., отсутствие на месяцы вперед туалета, плюс еще закрытие “локалок” на замки, препятствующее добраться даже до тех телефонов, что еще остались, - это новая конфигурация моего существования здесь, в этом аду. В таком кошмаре мне осталось прожить здесь еще 219 дней...

14.8.10. 8-11
Жара спала настолько, что и вчера днем, и сегодня утром насекомые 11-го барака начали жаловаться: они замерзли ночью! Даже - некоторые - под одеялами. Днем вчера, правда, особенно после обеда, еще было жарковато, пот со лба мне приходилось утирать частенько, - но все равно это уже не та мучительная, раскаленная духота, что была еще совсем недавно. По вечерам и утрам уже достаточно прохладно, свежо, - но в то же время выходить в 5 утра на улицу в одной футболке еще вполне терпимо. Что будет, если (99%!) они не восстановят туалет в бараке до заморозков, до начала зимы, - даже страшно подумать.
Кстати, вчера я узнал, что такое же положение и на 9-м бараке - тоже нет туалета! Уж не знаю, зачем его уничтожили там, но... Это становится все более и более веским поводом для жалоб в прокуратуру и др. места на содержание в скотских условиях, оскорбляющих человеческое достоинство (у кого оно есть, конечно, - а таких здесь, почитай, я один)...
Еще из новостей вчерашнего дня. “Макар” уходит (или уже ушел) в отпуск, а заменять его будет на сей раз Демин, начальник санчасти. Ну что ж, это еще не самый худший вариант, - пожалуй, даже лучшее из худшего. И - рассказали наконец-то - правдоподобный вариант того, как будут действовать установленные на калитки “домофоны”. В точности как их аналоги в Москве - только не на подъездах, а на офисах: в замок встроено переговорное устройство; звонишь, говоришь, что тебе надо, а тебе в зависимости от твоего ответа открывают/не открывают. Так и здесь: придется, видимо, вести с будкой на “продоле” электронные диалоги. :) Хорошо, хоть орать во всю глотку, чтоб открыли, не придется...
“Запасной вариант” вчера после обеда вдруг сам прислал за мной кого-то - типа, ждет меня в “локалке” 8-го. Я пришел - он с кем-то еще сидел в уголке двора, в “спортгородке”. Оказалось, что мать звонила ему уже несколько раз - в воскресенье, еще когда-то, и вот наконец он сподобился сам. Мать предлагала положить ему на телефон деньги - отказался, причем уже не 1-й раз! Очень нетипично. Сказал, что в четверг послал “помощника” в ларек - выбить чек и отдать мне 400 руб. долга (должен 470, вообще-то), но тот, придя, увидел меня уже выходящим с пакетами - и даже слова мне не сказал. “Запасной вариант” не додумался, блин, видите ли, прислать его пораньше, пока я еще был на бараке.
Не только переписывать, но и просто писать эти записи в дневник - не могу: засыпаю! Тут же, стоит только начать, - глаза слипаются неудержимо. Сказывается постоянный недосып, пробуждения еще до 4-х утра, подъемы еще до 5-ти...

15.8.10. 8-47
О, этот август! Август 2010 года в Буреполоме... Он уникален и неповторим, в нем есть своя специфика, свои отличия и свой колорит. Он запомнится мне надолго, на всю жизнь, может быть, - если сейчас я сумею отразить все это здесь, в дневнике, максимум этих характерных черт, не полагаясь на слабую человеческую память...
О, эти спуски, выходы теперь по ночам на улицу, во двор! Темно, уже прохладно, двор пуст - а иногда еще и полон, вот 2-м часу ночи эти твари, мерзкие двуногие крысы могут еще вовсю шнырять и по бараку, и по двору, толпиться, сидеть и пить свой чифир на лавочках. О, эти подъемы уже без 15-ти, без 20-ти пять, когда уже только-только рассветает в бараке - и ранние эти визиты на 6-й! (А навстречу мне оттуда уже плетется московский доходяга-инсулинщик.) Будь оно все проклято, - заставляют, твари, испытывать еще и дополнительные, чисто физические мучения, лишние бытовые проблемы - наряду с изначально уже здесь существующей проблемой неволи и скотского окружения...
Кстати, какое там “прохладно”!.. Резкий перепад: еще на днях была дикая жара - а сегодня в четверть 7-го, когда я вышел на завтрак (зарядки нет - воскресенье), изо рта уже шел пар! Вот так!! И в секцию, куда после вечерней проверки невозможно было зайти - духота как в парилке, сам воздух горячий - теперь, вчера уже, входи, пожалуйста, - температура вполне нормальная. Незачем стало выходить на улицу и гулять, сидеть на лавочке до 11-ти и позже - можно сразу ложиться и дольше спать.
Еще мука - теперь уж до самого освобождения, на 7 оставшихся мне месяцев, - ночью не видно часы, трудно понять, сколько времени. Свет из “фойе” падает очень скудно - для сна это хорошо, но на часы смотреть - большая проблема, которая была и той зимой. Тогда я зажигал ночью спички, чтобы посмотреть - и все, кто не спал и видел, как я их зажигаю, днем начинали клянчить у меня спички, чтобы прикурить.
Вечером вчера, после отбоя, явился “обиженный” Юра, мой бывший сосед по 13-му бараку. Вылез из окна 1-го, где он теперь числится, и мы долго говорили с ним на улице. Я так и знал, что он будет просить денег, - точно! Говорит, что проиграл в карты 14, что ли, тысяч, 10 уже нашел, а у меня просил 300 руб. в счет остального. Божится, что отдаст, что 27-го к нему приедут и положат на счет; но не только он ничего не отдаст, это совершенно ясно (как не отдал ничего, взятое “в долг” раньше), но и есть большое подозрение, что он просто врет, блефует, что этот карточный проигрыш он просто выдумал, чтобы стрясти себе с меня 300 р. на жратву, чай, курево и пр. Давать ему эти деньги нет никакой охоты, но, видимо, придется - работая в бане на стирке, он в этом смысле мне еще ой как пригодится, этот алкаш...
Самое ужасное - он подтвердил мои подозрения: вот-вот начнут ломать баню! В бревенчатой избушке без окон, с крохотным низеньким входом, построенной рядом с баней за лето, с ранней весны еще, осталось, по словам Юры, только доделать пол и провести трубы. Я уж надеялся, что раз летом, в жару, не заставили переходить мыться в эту “баню”, то уж к зиме-то не будут, хватит ума... Ан нет! - к зиме-то как раз и сломают, и будет самый апофеоз работ по расширению и перестройке старой бани (да ее и расширять-то не надо, места там достаточно, а просто на свободном этом месте поставить еще десяток-другой “леек”). Мыться в ней, ясное дело, предстоит из тазиков (жестяных, казенных, производства местной “кечи” - или купи в ларьке свой, пластмассовый, и таскай его с собой каждый раз в баню и из бани, как дурак), и вмещает эта избушка, опять же по словам Юры, человек 10-15, - даже трудно представить, как и где будут ждать остальные (особенно зимой, в мороз), где будут раздеваться, вешать вещи и пр. В общем, “помывка” превратится, видимо, в сплошной кошмар...
М-да, все наблюдения и умозрительные заключения мои на воле оказались правильными, я уже писал об этом. Этот народ безнадежен и неисправим; это биомасса, собственно, а не народ. Перед активным революционным меньшинством (вроде меня) - глухая стена: опереться на эту биомассу, на это быдло невозможно, все ее интересы, желания и инстинкты крайне реакционны. “Пойдем против народа, мы ему ничем не обязаны!” - Лера была полностью права в этом в 1993 году. Не только за его интересы - халяву, “державу”, захват чужих земель, лютый антисемитизм и гомофобию - бороться невозможно, немыслимо, - но и просто мириться с существованием столь огромной (140 млн. чел.) и столь откровенно, оголтело реакционной силы, просто знать о ней - и не бороться против нее - тоже немыслимо. Так что - внутри страны опереться не на кого, кроме, разве что, мизерной части интеллигенции - той, что сохранила наряду с порядочностью и либеральным мировоззрением охоту хоть к какой-то деятельности, какую-то хоть минимальную активность - и не ударилась безнадежно в религию, как целая куча лучших моих знакомых и здесь (Миша, дневальный КДС), и на воле. И - тоже половинчато, смутно, неверно - на колониальные и постколониальные народы российской империи, тех, кто на своей шкуре знает, что такое русское иго и кремлевское ярмо на шее.
С биомассой же, населяющей 1/7 суши и совершенно безнадежной, не оставляющей никаких шансов на успешную работу с ней - неизвестно, что вообще делать. Собственно, кроме ее 100%-ной утилизации, кроме (утопических, невозможных, увы) планов ликвидации российского государства вместе с населением - в голову ничего не приходит...

16.8.10. 8-13
Сцепился вчера в обед со Степышевым, но, слава богу, никаких последствий это покамест не имело. Вышли из столовки - а эта мразь как раз караулит выход из ворот, строит, не выпускает, сортирует... Сперва вся толпа, стоя и сидя на корточках в столовском дворе, увлеченно наблюдала, как Степышев остановил в воротах какого-то парня с пакетом, отобрал у него пакет, полез туда, вынул буханку хлеба, отдал парню, а сам пакет (набитый, ясное дело, байзерами с баландой), отойдя через “продол” к забору бывшего ЛПУ, с размаху перебросил туда через забор. Парень, даже не попытавшийся, конечно, отобрать у “мусора” свой пакет, пошел к воротам на этот участок и полез его забирать, - спасибо, хоть от ворот Степашка его оттаскивать уже не стал.
Занялся он дальше личным подравниванием с правой стороны колонны, которая, как обычно, уже сама выстроилась в “локалке” столовой. Ворота открылись, вся толпа пошла. Я, выйдя, слышу, что за моей спиной Степышев кому-то орет, чтоб вернулся - “иди сюда!”, типа, но называет не по имени и не по фамилии, а как-то так, что я не разобрал даже, по какому-то признаку (“с чем-то”, наверное). Иду дальше, а он все орет, не унимается. Тут уже - частью из любопытства, частью по какому-то странному наитию, я оборачиваюсь - и с изумлением вижу, что это он орет мне, а тут еще догоняет меня, вцепляется в одежду и чуть не силой пихает и тащит назад со словами (примерно): я сказал, 11-й там стоит, строится (в столовском дворе)! Короче, меня и еще несколько человек загоняет обратно в этот двор, воротину закрывает и сам становится на страже, ворча, что, мол, “я сделаю так, что вас с завтрашнего дня будет начальник отряда водить”. (А с толпой несколько человек с 11-го все-таки уже ушло.) Т.к. главное его внимание было приковано ко мне, то я этак спокойно сказал ему через ворота: “Взять да вынести эти ворота!”. Он проворчал что-то вроде: ну да, вынесете, камер (кивает в сторону ШИЗО) на всех хватит. Я в ответ: “На вас всех тоже хватит. Гробов.”. Не знаю, слышал ли он последнее слово, но надеюсь. :) Чуть помолчав, он сказал мне (типа, с удивлением, - я ведь 4-й год здесь у них сижу): “А ты, оказывается, разговорчивый!”. - “А ты думал?! Погоди, еще не то будет!” Последняя моя фраза его, видимо, сильно задела, и он принялся пугать: погодите, мол, сегодня я зайду к вам на 11-й! - ясно давая понять, что во всем (шмоне? А что он еще может устроить?), что он устроит на 11-м, буду виноват я. Ух, как вся эта мразь реагирует на слова, как бесится, норовит тотчас избить или шмон устроить, когда слышит правду о себе, - и зэки, и “мусора”! На мое счастье, ни блатных, ни старших “козлов”-жополизов с 11-го не было, стояла только кучка вполне второстепенных типов, вроде шныря-дауна (который теперь уже не шнырь, кстати, а работяга по ночам, ходит с азербайджанской обезьяной пахать запретку внутри и вокруг зоны). И когда уже 11-й все-таки поел, построился и вышел, я шел, как всегда, последним, - и он остановил еще раз колонну на полпути до бараков, осмотрел, кто во что одет и, когда тронулись, пообещал еще раз: мол, я сегодня к вам зайду, вините последнего (как-то так, точно не помню); а последним шел я. Но его намек никто не понял.
Однако же вчера (мне так и казалось с самого начала) он не пришел, и даже вообще с обходами не ходил днем, как обычно ходит в свою смену. Приперся только сегодня утром на зарядку, зашел на 11-й, побыл, вышел, стал строить идущих на завтрак у ворот, а потом - как вчера, у столовки.
Пока писал про этого урода - явился Палыч. Значит, он еще не в отпуске, как я надеялся. :( Не принес ли рапорт от Степашки и выговор мне? :) Ну да пусть, наплевать. Не повесит ли сегодня, перед отпуском, график длительных свиданий на сентябрь, чтобы я знал, что у меня там, какие числа он мне поставил.
Погода сегодня с утра очень хмурая, облачно - и, похоже, опять все затянуто дымом, даже запах гари чувствовался с утра. “Макар”, похоже, в отпуск тоже еще не ушел, его вчера кто-то видел - и “телефонист” сказал мне вчера же, что в отпуск он и не уйдет, пока не пойдут дожди...
Что-то давно не было комиссий. :) Наверное, уже вот-вот...

18.8.10. 5-12
О, как теперь зависишь от этого проклятого 6-го, от визитов туда - ежеутренних, а то еще и по несколько раз в день!.. Весь строй жизни здесь переменился... Добавились - наконец-то - чисто физические страдания - к моральным, которые были невыносимы с самого начала. И ежели с утра, часов в 5, все там, на 6-м, обойдется быстро и гладко - чувствуешь себя совершенно счастливым!..
А на дворе - уже фактически началась осень. Тип погоды осенний: днем - солнце, жара, небо ясное; но ранним утром и к вечеру, часам к 8-9 - уже не просто прохладно, а реально холодно, так что в тоненькой спортивной курточке от Армани я мерзну. Вчера утром двор 6-го был покрыт - сама земля, глина - какой-то блестящей мельчайшими блестками пеленой. Не сразу я догадался, что это иней...

19.8.10. 10-15
Со вчерашнего дня начались дожди. После обеда хмурилось, темнело, мрачнело все больше и больше - и наконец хлынул ливень, первый с июня месяца. Сейчас шел из бани (четверг) - лужи, низкие хмурые облака, мокрая листва... Осень.
Под этим ливнем я вчера вернулся “дорогами” с 8-го. Случилась крупная неприятность, которую, впрочем, я давно ждал как неизбежную. Сидел, звонил от “запасного варианта” (переехавшего после ремонта в свой старый проходняк), на его шконке, с самого краю, у прохода секции - и вдруг по проходу навстречу мне идет мелкое архиблатное чмо, то самое, “2-й человек в лагере”, которое раньше жило на 11-м, а теперь числится на 10-м, но на 11-м постоянно трется и даже ночует (при здешней-то тесноте). Увидело меня - явно не ожидало, среагировало, взглянуло этак... В общем, ничего хорошего не обещает эта встреча: или сама эта тварь сейчас, после моего ухода, выговорит “запасному варианту”, чтобы не давал мне “трубу”, сообщит про запрет от “подложенца” - или настучит ему самому, и будет еще хуже. В любом случае, “запасной вариант”, это мягкотелый, глупый теленок, не сможет, даже если б хотел - и уж точно не захочет из-за меня ссориться со столь важными здесь фигурами, блатными начальниками. Это значит, что этот вариант, запасной со времен Гоши-армяна, для меня может быть потерян тоже - приду, а он скажет, что и рад бы дать мне “трубу”, да ему запретили. Останется один наглый “телефонист”, выдаивающий деньги буквально за каждый мой шаг и каждый вздох.
Самая гнусная новость - опять ждут какую-то комиссию. Давно не было, блин!.. Порка истерика с убиранием сумок в каптерку, а вещей с дужек, еще не началась - ждут... Но еще вчера, после отбоя уже, недавно привезенное с “девятки” супер-пупер-блатное чмо, рулящее тут сейчас всем бараком, даже затмив кривоногого наркошу, - в один из своих пробегов по секции туда-сюда проорало что-то вроде: “Ложитесь спать, мужики, завтра комиссия!”. Ничего себе повод ложиться спать, да? :) И ничего себе усердие к режиму и распорядку дня со стороны сплошь татуированной мрази, подающей себя окружающим, как блатная. Впрочем, это вообще апофеоз наглости и цинизма: явно по заданию Палыча (в последние дни перед отпуском, - вчера его уже не было) оно недавно, пока, построившись на вечернюю проверку, ждали “мусора”, вылезло (без формы. конечно) из барака и пролаяло, что, мол, на завтрак у нас ходят 50 человек (из 150 в бараке), так что, мол, завтра чтобы все были на завтраке! И с тех пор периодически - вчера после отбоя например, так же пролетая по секции - не забывает в строго-приказном тоне напоминать о выходе всех на завтрак. Апофеоз цинизма в том, что сама эта тварь, если даже и не спит во время подъема-зарядки, на завтрак как не ходила, так и не ходит; я не видел ее в колонне, выходящей после зарядки с “продола” в столовку, ни единого раза!
Ситуация между тем ужасная, быт страшно тяжелый. Самый простой, повседневный быт, под корень подрубленный уничтожением туалета. (Я сказал вчера об этом матери, говоря с ней с 8-го; а почему особенно остро понадобилось поговорить без контроля “телефониста” - злобная мразь, бывший завхоз 2-го, вчера утром, увидев кучку сметенного соседом мусора у моей шконки, тут же прицепилась ко мне. Потом обо мне они в своем конце секции заговорили с наиболее злобным “козлом”, убийцей Маньки, с которым они постоянно злобно ругаются - то в шутку, то всерьез. И тот, ублюдок, опять уверенно, как не подлежащее сомнению, сказал: вот он (я) сейчас (в конце сентября только, но эта тварь-то не знает!) уйдет на свиданку - и я выброшу все его вещи в помойку (бочку для мусора). Готовится, совершенно недвусмысленно, погром еще хуже прежнего, и матери я сказал также об этом, передав и фамилию этой мрази, - если дозвонится “Макару”, то пусть скажет и чтобы он успокоил эту мразь, и насчет раздолбанного туалета.
Так вот, даже помимо комиссий, каптерок, злобных “козлов” и пр. - ситуация ужасная.

11-00
Да, ситуация ужасная, и именно из-за того, в чем именно она ужасная, мне пришлось сейчас прерваться писать. В проходняке стало невозможно жить - постоянная толчея, многолюдье, не повернуться. Одного приехавшего с “девятки” более-менее спокойного “красного” за 40 лет положили сюда на 2-й ярус - и теперь он частенько сидит у меня в ногах. Но он-то еще не так мешает; остальные же - это друзья и окружение азербайджанской обезьяны. Тут постоянно, с утра до ночи, сидит ее “семейник”, переведенный ею специально с 12-го, хотя шконку ему дали в соседнем проходняке - верхнюю, над моим соседом. Постоянно приходит тварь, с которой он “работает”, пашет “запретку” - многодетный даун, еще недавно бывший здесь шнырем. С улыбками до ушей и поистине детско-наивной наглостью, не подозревающей даже о существовании каких-то приличий, эта мразь плюхается на мою шконку и сидит подолгу, радостно лыбясь и разговаривая с обезьяной; если же я на шконке лежу - она инстинктивно старается как-то подвинуть мои ноги, подобрать одеяло и т.д., ибо без всякого стеснения прибегает и плюхается на мой шконарь что днем, что ночью. Кроме нее, к обезьяне повадился приходить на ночь землячок - азер с 10-го, молодой, тоже наглый, (полу-?)блатной, которому якобы негде там, на 10-м, спать. Всю ночь он или сидит в ногах у обезьяны, или бродит где-то поблизости, а когда в 5 часов утра эти пахари “запретки” наконец-то сваливают “на работу” - тут же плюхается на освободившееся место и засыпает, хотя до подъема остается всего ничего. Ну, и множество других, постоянных и случайных людей, соседей, земляков, с этого барака и с других, постоянно приходит в мой (и ее, увы) проходняк, забивает его, садится на мою шконку и чуть ли не мне на голову. Гиперобщительная эта черножопая тварь оказывается чуть ли не самым популярным человеком - если не на всей зоне, то уж как минимум не бараке.
Главная же беда, главное их занятие, смысл всего их существования, когда обезьяна, ее “семейник”, многодетный даун не спят или не работают, - они пьют чай! Чай, чай, чай, чай, чай, сплошной круглосуточный чай без начала и конца! Вперемежку с чифиром, правда - и тогда еще больше всякой швали, из соседних проходняков или просто шедшей мимо и увидевшей, сбегается и слетается в проходняк, на его и мою шконку, чтобы из общей, затертой, гнусной даже на вид пластмассовой кружки глотать это мерзкое горькое пойло. Или вот, например, - с 5 утра уже раз 8 этих двух бедолаг вызывали “на работу” (пахоту), но каждый раз с вахты отправляли обратно. Так вот, уговорились заранее - и около 5 утра даун пришел в проходняк - будить обезьяну, брать чай, кружки, кипятильник и “заваривать”! Заваривать чифир, - как же, ведь идти “на работу” можно, только нажравшись чифира, без чифира какая ж “работа”! Они выжрали чифир, причем эта улыбчивая нечисть пыталась опять присесть ко мне на шконку, но я не дал ей - сам собирался вставать. (Землячок с 10-го в это же время разлегся на шконке обезьяны, головой к ее ногам, наискось, своими ногами полностью перегородил проходняк - и в таком положении тут же заснул.)Ушли; пришли почти тотчас, т.к. их не выпустили - и обезьяна немедленно потребовала чаю! До ухода - чифир, после прихода - чай, хотя между уходом и приходом прошло дай бог полчаса. И вот так постоянно: стоит этой азербайджанской твари прийти откуда-то, или проснуться, - тут же дауну, “семейнику”, соседнему проходняку: “Давай заварим?” (или: “Давай, заваривай!”). “Где кружка (“грушка”, как она это слово произносит)?” Если же сидят на бараке и не спят - то все равно, потребность в чае (реже - чифире) возникает у них примерно раз в час, если не чаще. Заваривают, заваривают, заваривают! Собирают толпу, не просто приходящую пить этот чай, но и ждать, пока он, в пластмассовой кружке, сверху накрытой другой опрокинутой кружкой, “заварится” на тумбочке. Занимают место на тумбочке, которого и так нет, когда я завтракаю и ужинаю, - у них чаепития приходятся с подъема до отбоя и на завтрак мой, и на ужин, и много между. Иногда и сами принимаются жрать - ходили на днях порознь в ларек, накупили чаю, конфет, майонеза, консервов, лапши б/п и т.п. - и “запаривают” эту лапшу, накидав туда консервов и налив майонеза, диким количеством воды; получается, по сути, суп. “Запаривают”, а потом “заваривают” - в общем, жить становится тут все тяжелее, все мучительнее из-за толп, собираемых жрать и пить. Когда они - вдвоем с “семейником” или втроем еще с кем-нибудь - принимаются вечером жрать, то ставят в проходняк табуретку, занимающую всю его ширину, - ни встать, ни сесть, ни войти, ни выйти...
Правда, порой - типа, хорошо, дружески относясь ко мне, чтобы мне не мешать, обезьяна уходит пить свой чифир в соседний проходняк - вместе с соседями, прихватывая с собой и “семейника”, и еще кого-нибудь. Бывает, что готовят его вскладчину - ваш чай, наша кружка и кипятильник, или что-то наподобие этого. И - рефреном повторяется, всеми давно привычное, как фон всего здешнего существования - осведомляются друг у друга соседи по проходнякам и проходят по секции блатные - унылые или, напротив, злобные - попрошайки из “культяшки” с сакраментальным, набившим оскомину, вечным вопросом: “НЕТ ПАРЫ КОНФЕТ???”.

20.8.10. 7-50
Дождь лил всю ночь. О, эти ночные выходы к канализационному колодцу, во двор 11-го, под дождь, ветер и промозглую сырость ранней буреполомской осени!.. Дождь был, собственно, не особенно сильный, не проливной, но даже за короткое это время успевал я частично все же промокнуть. Сейчас, утром, пока я ждал чайник, в туалете опять остановили один (всего один!..) “дальняк”, подложив под него кирпичи, - и то легче.
Главное событие вчерашнего дня произошло уже после 9 вечера, когда всех опять выгоняли на проверку (мразь, бывшая завхозом 2-го, начала верещать: “Выходим на проверку!!!” еще аж в 20-45!..). Вдруг всех “мужиков” (из которых половина уже гуляла на улице) начали опять звать в “культяшку”. Потянулись вереницей. Меня никто не звал (в отличие от 13-го), да я бы и не пошел в любом случае. Я думал, что это опять насчет комиссии, едущей, видимо, завтра, - опять прятать, убирать, не ходить... Но оказалось - нет. Сосед, азербайджанская обезьяна, с которым мы вдвоем сидели в проходняке, начал делать мне знаки и что-то шептать, показывая на дверь “культяшки” (в соседнем проходняке сидели соседи), но я не мог понять. Оттуда тем временем неслись крики, приглушенный гул множества голосов. И только он успел шепотом на ухо назвать мне 2 погоняла - как из “культяшки” пошел через секцию народ, среди которого и носители этих двух погонял - с физиономиями, разбитыми в кровь!
Первым шел младший из двоих - бывший ларьковский сучонок, 19-летний отмороженный гопник который все глумился надо мной, оскорблял всячески (но мне плевать на его слова), обещал ударить, и т.п. Харя его представляла собой кровавое месиво (поделом!), и он, по-моему, плакал. Вторым шел здоровенный лосяра 26 лет - блатной “козел”, еще весной приехавший с “девятки” и только недавно ставший здесь “бригадиром КОПа”.
Из разговоров с обезьяной (специально спросил сегодня утром, когда пришли с завтрака и было куда отойти во дворе, т.к. говорить при ком-то она панически боялась), а вчера, сразу после события, перед проверкой - с московским доходягой, выяснилась причина мордобоя. Оказывается, сучонок, или уж они вместе с “бригадиром КОПа”, “кинули” многодетного дауна-пахаря “запретки”, бывшего шныря, на 11 тысяч, - видимо, взяли в долг и не вернули. Из-за этого мелкий сучонок с неделю или чуть больше назад даже “сломился” с барака и сидел на “нулевом”, открывал калитки кнопкой, но потом вернулся. И вот... Интересно, кто их бил - не сам ли “подложенец”? :) Особенно интересно в свете сообщенной обезьяной утром подробности - оказывается, досталось вчера и кривоногому блатному наркоше; видимо, за то, что плохо “рулил” тут всеми процессами и допустил неотдачу дауну денег (зачем они ему? Нажираться каждый час кофе?..). Правда, по роже кривоногого это почти не было заметно - если бы азер не сказал, я не догадался бы об избиении кривоногого.
Комиссию пока не слышно, - это счастье еще впереди!.. :) (Правда, ходят порой смутные слухи, что эта комиссия то ли по поводу “запретки”, то ли еще что-то такое техническое - в бараки ей идти вроде и незачем.) А в остальном - быт остается страшно тяжелым, толпа в проходняке не иссякает почти что весь день, чаепития следуют за чаепитиями постоянно, с минимальными промежутками. Новый сосед с “девятки” тоже оказался любителем чая - заваривает его отдельно от остальных раз 5 в день, не меньше, и пьет вместе с какими-то своими “девяточными” приятелями, но, слава богу, хоть их не таща в проходняк (но зато, переливая, как они все, туда-сюда из одной кружки в другую, регулярно проливает свое пойло на пол). Сейчас весь синклит в сборе: обезьяна, ее “семейник”, пришедший к ним и вольно рассевшийся на моей шконке многодетный даун, а с краю - “девяточный” сосед. На тумбочке стоят 2 стакана с чаем (или чифиром?) - сосед для себя, те трое для себя. Ни войти, ни выйти, ни повернуться, не говоря уж о том, чтобы вести здесь дневник, тем паче переписывать его (работа, требующая спокойствия, комфорта и сугубого внимания и тщательности). Кошмар... Эти твари буквально задушили меня здесь, в своем же проходняке, своей постоянной толкучкой, гостями, чаепитиями, вечно стоящими на тумбочке накрытыми кружками; а еще же к обезьяне вечером приходит знакомый по воле пацаненок с 3-го барака, с лицом дауна - втроем с ними жрать из общей миски лапшу с майонезом и пр.; а на ночь кое-как устраивается на ее шконке, заняв проходняк торчащими ногами, землячок с 10-го... Жить стало совершенно невозможно, и я все собираюсь посчитать, сколько раз в день эти твари заваривают и пьют свое чайное пойло, но забываю, сбиваюсь , не могу сосчитать за весь день полностью. Кто бы мог подумать, что чаепитиями можно так задолбать!.. В ларьке вчера не было почти ничего, кроме чая, сигарет и лапши б/п, но зато была дикая толпа народу, прорываться внутрь (сквозь заслоны КОПа) приходилось с боем, - и касса, и сама торговля идут в одно окно, вторые кассирша и продавщица в отпуске. У этих мразей, соседей моих по проходняку, на мое несчастье, там были деньги, - они накупили себе этого чая и будут теперь продолжать выжирать его, собирая в проходняке толпы... Суки! Не то что убить их за это, зарезать или застрелить - а самый кайф было бы что-нибудь всыпать им в этот чифир, чтобы навсегда избавить себя и мир от этой наглой, никчемной швали...
А матери вчера так и не позвонил. Хотел было пойти к “телефонисту” после ужина - по дороге в столовку попался их отрядник, идущий к себе!.. Попробую сегодня. А о последствиях моей встречи позавчера на 8-м, о судьбе “запасного варианта” пока ничего не слышно.

22.8.10. 7-55
Вчерашнее утро началось со стычки из-за занятой “фазы”. Прихожу кипятить чайник к завтраку - здрасьте, все 5 розеток заняты! И чем же? В 2-х заряжаются телефоны, еще одна - греется таз с водой, еще в одну включен холодильник, здесь же стоящий, и в последнюю с краю, у входной двери - удлиннитель, протянутый в ту секцию, где до сих пор ремонт. Время 7 утра, все спят, никакой работы там, в той секции, точно сейчас нет - и я, недолго думая, выключил удлиннитель и включил чайник. Через пару минут прибежала какая-то мелкая шваль (“дневальный”?): почему, мол, там отключился нагреватель? На хрена в пустой секции нагреватель, скажите на милость? А оказывается, он там работал всю ночь, чтобы... обои не отклеились! Суки! А я из-за ваших идиотских ремонтов, обоев и пр. не могу себе чаю вскипятить!.. Мелкая сволота, конечно, и не подумала подождать 5 минут, пока чайник вскипит - выдернула его вилку и воткнула опять свой удлиннитель. Что мне оставалось делать? Я выключил холодильник, как не раз при мне делали тут блатные и полублатные - по вечерам, когда к “фазе” обычно очередь. Тотчас заверещал сидевший здесь же, у стола “дневальных”, шнырь-контрактник, - мол, сколько раз “говорили” (т.е. блатные приказывали) не отключать холодильник; мол, хорошо, что кривоногий наркоша (легший накануне “на крест”) не видит. Его (шныря-контрактника) личной жратвы там нет - ну, один раз, помню, держал он там пакет майонеза, и то половину съели блатные :) ; но тем более рьяно он, как и всякий шнырь здесь, рванулся в бой за интересы своих блатных хозяев. Нет на зоне существ более злобных и омерзительных, чем шныри, “помощники” блатных. И раньше-то, и на воле-то не были людьми (всего лишь бессмысленным пьяным быдлом), а попал он сюда, стал шнырем - и все, человеческого в нем не остается вообще ничего, наступает окончательное озверение... Когда же я сказал шнырю-контрактнику, что, мол, что же мне делать - чай не пить, что ли, из-за их ремонтов, холодильников, телефонов и пр. - эта наглая тварь, то и дело готовящая блатным хозяевам жрать (на плитке, включенной в эту же “фазу”) и таскающая им в “культяшку” на подносе, как заправский официант, по 5 тарелок с супом, - эта мразь заявила мне, что, мол, есть надо в столовой!..
Продолжение последовало вечером, когда я пришел кипятить чайник на ужин. Опять вся “фаза” занята; и тот самый здоровенный, наглый, глупый, но типа “начитанный” полублатной качок лет 26-ти из “культяшки” (все разговоры на “интеллектуальные” темы - сперва громкие прогоны о “Великой Германии” и “арийской расе”, позаимствованные из советских фильмов о войне; потом же, переходя от “шуток” к “серьезным” темам - глубокомысленный совет: “надо читать библию”, - в ней, мол, есть всё...) с проклятиями выключает и уносит свой чайник - огонек на нем горит, но сам чайник, по словам качка, не работает. Я включаю в освободившуюся розетку свой чайник. Проходит чуть не 5 минут, качок возвращается, не моргнув глазом и не сказав ни слова, не задав ни вопроса, просто выдергивает вилку моего чайника и опять втыкает свой! Драться с ним из-за этого мне как-то не хотелось; да и стоило бы мне открыть только рот, произнести первое слово - на меня с воем накинулся бы (словесно) весь хор, вся присутствующая в “фойе” и ходящая мимо туда-сюда мразь. Читатель библии поругался еще, что чайник так-таки не работает, послал подальше всех, кто изъявлял готовность тут же, на месте, починить его - и ушел. Тут же стоявший рядом другой качок, 20 лет, еще более глупый (идет на днях на суд по УДО - и уже всей родне и друзьям по телефону раззвонил, что такого-то числа, через 10 дней после суда, уходит домой; а реальный конец срока - в январе 2011), подошедший уже после меня, втыкает свой чайник, который уже держал наготове. Пришел позже, а вскипятил раньше - и как будто так и надо; не зря еще в 2008 я писал, что поразительная, запредельная наглость и бесцеремонность составляет самую основу, сердцевину психологии всей этой уголовной мрази. Вскипятил он, за ним наконец-то я - и после этого кто-то из стоявших рядом воткнул в эту розетку... вилку от холодильника! Т.е., все это время он стоял выключенным (читателем библии, без всякого сомнения), но торчавший тут же шнырь-контрактник никакого абсолютно визга по этому поводу не поднимал.
Что еще? На улице по-прежнему холодно и ветер, небо в облаках, сквозь которые изредка проглядывает солнце. Дожди, слава богу, прекратились. Еще август, но я счел за лучшее надеть уже телогрейку, благо она есть. Еще, говорят, будет бабье лето, t° до +35; а пока - уже телага и шерстяные носки.
Последнее событие - с утра из каптерки велели забрать (!!) все вещи, - будут морить там крыс!! :)) Не верится прямо - то тащили всю жизнь только туда, а ту вдруг - потащили оттуда. И - у азербайджанской обезьяны пропали, оказалось, какие-то вещи, а у ее “семейника”, недавно переведенного сюда с 12-го - телогрейка. Вот они, плоды излишней покорности, готовности “убирать лишние вещи” ради любой комиссии и вообще - делать все, что прикажут...
Бесконечные чае/кофе/чифиропития продолжаются полным ходом, как и толкучка в проходняке. Многодетный даун не вылезает отсюда, а землячок-азер с 10-го не только ночует (“валетом” с обезьяной, положив ей - сегодня под утро - поджатую ногу прямо на спину), но вот явился только что снова и завалился на ее пустую шконку...

24.8.10. 8-04
День рождения, блин... Опять... Праздничек, мать его... :)) Все то же снова и снова: каждый год в этот день, подведя очередные итоги прожитого, ты понимаешь, что твое рождение и вся жизнь были лишь недоразумением, и сам ты - досадная ошибка природы. И ничего исправить уже нельзя, увы, - если и была смутная надежда, что все еще наладится, когда жизнь не складывалась уже и в 1-м классе...
Вечерняя проверка опять была вчера под проливным дождем. Никто, конечно, и не подумал вспомнить пункт из их же ПВР насчет проверок в ненастную погоду. Стадо рабов... Стояли кто на лестнице барака, под крышей (в т.ч. и я), кто - под грибками во дворе; но пришли “мусора” - надо спускаться и строиться. Не так и долго там простоял, под открытым небом, минут 5, м.б., или чуть дольше - но и “тепляк”, и роба, и казенная шапчонка сырые до сих пор...
Еще до этого, вчера вечером, ублюдки - азербайджанская обезьяна и многодетный даун, вместе пашущие “запретку”, вместе же пошли в ларек. (Не в “свой” день, разумеется, но кого волнуют такие мелочи?! Это меня не пустят ни за что, хоть сдохни, а быдлу типа многодетного дауна - везде дорога! “Помоечные шавки - хозяева земли.”) Зарплата за “пахоту” вся, на двоих, идет на счет дауну, т.к. у обезьяны висит большой иск, будут вычитать, если что. На двоих им, оказалось, начислили 600 рублей зарплаты, они купили себе курева (блоками), чая, кофе (2 банки, 110 руб. из 600-т), печенье (дрянное, нижегородского производства), шоколадных конфет, несколько пачек лапши б/п. Пришли - и пошла раздача, толчея, прибегающие клянчить выродки-недочеловеки, пошел пир горой! Жрать стали не после проверки, а прямо сразу же - хорошо, что я уже успел все себе приготовить и сидел ел, когда они приперлись. Кофе, потом - с другими соседями, из другого проходняка - еще раз кофе (из одной кружки всей толпой, тьфу!..), потом чай, потом ужин, потом опять кофе, чай, кофе... и так без конца. Как хотите, а я, глядя на них, поневоле, помимо сознания, инстинктивно воспринимаю как унижение и оскорбление, когда бессмысленный комок биомассы, сиволапый деревенский быдляк, там - тракторист, здесь - шнырь, и другие столь же бессмысленные выродки пьют кофе с шоколадными конфетами, да еще каждые полчаса. (Слава богу, ни кофе, ни конфет им такими темпами надолго не хватит, и - сосите палец, ребята! :) Слишком это роскошно для них (по здешним, правда, меркам). По нормальным человеческим представлениям, эти сверчки должны знать свой шесток, чего в данном случае нет и в помине - сиволапое быдло чувствует себя хозяевами жизни, господами... над такими, как я. “Если таким давать права, то понизится общий уровень человечества” (Новодворская). Сечку жрите, твари!..
После обеда вчера вдруг вызвал в 15-й кабинет Агроном - оказалось, у него сидит Овсов, тот самый старый прокурорский хрыч. Взял с меня объяснения по жалобе Глеба Эделева и его адвоката, что их тогда, 27-го мая, пустили ко мне всего на час, даже меньше. Я, разумеется, подтвердил, что времени поговорить о делах нам категорически не хватило. Жалоба по поводу ублюдка-“подложенца”, ударившего меня 13 июля, до него, видать, еще не дошла, хотя из Нижнего в их Сухобезводное была отправлена еще аж 6 августа - в прошлый понедельник, 16-го, мне пришла об этом официальная бумажка через спецчасть. Но толку от этих жалоб все равно нет.
А утром вчера из штаба, по красному телефону, стоящему на столе “дневальных”, звонил некий Алексеев - как он сказал, и.о. зама по кадрам, т.е. сейчас он вместо загадочно исчезнувшего Русинова. Спрашивал, смогу ли я завтра (т.е. уже сегодня) прийти побеседовать с ним. Надо же, они стали заранее осведомляться, удобно ли мне зайти, свободен ли я!.. :))) Время, правда, обещал уточнить уже сегодня новым звонком, а от моего предложения поговорить прямо в тот же день (вчера) отказался - типа, занят... Первая мысль - мать именно вчера, в понедельник, собиралась с утра звонить Демину, и.о. начальника на время отпуска “Макара”, по поводу выкидывания моих вещей, уничтоженного туалета и пр. М.б., этот Алексеев звонит и хочет со мной поговорить по поручению Демина? Тот мог бы, честно говоря, найти время и сам... Если же нет - это может быть какой-нибудь неприятный сюрприз - но, к счастью, не новый следователь с каким-нибудь новым (либо старым, нижегородским, от 6.6.2007) делом - иначе до завтра откладывать никто бы не стал.
Мерзость, гнусь, тупое быдло и рабы вокруг. Я ненавижу их, эту мразь, этих насекомых, так, что и сказать нельзя. Ненавижу и презираю. Просыпаясь в 5-м, а то и в 4-м часу утра, лежа подолгу без сна, готовясь вставать и идти на 6-й - я проклинаю их, про себя, как все эти годы, повторяю проклятия и желаю скорейшей мучительной смерти всему этому сброду - за ту скотскую, рабскую жизнь, которую они для меня создали, на которую они меня своим рабством обрекли - и здесь, и на воле. С покорным, туповатым остряком-быдляком, приехавшим с “девятки” в наш проходняк, я порой говорю об этом рабстве и скотстве - не специально, когда сам выруливает на это разговор. Он говорит мне в ответ, что, мол, большинству есть что терять, поэтому бунтовать они не склонны, и что ему лично жизнь его и его дочери, возможность вернуться и воспитывать ее - дороже. Дороже свобод?..
Кстати, насчет “девятки” этот тип порассказал вчера вечером кое-что интересное. В частности, что там точно так же, как и здесь, когда в марте по приказу Реймера упразднили СДиП, создали тотчас “секцию пожарной безопасности” с теми же точно функциями, и на всех СДиПовских будках, как и здесь, написали: “СПБ”. И что тамошний “по(д)ложенец”, точно так же, как и здешний, работает на администрацию зоны. А зам. по БиОР тамошний, как-то собрав к себе на прием завхозов (“старшин”, т.е. старших дневальных) и блатных со всех бараков, так прямо и говорил им: “Сперва заходят “красные” старшины” (завхозы) - а потом, поговорив с ними: “Теперь заходят “черные” старшины”...

25.8.10. 7-43
Опять безумные новости, опять вся жизнь моя здесь грозит полететь кувырком. Увы, в этой жуткой жизни, полной тягот и - хуже - унижений, любая мелочь воспринимается как событие, любая более-менее крупная неприятность - как катастрофа.
После ужина вчера пошел к “телефонисту”. Тот огорошил: пока он 3 дня был на свиданке, оказывается, его “труба”, оставленная им стремщикам, “пыхнула”! Он сам на оставшиеся до дома 4 месяца оказался без “трубы”, так что сам в шоке.
При мне пошел - к какому-то таинственному и могущественному типу из зэков, на кого якобы здесь оформлен весь ларек - пошел туда же, в ларек, к нему - узнавать, нет ли “труб” на продажу. Я тем временем рванул к “запасному варианту”. Он, оказалось, только что, пока я был у “телефониста”, “пробивал” меня к себе на 8-й через “дорогу” (“дорожников”), но те, естественно, меня в бараке не нашли. А “пробивал” потому, что звонила мать.
Мать сообщила еще одну, самую грандиозную новость. Она дозвонилась-таки Демину позавчера, в понедельник, и все ему рассказала, попутно еще и сгустив краски. Потрясла меня - с ее слов - реакция Демина: “Я его переведу на другой барак!”. На 13-й, вроде бы обещал он матери.
Что же мне теперь - опять ждать и готовится, жить на чемоданах, как все прошлое лето, и нервничать - переведут или не переведут? Конечно, хуже, чем здесь, мне там не будет - ну, будет эта блатная шваль тянуть деньги, но т.к. связи на 13-м у меня, 99%, не будет, то и денег они не получат. А здесь - мало, что 2-й этаж, устаешь лазить вверх-вниз, - но уже в той, блатной секции вроде заканчивается ремонт, клеят обои, ищут деньги на линолеум. Когда “мужики” опять переедут туда, а здесь опять останется “красная” секция под командованием 2-х остервенело-злобных “козлов” - грядущая зима здесь может оказаться еще свирепее и безумнее, чем предыдущая, с выволакиванием тумбочек по четвергам, недопуском в ботинках, выкидыванием телогреек, выгоном на проверку за 30,а то и за 40 минут, и т.д. и т.п. Лучше уж свалить туда; да и туалет здесь хрен знает еще, когда починят...
Но там - своя беда: “дорога” на другие бараки только через окно. Если сейчас все-таки сделают магнитные замки на все “локалки”, и открывать их будут только “мусора”, - то ни на один барак, кроме своего, через калитку не попадешь, только “дороги” и останутся. А окно - высоко, еще вылезти из него на улицу - так-сяк, но влезть обратно будет большой проблемой. А иначе - сиди без связи: ни один из двух гипотетически пока остающихся вариантов ко мне туда с “трубой” лазить не будет.
Никакой Алексеев ни на какую беседу так и не вызвал. Это только убеждает меня в том, что он хотел говорить об этих моих проблемах, описанных матерью Демину. Если б им нужно было что-то ДЛЯ СЕБЯ - они бы вызвали в тот же день, в воскресенье.
Начали-таки разбирать баню - это еще одна плохая новость. Сняли пока часть крыши - и металлических листов, и бревенчатого настила под ними - с той части здания, где труба, с другого от самой бани конца. Давно говорили, что крышу в бане нужно переделывать, она худая, течет и т.д. Но вряд ли, конечно, они ограничатся только крышей. Ходили на завтрак - я посмотрел - из большой банной трубы шел легчайший, едва заметный дымок. М.б., еще и без крыши она какое-то время поработает? По крайней мере, завтра четверг - банный день у 11-го, - и идти ли туда вообще, чем меня там встретят, пока совершенно неясно. А осталось-то всего 30 бань, 207 дней...
Среда... Как бы не было сейчас шмона...

13-40
Шмона не было. Обошлось и на этот раз. Осталось 29 шмонных сред...
А коллизия разрешилась просто. Пришел около 11-ти отрядник 5-го, сел в кабинете Палыча и вызвал меня к себе. Теперь, видимо, он и будет замещать Палыча, ибо более близкие - и Вася-козел с 1-го, и отрядник 6-го - тоже отсутствуют, в разъездах... Вызвал, и первым, в крайне глумливой форме, приглашение это мне выкрикнула через всю секцию как раз злобная “козлиная” мразь - убийца Маньки, что оказалось весьма кстати впоследствии.
Отрядник 5-го сперва заставил прочесть ему “доклад” о себе, тупой урод, хотя прекрасно меня знает с первых моих дней здесь - он был первым моим отрядником, когда с карантина меня “подняли” сперва на 5-й. Недаром я всегда считал, что это самый тупой, дебильный, деревянный из всех здешних отрядников. Я сел, и он вдруг суперофициальным, казенным тоном спросил, все ли у меня нормально и всем ли я доволен в отряде, не перевести ли меня на какой-нибудь другой барак.
Я-то думал, что он меня вызвал отдать письма - открытки к д/р, и сперва несколько опешил. Потом, придя в себя, сказал ему, что если он хочет со мной разговаривать о таких вещах, то надо это делать не таким тоном. Я-то имел в виду дубовую казенность его тона, а он возмутился - мол, я нормально, спокойно разговариваю, - типа, не орет, так уже хорошо. :) Несколько удивившись - надо же, теперь вот и этому поручили со мной разбираться, - я рассказал ему все - и про хулиганский акт выброса вещей в конце июля, и про готовящееся повторение этого хулиганства в конце сентября, и т.д. Забыл вот, жалею, сказать про уничтоженный туалет, который меня “в отряде” очень напрягает.
В общем-то, это был разговор ни о чем. Про перевод на другой барак - а будет ли там лучше? Ведь хорошо там, где нас нет; так что оставшиеся 7 месяцев (удивление у отрядника 5-го!) я уж как-нибудь досижу, если администрация успокоит чересчур разошедшихся “козлов”. По косвенным признакам, еще я не назвал фамилию, он уже понял, о ком конкретно речь - об этом ублюдке, убийце Маньки, который и звал меня первым к отряднику (т.е., хоть будет знать, что не я сам ходил (“бегал”) на него жаловаться, а меня вызвали). Вроде обещал, что администрация их успокоит - но как, насколько надежно будет это успокоение?.. Попутно вспомнил я случай и с другим ублюдком - “подложенцем” - и как только назвал фамилию, в глазах этого дуба мелькнуло что-то - то ли полуулыбка, то ли какая-то искра понимания, я затрудняюсь определить эту его реакцию точнее; но по глазам было сразу ясно, что фамилия ему хорошо знакома и что с этой проблемой (носителем фамилии) он тоже сталкивался. Так же - неуловимо, неопределимо словами, но вполне ясно по глазам - отреагировал он и когда я сказал, что сей субъект вполне управляем администрацией - ко мне, мол, по словам его клевретов с 11-го, тогда, 13.7.2010, пришел прямиком от Макаревича, а другие его клевреты, я лично видел, без стука, как к себе домой, заходят в кабинет Демина, начальника оперчасти. И хотелось бы, м.б., возразить, отказаться - да крыть отряднику 5-го было явно нечем, правду эту он, видимо, тоже знает хорошо и во всей полноте.
Не помню, по ходу беседы, а скорее - уже после - меня вдруг озарило: да ведь фамилия отрядника 5-го - Алексеев! И мне недавно звонил какой-то Алексеев и хотел побеседовать, как раз в день звонка матери Демину. Тот, правда, представился: “и.о. (зама?) по кадрам” - но кто сказал, что начальник отряда не может совмещать эту должность с какими-то другими, тем паче временно (“и.о.”)! Так что, по всей видимости, это он и был, и обещанный разговор состоялся с отсрочкой не на 1, а на 3 дня.
Когда я зашел в его кабинет - он как раз заканчивал там разговор с кем-то еще и попросил выйти подождать. Я вышел - и ждать пришлось, увы, в “культяшке”, населенной блатными. На ближайшей от двери отрядника шконке, посреди помещения, лежало то самое супер-пупер-блатное чмо, привезенное (назад) не так давно с “девятки” - всем здесь рулить и, по-видимому, несмотря на молодой еще возраст, страдающее геморроем. Я встал у притолоки - и это существо не замедлило спросить, что мне надо, зачем я жду, или как-то так, - традиционный для них для всех, этих насекомых, досужий интерес и сование носа не в свои дела. Я кратко ответил и вскоре зашел в кабинет. А сейчас, уже пришли с обеда, это чмо шло мимо моей шконки к себе, запнулось, обратив внимание на кого-то, идущего навстречу - и я нутром почуял, что сейчас оно заметит меня. Точно: эта сверхнаглая тварь увидела - и сварливо спросила: что это мол, ты жалуешься “мусорам”, что у тебя, мол, вещи выкинули: что здесь, “людей”, что ли, нет? Ага, знакомая песня: “людей”, которые если не сами приказали “козлам”, то по крайней мере поддержат всей душой и будут аплодировать любому глумлению “козлов” надо мной, в котором вся эта кодла справедливо видит чужака - и опасного чужака! И к этим-то “людям”, ревностно исполняющим приказ штаба не давать мне телефон, а от себя - вволю глумящимся надо мной и поносящим меня за всякий ими же сочиненный вздор - мне каждый раз ими же, “людьми”, предлагается обращаться в поисках защиты от всех глумлений и притеснений!.. Но, по крайней мере, из реплики блатного геморройщика я, как в таких случаях обычно бывает, понял, что отрядник 5-го все же высказал что-то злобным “козлам”, как обещал - и те, как водится, немедленно пожаловались (поконтржаловались тут, пожалуй, точнее :) на меня блатным.
Да, забыл еще про вчерашнее, про “телефониста”. Идя “дорогой” с 8-го на 11-й, на 6-м издали вчера увидел его, и он замахал мне. Оказалось, ему там предложили какой-то телефон за 3000 р., и он, в свою очередь, предложил мне купить его вскладчину пополам, т.е. как-то стрясти с матери 1500 р., что кажется мне совершенно нереальным...

15-25
Даже не полторы, а 2 тысячи оказались нужны, - только что “телефонист” прибегал лично, сам. Взял у кого-то из местных блатных “трубу”, дал мне позвонить матери - а она сказала, что ей он звонил вчера в 11 вечера. Но мать - ни в какую, не хочет и слышать о том, чтобы опять давать этой твари деньги (что можно, конечно, понять) и уповает теперь исключительно на “запасной вариант”, что весьма глупо с ее стороны. А если вдруг “спалится” “труба” и у него? Или сломается? Или его прищучат строгим запретом давать мне телефон?..

27.8.10. 7-45
Отшумел вчера очередной безумный день, вымотавший меня настолько, что просто караул... Завтракал, а после этого собирался в баню (четверг) - вдруг заревела сирена! Как известно, здесь это народная примета - к шмону :) (сбор всех “мусоров” со всех смен по этой сирене, или что-то в таком духе), так что я срочно распихал по более укромным местам 2 заточки - беда, если заберут. Собственно, кроме заточек (самодельных ножей для резки продуктов) и дневника, мне прятать-то и нечего, остальное - просто раскидают, собирай потом 2 часа. (Ах да, еще кое-что из “вольных” шмоток могут забрать...)
Пошел в очень тревожном, нервном настроении в баню (слава богу, она еще работает). Там повезло, - не так уж и мало было народу, но я почти сразу нашел свободную “лейку” (она была вообще выключена, хотя чья-то мочалка - знак, что занято - на ней висела; я включил ее). Возвращаюсь “домой” в барак, сижу, читаю 5-й том собрания сочинений Бродского с его эссе, принесенный мне тем “девяточным” библиотекарем из библиотеки (безумно интересно!) - а сам весь на нервах. Полдесятого, десять, пол-одиннадцатого... Короче, обошлось и на этот раз, шмонов нигде не было. Я-то ждал - под постоянные разговоры, что “в лагере комиссия” - массированной уборки-прятанья вчерашним утром - но и этого тоже не было; про комиссию же стали говорить, что она вроде уехала.
Следующим тяжелым испытанием был ларек. Пришел к 14-00 - на крыльце уже стоит толпа, внутрь пускают редко и по одному-два - обычная у этих тварей манера; якобы там, внутри, слишком много народу. (Но блатные азера, тем не менее, на моих глазах пролезли преспокойно внутрь целой кодлой, человека 4.) Злобный 21-летний дебил, еще один теперь “ларьковский сучонок” (вместо того, но на год постарше), к тому же стал вдруг верещать: мол, “мужики, сойдите с крыльца, не вы сюда краску покупаете!”. Якобы, он для этого крыльца купил сколько-то краски, а тут она стирается от стоящих на крыльце; типа, трое остаются на крыльце, а остальные пусть сойдут. Ага, чтобы вообще никогда в этот ларек не попасть, как со спецчастью регулярно бывает! “Мусор”, блин; мразь!.. кое-кто из стоявших на крыльце, правда, начал ему отвечать - в том духе, что, мол, краска все равно не вечна; очень мало и скромно отвечали, тогда как, по моим представлениям, толпа должна была бы этого глупого щенка на части разорвать за такие чисто “мусорские” повадки.
Подходя к ларьку, встретил там вдруг любителя моих сигарет. Тот сразу же принялся шутить, но вид у него был все же несколько смущенный. Я сказал, что надо поговорить, и он обещал зайти после отбоя.
В ларьке - сперва на крыльце, а потом, основную часть времени - внутри - я простоял больше 2-х часов, обслужили меня уже в начале 5-го, хотя закрывается ларек в 4 на перерыв до 6-ти . В 3 часа уже перестали пробивать чеки - перед единственным окном (2-я продавщица, как каждое лето, в отпуске) стояла довольно-таки приличная толпа, причем кто-то постоянно лез в окошко без очереди и из-за этого стоял постоянный крик и ругань. Достоялся я до того, что и спина стала болеть, что бывает мной нечасто; все норовил опереться рукой о стену - точнее, о бок высокой круглой печки, встроенной в эту стену, но и это не помогало; нога же после двухчасового стояния болит до сих пор, ни вчера вечером, ни сегодня утром я не мог на нее наступить.
Самое же обидное, что все это оказалось почти что зря. Вчера, в четверг, у них был завоз, что нетипично (как правило, он бывает в понедельник и пятницу) - и за 2 часа, пока я подошел к окошку, половины всего, что я хотел взять, уже не было! Ни рулетов, ни такой колбасы, как я хотел (в батонах; осталась только грубая, с салом, кольцами - “Краковская”, или как ее там), ни сыра; даже хлеб - и тот кончился, и с этой “Краковской” сегодня пришлось жрать все тот же столовский черный хлеб - слава богу, он сейчас хоть не такой кислый.
Пришел обратно в барак - тут тусуются цыгане, те самые двое, что приходили раньше ко мне, а еще до того - к злобной цыганской обезьяне, в июне освободившейся. Обалдеть! - у старшего из них, которого я знаю еще с 13-го барака, приехал теперь сюда какой-то двоюродный племянник, что ли - пацаненок лет 19-ти, сразу вставший здесь на “блатную педаль”. Теперь они ходят к нему - ну, а заодно уж зашли посидеть и ко мне (хотя я устал от 2-х часов стояния так, что лучше было бы мне без них полежать). Кто-то (родственничек?) дал им кофе (в пакетик от сигаретной пачки), у меня они выпросили несколько карамелек (пачку которых я купил в ларьке специально для таких вот попрошаек на остаток денег) - и звали к себе на 7-й пить это кофе, или же - хотели сами прийти с ним опять ко мне часов в 8. Я сказал, что лучше приходите после отбоя.
Спать здесь нормально не дают, подъем в 6 утра, а я не сплю обычно уже в 54 или в начале 5-го утра. Так что пришел с вечерней проверки, лег на шконарь - ждать, когда погасят свет - и чувствую, что засыпаю, сил совсем нет. Из обещавших никто не идет. Свет погасили, соседи нажрались-напились, ушли курить - и я уж думал ложиться спать, как вдруг появились из темноты цыгане! :) Сели; но - смотрю, ни о каком кофе уже и помина нет; пришли так, нехотя, еле-еле - посидеть, повздыхать, повспоминать в 100-й раз, сколько кому осталось... Короче, могли бы и не приходить. И тут вдруг появляется сигаретчик! Эти двое воспользовались этим как предлогом, чтобы уйти; а с сигаретчиком мы пошли разговаривать во двор.
Он начисто отрицал - на мой прямой вопрос - что они с его другом-шнырем меня кинули; а на вопрос, куда он вдруг пропал, сказал, что ему, мол, стыдно приходить ко мне, пока свое обещание насчет “трубы” он не выполнил (а деньги за нее уже потрачены!). Рассказал мне ту же историю, что и шнырь: что “труба”, которую какой-то их знакомый “тянул” с “промки” в “жилку”, “спалилась” по дороге, а сам знакомый сейчас сидит в ШИЗО. И как выйдет - будет “затягивать” новую (версия сигаретчика), или же отдаст свою (версия шныря в разговоре со мной пару дней назад). Так что, м.б., есть смутная надежда, что деньги эти еще не потеряны зря, - если, конечно, эти двое не врут. Но оба они наотрез отрицают слова кассирши, что мои 3000 они потратили в тот же вечер, пятницу 6 августа. По словам шныря, только в понедельник кто-то, кому предназначались эти деньги, пошел с его (шныря) биркой в ларек и от его (шныря) имени, т.е. выдав себя за него, этот чек забрал. Получается непреодолимое разночтение, сильно портящее всю их стройную версию.
Потом мы поднялись с ним наверх, посидели еще в темноте на моей шконке. Сигаретчик рассказал, что теперь он - от абсолютного безделья и скуки на 10-м - надел там “косяк” “предКД”, т.е. “кружок досуга”; что он там сейчас один из трех всего лишь “козлов” (не считая завхоза) и теперь водит 10-й барак в столовку, в санчасть и т.д. От меня пошел, по его словам, на 13-й, к шнырю, узнавать у него про сидящего в ШИЗО и перспективы получения “трубы”. Ко мне обещал зайти или сегодня с утра (но пока нету), или после отбоя. Ушел (не забыв, как всегда, попросить у меня сигарет; я дал), а я завалился спать, и на этом безумный вчерашний день был закончен.
Сейчас, пока писал - “дневальный” проорал: “Наводите порядок, сейчас Демин пойдет с обходом!”. Но сильной паники вроде пока что нет. Еще вчера на двор начали вытаскивать из “культяшки” и красить шконки; сегодня с утра поволокли уже из “фойе” и этой секции. Красят их (на хрена??!!.) в темно-зеленый цвет, и предназначены они для той секции - ремонт там, видимо, закончен или заканчивается.
А по всем прочим баракам, хоть лето уже и заканчивается, тоже вовсю кипят ремонты, а где и только начинаются. Как будто с ума все эти твари, насекомые, посходили! Уже почти закончили облицовывать плиткой “фойе” на 7-м; на 8-м оно, как и на 11-м, загромождено шконками (правда, там оно и побольше) - ремонтируют секцию слева от входа. Забито “фойе” и на 6-м, как и самый выход на улицу. На 10-м тоже - “культяшка”, “фойе”; в общем, сплошной, тотальный погром везде, эпидемия бессмысленных косметических “ремонтов”, повторяемых тут каждые год-два с упорством, достойным лучшего применения. И - как венец всего - по словам сигаретчика, на 13-м вся та сторона, что выходит на 10-й - “маленькая” и “красная” секции, кабинеты отрядника и завхоза - стоят без окон, с разобранными даже полами! - но зато туалет на 13-м, в мою там бытность самый, наверное, ужасный из туалетов на всех бараках, сейчас шикарно облицевали плиткой...

18-26
Опять устроили погром эти мрази. Впрочем, я уже ждал его, был, так сказать, морально подготовлен. :) Еще в июне, когда вскоре после заезда в эту отремонтированную секцию все шконки по приказу самого злобного “козла”, убийцы Маньки, сдвигали, чтобы втиснуть еще одну, а мои вещи из-за торца шконки выкидывали, куда попадут, - уже тогда было ясно, что после конца ремонта в той секции будет новое сдвигание - в обратную сторону - и новый погром моих вещей. Полублатные выезжают, их шконки вытаскивают красить, остальные двигают - и беды не миновать...
Но не просто двигают. Ублюдок, глумливая мразь, еще один “козел” прежнего, год назад, 11-го - выдумал еще и положить тех, кто вместе работает, в общие проходняки. А шконки убийца Маньки почему-то решил не просто сдвинуть вместе с тумбочками, а велел поднимать каждую - и переносить на 1 проходняк вперед. Причем именно по стене, т.е. где я.
Чуя беду, я на этот раз вытащил загодя все пакеты из-за торца шконки и повесил на крюк над изголовьем, а доску - под матрас. (Ту доску, выпиленную еще старым алкашом с 13-го, на которой раньше я ел, она лежала поверх старой тумбочки. Другая же, больше размером, которую сигаретчик летом выпилил мне специально, чтобы ставить за торец шконки, - погибла в предыдущем погроме, когда в июле я был на свиданке, а эти ублюдки выбросили все мои вещи.)
Думал: ну ладно, на проходняк вперед - черт с ним, лишь бы сразу тумбочку свою забрать. Но оказалось, замысел “козла” был хитрее: шконку мою унести вперед, а меня самого оставить на месте, т.е. переложить на другую шконку, долженствующую быть принесенной. Два здоровяка, 20 и 22 лет, с явным отставанием умственного развития, написанным на лицах, взялись было тащить мой шконарь - но тут эта гнида, глумливый “козел”, заверещала, чтобы, мол, я убрал все, что на ней лежит, и даже сам матрас скрутил - все равно, мол, его перекладывать. Я стал убирать кипы бумаг и газет, книги, все, что лежало под изголовьем; часть положил на тумбочку, часть - на уже перенесенную вперед шконку азербайджанской обезьяны, в это время время отсутствовавшей. Глумливый “козел” подскочил и скинул эту кипу газет на пол. Здоровяки-дауны уже взялись было за мой шконарь, отодвинули его далеко от стены, но тут вмешался злобный убийца Маньки и сказал глумливому: мол, оставь его здесь, хрен с ним, передвинь следующие шконки!
Шконку тот оставил в покое, но сделал попытку переселить меня куда-то в соседний (ближе к выходу) проходняк - мол, этот займет бригада КСП-шников (“красные” работяги, натягивающие “колючку” и пр. на “запретке”). Я отказался наотрез; видимо, зная мой характер, эта мразь на переселении не очень-то настаивала. Вокруг уже стоял глумливый, злобный, издевательский, остервенелый визг и вой этих тварей: двух упомянутых “козлов”, плюс бывшего завхоза 2-го (который, все призывал, как обычно, к физической расправе надо мной - сжечь, избить, разбить ... (то, как они именуют лицо, в том числе и свое), а также - выбросить все вещи, переселить в “петушатник”, в “локалку” и т.д.); плюс - разные мелкие, но тоже глумливые подголоски, особенно - один из тех двух даунов-здоровяков, тот, что помоложе. Выли, визжали, хохотали, “острили”, - словом, глумились вволю; возник целый хор и целый спектакль около моей шконки. Но меня-то этим не возьмешь!.. :) Визжите, суки, сколько хотите!.. А поднялся визг с того самого момента, как я вынул из-под матраса первую кипу бумаг и пакет с письмами. Их это страшно возбудило, они завыли, - видать, хочется сказать что-то глумливое, но не так-то просто - очень уж нетривиально видеть здесь много книг, газет, бумаг, а не все то, к чему они привыкли и что ценят (чай и курево, прежде всего) Что-то же надо придумать, чем скомпрометировать! - и несколько тварей, не сговариваясь, тут же заверещали, как им ужасно “воняет” от моих книг и бумаг, глумливо запели: “запахло весной...” - хотя чем же может вонять от книг? Просто это самый надежный тут, у них, у быдла, простонародья, примитивных насекомых, способ унизить, “опустить”, скомпрометировать, втоптать в грязь любого человека или вещь: заявить громко, что от него (нее) воняет. Прием безотказный - еще Горький в “Детстве” упоминает, что соученики по ЦПШ так же вот врали про него учителю, что от него воняет. Жизнь и нравы нижегородского быдла не изменились за 130 лет. Ну так раз вам “воняет” - чтоб вы поскорее задохнулись и копыта отбросили, выродки!..
В общем, меня оставили на моей шконке, шконку на месте - но она была далеко отодвинута от стены. Сил задвинуть ее обратно у меня, ясное дело, не было. Стопки бумаг и книг я, под их улюлюканье, уже положил обратно под матрас. Два здоровяка-дебила (или один? С кем-то еще? Не помню.) взялись придвинуть ее, у них сразу не получилось (точнее, придвинули, по-моему, но не совсем до конца) - и тогда эта мразь, глумливый “козел”, зайдя в соседний проходняк, начала сама срывать с крючка висящие у меня над изголовьем пакеты и швырять их на пол. Затем она сошвырнула на пол - в мою сторону, но не до конца - мой матрас, подушку, и по частям стала швырять на пол все бумажное, что лежало под изголовьем.
Кульминация! Торжествующий рев, вой, улюлюканье достигли своего апогея, а в моем проходняке образовалась хаотическая большая куча из моих вещей и бумаг. Этого-то им и надо было, всей этой швали, устроившей этот спектакль - и действующим лицам, и статистам, и зрителям: при мне, открыто и публично устроить мне этот погром, предельно унизить, ясно показать, насколько они сильнее меня - и могут сделать со мной все, что захотят, глумиться, как им будет угодно. (Тем паче, что ударить, несомненно, очень бы хотели, да боятся.) Во всем этом был какой-то элемент театра, для меня это несомненно. Но - это трагическая реальность, хоть и выглядит как театр, как шоу. Такой же эпизод есть, помню, в “Круге первом” у Солженицына - когда жена одного из героев на свидании жалуется ему, что соседи по коммуналке сорвали со стены ее полку, выбросили какие-то ее вещи (сундук?) и т.д. Но если для них она была “жена врага народа”, чью травлю - гласно и негласно - санкционировало государство -

28.8.10. 7-51
Не дали вчера дописать, прервали - “пробивают” меня на 8-й. Сперва - я еще писал - забегали вдруг один, другой, с громкими, этаким глумливеньким тоном, криками: “У нас есть журналист?!”, “А где тут журналист, а??!”. Я сижу, молчу, жду, какая еще пакость за этим последует; они и так прекрасно знают, кто и где у них есть, просто поиздеваться хотят. Наконец, один из шнырей подошел ко мне и сказал: “Ты журналист? (А то он не знает!..) Тебя на 8-й пробивают”. Было 19-15, время уже к моему ужину (19-30), так что получилось это все неудачно и не вовремя. Пошел.
Естественно, звал “запасной вариант”, которому звонила мать. Я-то хотел позвонить ей назавтра (т.е. уже сегодня, 28-го), когда они с Маней и Фрумкиным будут уже сидеть в поезде -29-го утром короткая свиданка с матерью и Маней. Но мать опередила меня - она, видишь ли, очень сильно нервничает, жив ли я, не может долго не слышать мой голос - и по детской наивности своей полагает, что к этому “запасному варианту” я могу заходить звонить точно так же - запросто и каждый день - как к тому, бывшему до января с.г., и к “телефонисту”. Между тем, это совершенно не так: здесь отношения далеко не такие близкие и, хотя человек он вежливый и культурный - психологически я ясно чувствую, что чаще, чем раз в неделю, мои визиты туда неуместны; ну, максимум раз в 5 дней.
Когда я уходил, как раз намечалась какая-то перестановка тумбочек и перекладка их содержимого - теми, кто переехал дальше вглубь секции, а тумбочки остались на старых местах. Предчувствуя недоброе, я попросил нового соседа по проходняку, сидевшего на своей шконке, если кто что захочет переставить, забрать и пр. - саму нижнюю тумбочку не отдавать, т.к. в ней мои вещи. И пошел на 8-й.
Придя минут через 20, первое, что я увидел - куча моих вещей из тумбочки, валяющихся на шконке, а второе - верхняя тумбочка исчезла, осталась одна. Я открыл ее - не моя. Забрали все-таки, а мои вещи просто выкинули, суки!.. Стал собирать их в новую тумбочку - сперва не мог найти пакет с остатками консервов; оказалось, его засунули почему-то под шконку. А вот пластмассовый маленький флакончик-грибок с сукразитом - пропал бесследно, его я так и не нашел, хотя искал долго, принимался несколько раз. Как сквозь землю! Пошел спрашивать у бывших соседей, кто все это устроил - они единогласно сказали, что это азербайджанская обезьяна все выкидывала, перетаскивала тумбочку и пр. Сейчас, утром, за завтраком, спросил у нее через проходняк - она категорически это отрицает и говорит, что ее вообще не было в то время в отряде (хотя на самом деле уже была). Но дело в том - вспомнил, когда уже написал все это - что первым, у кого я спросил о вышвыривании моих вещей, был московский доходяга, который лежал тут рядом и все видел - и он, не колеблясь, назвал обезьяну: бывших соседей я пошел спрашивать уже позже. Так или иначе, грибок пропал; раньше, чем на сентябрьскую свиданку, мне его не привезут - и месяц придется пользоваться большим флаконом, держать его постоянно в тумбочке под рукой, а это очень неудобно (как неудобно в этих тумбочках вообще все).
Весь вечер - и пока я ужинал, и после отбоя - проходило мучительное, с сотней сменяющих друг друга вариантов, раскладывание всей “красной” швали по шконкам, производимое глумливым ублюдком-“козлом”, расшвырявшим днем мои вещи. Глубокомысленно, вдумчиво, меняя и перебирая варианты, эта тварь решала, кому где спать - тогда как единственно правильным является принцип, по которому каждый ложится, где хочет. Надо мной она перед проверкой положила того мерзкого злобного старикашку, конченную пьянь со сморщенной как печеное яблоко (в 48 лет!!) харей, что когда-то, когда только перевели на 11-й, был моим соседом по шконке, в этом году гавкал на меня в столовой, вообще - ненавидит меня лютой ненавистью, хотя ровно ничего плохого я ему не сделал - просто инстинктивно, за то, что я НЕ ТАКОЙ. Я успел поесть; но только налил себе чаю - эта тварь начала взгромождать вторую тумбочку, так что с нижней мне пришлось убрать кружку, чайник и все прочее; после этого начала ходить, тереться перед моим лицом, поправляя свой матрас и постель надо мной, таскать и складывать свое барахло в тумбочку, тряся ее (обе) так, что у меня несколько раз выплескивался и разливался из кружки чай.
После проверки, однако, процесс раскладывания продолжился (после неоднократных, и в секции, и на самой проверке, громогласных предупреждений убийцы Маньки, что если кто из “красных” сразу после проверки не придет и не ляжет на свою шконку - он положит туда кого-нибудь другого) - и глумливый “козел” опять переложил злобного старикашку - на соседнюю шконку, над московским доходягой, ставшим опять моим соседом по шконарю. Да еще, в своей любимой манере - поскольку злобная пьянь медлила скрутить свой “рулет” и переложить - перешвырнул его на соседнюю шконку сам, к ярости этой злобной твари смяв и матрас, и всю тщательно, любовно заправленную на нем постель. :)
В результате соседями моими оказались сверху и внизу в проходняке работяги, с утра уходящие на работу - верхний, кажись, на весь день, да и нижнего, работающего на КСП, тоже не особо-то видно тут было днем. Сверху над ним - молодой пацан с “девятки”, работающий в ларьке и сейчас вот, как пришли с завтрака, завалившийся спать, - вполне безобидный, по-моему. Лучшего соседства трудно было и желать (и уж оно точно лучше, чем азербайджанская обезьяна).
А вчера - не успел дописать - после апофеоза, когда я сидел на шконке и долго, терпеливо, тщательно складывал листок к листку расшвырянные “козлом” бумаги - когда уже сложил все, заправил шконку и наконец улегся - убийца Маньки приказал своим холуям еще и сдвинуть шконки и тумбочки к середине секции, чтобы сузить проходняки. Мне он глумливо сказал, что, мол, мне слишком жирно будет в таком (широком) проходняке - и если я сейчас же не найду, кто мне подвинет шконку и тумбочку, то он поручит их двигать “петухам”. (Имелось в виду, что тумбочка будет считаться как бы нечистой - на их языке “законтаченной” - после этого, и ею нельзя будет пользоваться.) Этого не случилось - подошел “семейник” обезьяны, уже переехавший в соседний проходняк, и добровольно помог мне, подвинул тумбочку, а уж шконку я, по-моему, двигал сам. Главное счастье - что не потребовали снова убрать и не расшвыряли только что с таким трудом сложенные бумаги и книги. Проходняк же в результате сильно сузился, став ненамного шире той щели, в которой я жил на 13-м. Я еле-еле прохожу в него фронтом.
В общем, очередной большой погром, всплеск, апогей ненависти и глумления. Ненависть такая, что буквально сожрать готовы, и не бьют только потому, что понимают: молчать я не буду и даром им это не пройдет. Все же, что они говорили, пока я собирал или переносил свои вещи, бумаги, книги - я не буду даже повторять, да и не все помню уже. Собака лает - ветер носит, конечно, и не мне делает хуже, а только себя разоблачает эта мразь своим глумлением. Типичный пример - здоровенный верзила-даун, передвигавший шконки, увидев расшвырянную кучу литературы на полу, с дебильным смехом сказал: о, сколько у тебя книжек, всему отряду хватит на месяц жопу вытирать!..
Увы, все народнические мечты провалились, оказались чушью, я убеждаюсь в этом здесь снова и снова, день за днем, час за часом. Этот народ - не более чем сброд, нормальным, цивилизованным, европейским он не станет никогда, ибо не с чего ему таким стать - ни историей его развития это в нем не заложено, ни настоящего катарсиса, очищения, как немцы и японцы в ХХ веке, он не прошел и не желает проходить. Это тупое пьяное быдло, стадо, биомасса, отходы исторического процесса. Их дети рождаются даунами и становятся уголовниками, гопотой, уличными грабителями и лагерными шнырями - дети родителей, не просыхавших ни до, ни после зачатия. Таких, как я, вся эта нечисть ненавидит инстинктивно, не разумом, а на уровне подсознания - инстинктивной ненавистью злобного и завистливого люмпена к приличному человеку. Цивилизовать их не удастся никогда. Настоящая историческая задача состоит в том, чтобы максимально нейтрализовать их воздействие на горсточку приличных людей в этой стране (воздействие типа погромов моих вещей, равно как и описанный у Солженицына коммунальный погром 1949 г.), а по возможности - уничтожить их. Уничтожить столько этого пьяного сброда, сколько удастся, хоть весь, все 100 с лишним миллионов - и, право же, это не будет для мира большой потерей!..

30.8.10. 7-57 Все хорошо. :))) Исключительно удачно прошло вчерашнее свидание с матерью и Маней. Завели быстро - в 20 минут 10-го мы уже сидели в застекленном отсеке на длинных деревянных лавках. Набилось аж 10 человек, а трубок только 9, и - с них стерли номера, написанные вначале, когда зимой только поставили эти трубки. Не зря я сомневался, что они способны записывать свиданочные разговоры!.. :) Мать и Маню, правда, не вводили довольно долго - за это время родня других зэков уже заняла все стулья. Оказалось, в это время та сука-свиданщица, с которой я немножко поругался на длительной свиданке в мае и которая заставила тогда в отместку разворачивать все шоколадные конфеты - орала на них внизу, что, мол, они требуют особых привилегий и, типа, создают проблемы - т.к. мать не может сама втащить сумку с передачей на 2-й этаж, и еле-еле позвала-таки дневального, чтобы втащил он.
С Маней мы вдоволь наговорились - и о планах будущей работы (но будет ли она?..) на воле, и новостей она порассказала целый ворох. Все было замечательно. Перевеса в передаче тоже не оказалось - впервые за 3 с лишним года здесь! Вот уж действительно событие! - всего 22 кг из 23-х возможных.
Я сидел как на иголках - как переклинило еще накануне днем от хамства и угроз этих подонков “козлов”, сдали нервы - до сих пор не мог прийти в себя и трясся от еще накануне мне пришедшей мысли, что эти суки могут прямо сегодня, пока я на короткой свиданке - как узнают, взять и выбросить все мои вещи! Не очень, конечно, верилось в это, но - чего не бывает?! С такой мразью нужно быть всегда начеку. После свиданки - от 10 человек нас к концу осталось там только двое - зашел на вахту, спросил, можно ли идти в барак - в ответ лишь сплошное хамство. Жду. Смотрю - чешет мелкий “дневальный” 11-го, приехавший с “девятки”. Забрал меня и 2-го человека (насекомое :); я сразу сказал, что быстро идти не могу, надо останавливаться, передыхать, - груз 22 кг, как-никак, но просить его помочь не стал - а он и не подумал предложить. Терпеливо стоял, ждал меня, когда я отдыхал через каждые несколько метров пути. В одну из таких остановок шапочно знакомый мне дядька с 7-го, лет за 40 уже и явно занимающий тут какую-то должность (не комендант ли?), идя навстречу и увидев эту картину, спросил: “Малой, а что ты не поможешь инвалиду?” - “Сам донесет”, - преспокойно ответил этот мелкий сучонок, шнырь одновременно блатных “козлов” и просто блатных.
Войдя в “локалку”, первым делом осмотрелся - не валяется ли где-нибудь что-нибудь из моих вещей. Вроде не видно. Тут уж один пацан, поприличнее, занес мне баул по лестнице в барак; я вошел за ним - все на месте. Слава богу... На обед они уже ходили; я задвинул баул под соседний шконарь и лег. Разболелась башка, и довольно долго я просто лежал, а в проходняк, на соседней шконке, устроились игроки в нарды, так что разбирать передачу я все равно бы не мог.
Еще повезло с соседом по проходняку внизу - добродушный, не злобный и с юмором парень, эпилептик, татарин, переведенный сюда летом с 1-го. Видя, что уже 2 дня он не занимает ничем свой отсек в тумбочке, я спросил его об этом. “А мне нечего туда класть. Я бедный!” - ответил он - и разрешил мне занять его пустую полку. Получилось очень удобно, я засунул туда пакет с хлебом, который - тоже редкое диво! - на этот раз совершенно не помялся в дороге. Но, как все хорошее, я нутром чую, что это большое здесь удобство - занимать всю тумбочку одному - ненадолго.
Приготовил уже себе ужин, хотел есть - вдруг блатной (“домовой” даже, если до сих пор им остается) приносит записку - от “запасного варианта” с 8-го. Тот пишет, что, мол, нет ли чего сладкого к чаю; а чай, мол, уже заварен, так что очень жду. Охренеть!.. Последний остающийся еще доступным мне телефон, и омрачать отношения с его владельцем нет резона. Но и к “дорожникам” этим блатным я ведь тоже не пойду, кроме хамства и глумления, от них ждать нечего. Что ж делать - плюнул на ужин, благо, еще не снял с миски то, чем она была накрыта, - оделся, сунул в карман остатки недавней ларьковской карамели и пошел сам. Отдал - и еще смог от него набрать матери, уже ехавшей в поезде домой, сказать, что все нормально. Таким вот удачным концом завершился этот на удивление удачный день, 29.8.10.
Повезло еще и в том, что не трогала меня и не гавкала эта мразь, бывший завхоз 2-го, и “на проверку” начала выгонять только в 9 вечера. Накануне же, 28-го - то ли совсем обнаглев, ли спьяну вообще не глядя на часы - и эта тварь, и прочие “козлы” вдруг заорали свое: “Выходим на проверку!!!” - аж в 20-30, за ЧАС до реального времени проверки. И что вы думали?! - все встали и покорно пошли; ни один не возмутился, не высказал вслух ни протеста, ни даже просто удивления. Один лишь мой сосед, вонючий доходяга, встал, взглянул на часы, пробормотал что-то типа: совсем обалдели, времени только 35 минут! - и завалился обратно. Я еще пил чай, когда эта визгливая гнида подошла ко мне и осведомилась, почему это я не иду на проверку, до которой - я ответил - было еще целых 50 минут. Мразь ответила, что, мол, “...ть не должно” и что в 9 (а было только без 20-ти!!) я, мол, должен быть на улице. Я, как обычно, ответил на это, что я никому ничего не должен. Тварь, бормоча что-то очень злобное, удалилась в свой угол и оттуда продолжала выкрикивать мне то, что ей казалось страшным оскорблением (слова типа “дырявый” :), перемежая их фразами типа: “Такой ты провокатор!..” (мне эта фраза запомнилась; т.е., не подчиняться ее, злобной твари, произвольным, с потолка взятым приказам - это провокация! :)), смачными описаниями, чем бы она меня избивала (дужкой от шконки), будь я с ней в “режимном лагере”, а также попытками узнать у меня, читал ли я ПВР - там, якобы, написано, что я должен выходить в 9, за полчаса. Я ответил, что читал, и хотел даже процитировать, что там на самом деле написано (“Проверки проводятся в утреннее и вечернее время, а при необходимости - в любое время”; и больше о времени самих проверок, а тем паче выхода на них там нет ни слова), но этот ублюдок из своего угла буквально заорал: “Что ты там базаришь?! Я сейчас тебе ... !!!” - дальше последовали угрозы, а мне волей-неволей пришлось замолчать. Тварь эта так раздухарилсь и разошлась, что уже и на улице, гуляя со стариком, весьма почтенного вида, приехавшим с “девятки”, с которым она теперь постоянно общается - при виде меня продолжала выкрикивать мне в спину свои смешные “оскорбления”, целиком построенные на глупой пещерной гомофобии.

10-00
Пока переписывал про вчера - прибежал вдруг телефонист”! Про вчерашнюю свиданку он, слава богу, вроде не в курсе, но откуда-то уже знал, что я разговаривал вчера с матерью (видели у “запасного варианта”?). Сказал, что был здесь, на бараке, вчера и разговаривал обо мне с завхозом (по-моему, это явная ложь!) - мол, не беспокойся, никто тебя не тронет. Но - спросил, с кем поговорить еще, и я указал на как раз проходящего мимо бывшего завхоза 2-го. Они удалились в “фойе”, и голос “телефониста” некоторое время слышался оттуда; потом он вернулся и начал излагать мне услышанное. Мол, выгонять на проверку в 9 вечера тебя не будут (я не пойду, если даже и будут! :), но главная претензия - что в проходняке грязно! И начал меня учить, чтобы я, мол, 2-3 раза в день звал “гомосеков”, давал им “замутку чаю” и просил подмести - и сам поперся в “фойе”, нашел одного “обиженного”, заставил меня дать ему несколько пакетиков чая, сам дал несколько сигарет - и тот подмел в проходняке. Сказал, что сейчас, утром, звонил моей матери - она поставила условие, что если, мол, он зайдет и разберется с “козлами” (наш вчерашний с ней на свиданке договор сработал! :), то она, м.б., и даст деньги. Но все равно эта тварь хочет 500 рублей с меня ларьком! Т.е., на счету остается все меньше и меньше. Договорились, что я зайду к нему после обеда - звонить матери, договариваться насчет остальных 2500 р.
А там где-то, на горизонте, на 2-м плане, за нагромождениями всех этих событий последних дней, за погромами и войной с “козлами” - маячит ведь грозной тенью очередная приехавшая комиссия! Очередная из опять бесконечной их череды - по слухам (едва ли, впрочем, точным), они сменяют друг друга чуть ли не с зазором в 2-3 дня...

Дальше

На главную страницу