СЕНТЯБРЬ 2010

3.9.10. 7-53
3 дня не писал ничего. Хотел было взяться позавчера - и не мог: таким вдруг отвращением ко всему сдавило опять горло - и к этой швали вокруг, и к этой жизни... Недолго было “все хорошо”... :) К тому же, среду и четверг (вчера и позавчера) с утра традиционно ждешь шмона, нет даже настроения ни за что браться, на душе тревога... А потом - уже некогда, - то одно, то другое...
Мать, вернувшись со свиданки, на следующий день позвонила Демину, все ему рассказала. Было это в понедельник. Он поручил врачихе, Тамаре Дмитриевне, заняться мной - типа, не болен ли я (видимо, мать так неясно и эмоционально ему обо всем говорила, что он сделал такой вывод). Врачиха стала звонить мне во вторник - не дозвонилась; только в среду вызвала к себе, к 16-00 (и ожидание этого времени психологически мешало мне взяться за дневник после обеда, хотя обед заканчивается около часу). Посмотрела, послушала, нашла, что “в легких чисто”, но т.к. я упомянул о кашле - выписала бромгексин, за которыми я стоял чуть не полчаса в очереди из 3-х человек к окошку выдачи. Тогда же сказала: если завтра будет Демин, я Вам позвоню, зайдите поговорить с ним (видимо, тот высказал такое пожелание).
Позвонила она вчера (четверг) с утра: Демин будет в 16 ч. Еще до этого я не попал в баню: с утра она не работала, “нет горячей воды” (т.е., видимо, дров, чтобы эту воду нагреть); сказали, что баня заработала, только часов в 11, и народ побежал туда. Я сперва хотел было тоже пойти, но через час проверка, а там толпа народу, - куда?!.
После обеда надо было в ларек. Там не было почти ничего - лапша б/п, конфеты в больших (килограммовых?) пакетах по 150-160 руб., хлеб, килька (!), шоколадки Alpen Gold (очень плохие). Видя, что никакой активности не наблюдается, я уж (с изумлением и не веря) думал: “Неужто обошлось?!” - но ни хрена не обошлось: пока я стоял в очереди (не такой большой на этот раз, как неделю назад), в ларек приперся (пустили ведь! Не в свой день...) дружок “телефониста” и притащил записку от него. Этот ублюдок писал, что, мол, играл (!) всю ночь, очень устал, поэтому сам не идет, а посылает того - отдай, мол, ему 500 рублей, о которых мы договаривались (за телефон), и еще пробей ему рублей 100, чтобы он что-нибудь купил (пожрать, чай и пр.), а то, мол, “ничего нету”. Сука какая, а?!. 500 руб. я отдал, иначе потом не оберешься визга и скандала, но 100 руб., конечно, “пробивать” не стал.
Уходил - вдруг оказалось, что у калитки меня ждет посланный с 8-го, от “запасного варианта” (этого посланного, в отличие от того, не пускают). Как уже не раз бывало: я решаю, что “запасной вариант” хочет наконец-то отдать мне долг - а он начинает просить еще взаймы! Я аж фигею от такой наглости...
Сперва я, конечно, отказал. Пришел на барак, просидел час, пошел к Демину. Довольно долго ждал; поговорил с ним, рассказал поточнее то, о чем уже говорила ему мать - и как выбросили вещи, обещают выбросить еще; и про неработающий уже месяц туалет; спросил про баню - он сказал, к моему удивлению, что и в деревянной тоже будут “лейки” сверху, таскать воду тазиками, типа, не придется (что-то слабо верится в это). Обещал назавтра узнать, когда сделают туалет. По поводу спортивных вещей, о которых мать тоже ему говорила - после моих объяснений сказал, что, мол, пусть свиданщица, принимая передачу, позвонит ему - он зайдет в КДС и велит пропустить. Это тоже из области фантастики - захочет ли она ему звонить, а главное - дозвонится ли, будет ли он на месте и достаточно свободен, чтобы сразу зайти? Самый существенный итог беседы с ним - я написал заново и он заново подписал мне заявление на “свободный ход”, чтобы никакая сволочь не могла придраться, что он у меня помечен еще прошлым годом.
Пришел на барак - надо идти звонить матери, я не звонил ей ни во вторник, ни в среду - с самого дня свиданки. Пошел к “телефонисту”, хотя сперва хотел на 8-й - но уже вышел на “продол”, а тут идет эта пучеглазая блатная мразь, которая меня еще в июне хотела выселить из их блатной секции (когда в этой был ремонт) и с тех пор ненавидит. На ходу я решил, что если докопается, куда это я и “поставил ли в курс” их блатную гоп-компанию, - лучше ссылаться на “телефониста”, он, если что, лучше сумеет им ответить, почему и зачем я к нему пошел.
Позвонил - он взял уже при мне у кого-то телефон - мать сперва, как всегда, в истерике орала, почему, мол, я так долго не звонил, она ужасно нервничает и т.п. Потом рассказала, что болеет - простудилась, пока ехала отсюда; сильные головные боли, кашель, насморк и т.п. Новостей никаких не было, но оказалось, что и “запасному варианту” она тоже сегодня звонила, и тот обещал меня позвать.
От “телефониста” почти сразу, не заходя в барак - на ужин. После ужина, в начале 7-го, подходит один из блатных, еще мало-мальски поприличнее (газосварщик :), как он сам кому-то при мне говорил) и сообщает: тебя, мол, просили зайти на 8-й, мама тебе звонила. Черт бы вас побрал!.. Иду. Вижу этого хмыря, с толпой других, во дворе стоящим в шортах; он подходит ко мне, говорит, что “труба” на зарядке - и опять начинает клянчить! Зачем только я пришел!.. Надо было после 8-ми, когда уже закроется ларек... Мол, купи мне майонеза (ага, как же!.. :))) Его и в помине нет.), хлеба, конфет - вот этот здоровый мешок, чаю, кофе (его тоже нет) и пр. У меня, мол, лежат уже деньги (не на его, впрочем, имя - на чье-то чужое якобы ему высылают), но ему не в свой день (понедельник) не пробивает кассирша; а в понедельник, мол, я тебе отдам. Судя по тому, сколько месяцев он уже отдает предыдущее - туфта все это; а тем паче, если не на его имя. И давит, нажимает, сволочь такая; и ясно, что мое пользование его “трубой” находится в зависимости от того. насколько свободно и постоянно он будет пользоваться моими деньгами в ларьке. Но - уговорил, выклянчил: пока мы будем на ужине, сходи, купи. Прямо от него я пошел в ларек, купил ему за 161 руб. этот мешок конфет и за 21 пачку чаю. Даже хлеба уже не было. Хотел было и себе взять тоже мешок этих же конфет, но раздумал - расходы и так гигантские, денег остается все меньше. Зашел на барак, а в начале 8-го, когда они вернулись с ужина, пошел к нему. Отдал все, попробовал заодно эти конфеты - хорошие! - и довольно долго опять говорил с матерью. Вот такой идиотизм - то 2 дня вообще ничего, то 2 разговора в день (а кроме ее болезни и говорить-то было особо не о чем). Теперь - не раньше, чем завтра (в субботу), и то - “телефонист” внимательнейше слушает каждое слово, постоянно что-то говорит в унисон, торопит - короче, не дает нормально поговорить. Судя же по тому, как его дружок в 1-й мой приход после ЕГО свиданки (24.8.10.), увидев меня во дворе, кинулся к нему в барак вперед меня; по тому, что вчера он же сидел у “телефониста” на соседней шконке (его была куда-то убрана - ремонт) и разговаривал прямо с зарядки, но с той стороны головы, да еще прикрытый ладонью телефон не было видно; и по словам “телефониста”, что, мол, после какого-то другого ему опять предложили какой-то “тонкий Samsung”, который, конечно же, удобнее прятать, но который и стоит на 500 руб. (ларьком) дороже - возникает сильное подозрение, не делает ли эта тварь только вид, что ее прежний “тонкий Samsung” “пыхнул”, чтобы стрясти с матери и меня деньги, а потом показать мне свой прежний телефон, выдав его за только что купленный такой же...
Идет, кончается 29-я неделя до конца. 198 дней осталось - уже мы в “единичке”, уже 1-я цифра - 1... Шесть с половиной месяцев осталось... Но вокруг такая же гнусь, мерзость, непереносимо пакостное отребье, как и все эти годы...
Не перестаешь удивляться, как умеет этот народец портить, поганить все. к чему прикоснется. Как царь Мидас все превращал в золото, эти - в дерьмо; даже картошку. Уж, казалось бы, чего проще - картошка? Но мало того, что она у них (а ею стали теперь кормить каждый день, да еще и в суп набивать) вся черная, полугнилая - на советских овощебазах другой никогда и не было; так еще и - чистили ее по ночам зэки, ходившие “в наряд”, а потом, видимо, нарезанную засушили. Нарезана она такими продолговатыми маленькими кусочками, в идеале 4-хгранными. Так вот - нет практически ни одного кусочка, у которого хоть на одной стороне (а то и на 2-х) не осталось бы кожуры! Т.е., можно было бы совсем ее не чистить: когда ее варят, мерзкий вкус оставшейся кожуры пропитывает насквозь всю картошку! Когда она холодная, остывшая в миске еще так-сяк (только выбрать черную гниль, прежде чем есть). Но когда из огромной кастрюли, вместе с водой (а в ней еще какое-то масло, по-моему), с паром, накладывают горячую - этой шкурой от нее несет так, что даже от одного запаха меня воротит, не говоря уж о том, чтобы это есть...
На улице опять потеплело; но вчера было днем солнце, а сегодня пасмурно. И все же - началось бабье лето?
P. S. Пока написал все это, начал уже переписывать - в “фойе” подрались 2 ублюдка, - дружок сигаретчика, шнырь - с нынешним ларьковским сучонком, командиром там всей охраны. Перед этим долго ругались в секции, сучонку за что-то угрожал, называя “гадом”, еще и самый злобный “козел”, убийца Маньки, а сучонок говорил громко, что кто-то (шнырь?) предлагал ему “мутить с героином”, чтобы заработать на этом шесть (или сколько там?) тысяч...

5.9.10. 9-01
...Безумное какое-то ощущение, смутное, как будто в дурном сне. И - ощущение потерянности, заброшенности своей, оторванности (и бессмысленности, конечно же, как всегда, - бессмысленности жизни...) - это, м.б., еще и потому, что вот уже 3-й день не могу позвонить домой...
Еще позавчера, 3-го числа, после обеда, меня перевели на 8-й. Не одного меня, - раскидывали опять 11-й барак, и слухи об этой раскидке появились еще за 2-3 дня, но я был уверен, что меня она не коснется (как же, заперли на самом режимном, самом “красном” бараке, под строгим контролем), да еще накануне, 2-го, разговаривал с Деминым, и лон в разговоре полуспросил-полуподтвердил, что я отказываюсь переводиться на 13-й - и, подразумевалось, вообще куда-либо.
Но раскидали 39 человек (по другим данным - 35), всех неработающих, и меня в том числе. Сразу пошли толки, что эта раскидка и персоналии некоторых переведенных - дело рук нового завхоза 11-го; похоже, что это так и есть. В общем, еще один “судный день”; но прошел он легче и быстрее, чем тот, предыдущий, 9.9.2009, когда переводили с 13-го на 11-й...
Собрал вещи я быстро; набил до неподъемного веса продуктовый баул, да еще 2 - вещи из-под матраса, из ящика тумбочки, подушки, одеяла, телогрейки, обувь и пр. Помочь дотащить попросил нового соседа по проходняку - здорового, добродушного татарина-эпилептика. Он запряг еще и шныря-дауна, да плюс - вызвался помочь “обиженный” пацаненок, тот самый, что стирал мне на 11-м вещи. В 2 захода они все донесли, но у шныря-дауна по дороге оторвалась-таки пристроченная по всему клетчатому баулу ручка - остались 2 здоровых щели в боку баула; хорошо хоть, вещи не посыпались на “продол”...
Перед этим сходил к “запасному варианту”, ставшему теперь внезапно основным :) - сказал, что переводят, спросил, не поможет ли он найти место и не даст ли кого с 8-го помочь донести. Он не помог ровно ничем, проявил полнейшее равнодушие (совсем не ту горячую заинтересованность, с которой еще накануне просил меня срочно сгонять в ларек, купить ему конфеты и чай), а по поводу телефона - сказал, что “Билайн” сейчас не работает. Глупость, которую я не могу себе простить до сих пор - идти к нему...
Вещи быстро перетащили, поставили в “фойе” у “козлодерки” (т.е. очень неудачно, прямо на проходе) - и я сел на лавку во дворе - ждать, когда найдут мне место. Старый знакомый с 13-го - здоровенный даун, который своей тушей то и дело заслонял мне там свет из окна - сказал, что барак переполнен, спят посменно и что ждать места придется даже не до 10-ти вечера, как я думал, а до 12-ти.
Я сидел, смотрел на высокие облака в огромном небе над головой, на верхушки леса за “запреткой” - и думал. В такие трагические, переломные моменты, когда вдруг особенно остро тебя охватывает горечь и бессмыслица твоего существования, невыносимо унизительная эта зависимость от чужих людей, на новом бараке, - незнакомых, но столь же злобных, наглых, безразличных к тебе хамов, как и везде, - в такие минуты особенно тянет философствовать, размышлять о бренности этой жизни, о невыносимости ее, о том, что никаких перспектив, в сущности, нет, жизнь - тупик... Что ни говори, а переезд на другой барак в лагере, как и в другую камеру в тюрьме - событие огромное, гораздо больше, чем переезд в новую квартиру на воле, и может оно, это событие, надолго испортить всю твою жизнь, сделать ее невыносимой, заставляя поневоле подняться до философских обобщений и мыслей о смерти.
Потом пошел дождь, и я ушел в барак - а там надо стоять на ногах, сесть некуда. Потом дождь превратился в ливень - бешеный, но короткий, всего несколько минут. Потом пошли на ужин. До ужина, или уже после - не помню, - когда я зашел в барак, кто-то из блатной молодежи стал орать на меня, чтобы я убрал сумки. Я оттащил их в деревянную пристройку, где раздевалка - все 4, одну за другой. Спустя час где-то, уже сидя в “фойе” на древней, шаткой банкетке, я почувствовал острую боль в спине, чуть позже - и в сломанной ноге (последствия перетаскивания сумок всего-то на несколько метров, меньше 10-ти), да вдобавок еще разболелась и голова.
Сидел так до проверки, уже почти без сил. Выйдя на улицу, перед проверкой, когда уже собиралась толпа - услышал, как один из старших здесь блатных, лет сорока, стоя чуть не вплотную ко мне, сообщал группе слушающих его мое “досье”. Туда входили все те же стандартные уже обвинения: что я написал в интернете, будто бы меня убили здесь, на зоне; и то, что из-за меня запретили передавать книги и газеты - а то, мол, раньше заказывали и привозили чуть не целые библиотеки, по словам этого блатного (даже имени его я не знаю). Я стоял и лишь грустно усмехался про себя, а это чмо, говоря нарочито громко и рядом со мной, чтобы я слышал, - конечно же, как все они, и не подумало спросить у меня самого, как было дело...
Место мне наконец нашли уже довольно долго спустя после отбоя. Маленького росточка азер, уже говоривший со мной, пока я вечером, перед ужином еще, стоял в дверях, пережидая дождь, куда-то переехал, а я лег на его место. Наскоро съев давно уже лежавшую баночку паштета с хлебом (ничего не ел с обеда, с часу дня, - на банкетке в “фойе” ведь ужин не приготовишь), завалился спать.
В 5 утра проснулся, сообразил - и пошел к своим баулам, доставать и раскладывать все под матрас - телогрейки, книги, тряпье и пр. Пока темно, вся шваль не видит, - но тут, увы, и в 5 утра в “фойе” толчется и бегает туда-сюда немало народу. Шконка оказалась с крючками, и набитый продуктовый баул (не только продуктами набитый, но и остатком барахла из тех, временных баулов) влезал под нее очень плохо, то и дело цеплялся и рвался.
Остальное распихал, когда уже пришли с завтрака, приготовил завтрак себе, поел - был уже 10-й час. Тут вдруг приходит этот мелкого росточка азер и говорит: особо не раскладывайся, после обеда поедешь вон на ту шконку, - показывает куда-то в середину секции. Там, оказывается, щит, сетки на раме шконки нет - а у него. видишь ли, болит печень, селезенка и пр., и он на щите лежать никак не может. А я со сломанным позвоночником, значит, могу...
Я сказал ему это и выразил явное неудовольствие и нежелание переезжать. Там, м.б., было бы и лучше - место у стены, а меня положили у окон (хорошо еще, хоть в простенке, а не под самым окном), но - тошно становилось при одной мысли все, только что аккуратно уложенное под матрас и распиханное по трубам батареи в изголовье, вытаскивать и перекладывать вновь. Этот уродец на мои доводы сперва все твердил мне: “Ничего, ничего, привыкнешь”, - но потом, видимо, нашел еще кого-то, с кем можно поменяться местами, и от меня отстал. Я остался на “старом” (первоначальном) месте.
3-го пошел с ними на ужин, сел за крайний от двери (не считая столов “обиженных” и “красных”) стол, там сидело всего 3 человека. Садился за него и весь день вчера. Но уже в обед (?) какой-то хмырь там спросил меня: чего это, мол, ты здесь уселся, тут все занято, 6 человек! Я ответил, что в ужин 3-го (когда его не было) я пришел 1-й раз, спросил - мне сказали, что можно сесть. Он лишь недоверчиво хмыкнул. И за 2 дня больше 4-х человек нас за этим столом не собиралось. Но вчера после вечерней проверки этот же хмырь подошел ко мне и сказал: завтра с утра ищи себе другой стол, тот весь занят. Просто приказал, и все, без вопросов и рассуждений; причиной тут, конечно, чисто личная неприязнь ко мне, и я даже догадываюсь, какая именно.
Сегодня в завтрак пошел спрашивать - везде занято (хотя часть столов и полупусты, - но, м.б., к обеду заполнятся). Было невыносимо, до смерти противно и унизительно - ходить, спрашивать и везде получать заведомый отказ. (Да еще таким изумленно-возмущенным, негодующим тоном порой, как будто я невесть что спрашиваю или уже сажусь на чужое место без разрешения!..) Мне еще что-то кричали в спину, еще советовали, за какой стол сесть - но я, не дослушав, ушел и теперь не знаю, стоит ли ходить в столовку вообще, не остаться ли мне просто, как некоторые, гулять в столовском дворе...
Ну и, наконец, “запасной вариант” (переименовывать его все же нет смысла).Под вечер 3-го “Билайн” все же заработал. Он сказал мне об этом, идя качаться на спортплощадку, обещал дать телефон попозже. Потом - пока я сидел в “фойе”, ждал места - еще раз обещал подойти. Потом - видел меня на той же банкетке, зайдя в барак с проверки. Не подошел. Назавтра (вчера) он поздоровался со мной на зарядке, ни слова больше не сказал, и молчал весь день, сколько раз мы виделись. Поужинав, я пошел к нему без 10-ти 9 - он разговаривал сам. И лишь когда он вышел на вечернюю проверку, я спросил его - он сказал, что вчера “трубу” ему нормально не зарядили, т.к. своего зарядника нет, а чужой тоже бывает занят; сейчас же (вчера после отбоя) к его “трубе” уже очередь, и вообще, он помнит и сам подойдет. Уже было ясно, что он не подойдет, конечно, - он, еще недавно “пробивавший” меня с 11-го прийти и позвонить домой. Похоже, увидев меня тут, на бараке, переведенным сюда, остальные блатные сказали ему “трубу” мне не давать, но он не хочет сообщить мне об этом прямо, а придумывает увертки и отмазки, - почти так же, как 16 дней мне не давали телефон в руки в транзите Нижегородского централа летом 2007 г., когда везли сюда. Ходил тогда же, 3-го, еще до относа вещей, к “телефонисту” - он тоже (по его словам, не более) сидел без “трубы”.
А в общем-то, основное - и, пожалуй, единственное - преимущество 8-го в том, что он на 1-м этаже, и даже высоких порогов и ступенек, как на 7-м, здесь нет. Можно выходить на улицу часто - в 5 утра, только встав (возобновив мою старую традицию на 13-м, - выйдя, проверять погоду и про себя называть, сколько дней осталось), или, допустим, когда ждешь в “фойе” чайник. А в остальном - все как везде, особенно близкое сходство с 13-м, - как и там, тут всецело и неприкрыто заправляет кучка суперблатных; “козлов”, в отличие от 11-го, здесь не видно и не слышно. Еще не одну тысячу придется потратить на их чайно-конфетные нужды...

14-50
Интуиция не подвела: “телефонист” действительно обманул меня с телефоном, вытряс на халяву еще 2000 с матери и 500 руб. ларьком с меня. Захожу к нему сейчас прямо из столовки - он сидит на своей шконке лицом ко мне; напротив него, на соседней шконке в проходняке, спиной ко мне, сидит его закадычный дружок, держит в руках ту же самую “трубу”, что была у них все последние месяцы - и набирает номер. “Телефонист” видит, что подхожу я (шкерок там давно нет) - и толкает дружка, говоря: “Убери, убери скорей!”. Тот успевает ее засунуть под одеяло, подхожу я - типа, не видел, но изумление, до чего же хитер этот ублюдок-вымогатель, должно быть, было написано у меня на лице.
Матери, оказалось, он все же вчера позвонил, сообщил, что я уже на 8-м. Мать, по обыкновению все перепутав, думала, что “телефонист” тоже на 8-м и требовала меня позвать. От “запасного варианта” же со вчерашнего разговора с ним нет никаких сигналов, и больше подходить я не буду - разве что мать прозвонится сама. В столовку на обед я даже не заходил - какой смысл, если все столы сплошь заняты? Можно было бы повесить табличку, как на дверях ресторанов: “Мест нет”...

7.9.10. 8-35
Тоска на душе. Продолжается это смутное, смурное какое-то, как во сне, состояние, возникшее, когда перекинули сюда, на 8-й. Правда, сейчас оно уже полегче, поменьше. Тут - пока не перекладывают с места на место, пока более-менее нормальные соседи (по крайней мере, один), пока нет шмонов, не заставляют тащить в каптерку вещи из-за бесконечных комиссий, пока все тихо - можно было бы, кажется, досидеть спокойно эти оставшиеся мне полгода. Никуда не лезть, никого не трогать (а когда я трогал?.. :), встать утром, позавтракать, читать, писать, вести дневник... Так ведь не дадут, сволочи!.. Не дадут, я знаю уже по опыту более чем 3-х лет, что покоя здесь не будет, нечего ждать, - будет такая же сплошная нервотрепка, как была на 13-м...
И это так и есть. Уже погавкивают, потявкивают на меня этак мельком, мимоходом разные юные подонки, - то один, то другой, косятся злобно, хотя я их знать не знаю. Вчера стоял, ждал вечерней проверки - и один такой вдруг зарычал: что ты, мол, трешься здесь?! (Я стоял на обычном уже за эти дни месте, ждал прихода “мусоров”, никого абсолютно не трогал.) Или, мол, вон туда (ближе к выходу из барака), там стой! Т.е., не нравится само мое присутствие - а общий уровень культуры не позволяет никакой другой реакции, как только грубо, злобно выгнать, приказать мне уйти - не имея на то ни малейшего права! Я отошел, но не к дверям барака, а просто - пошел опять гулять туда-сюда по двору (“мусор” не приходил еще довольно долго), а эта тварь, слышал, злобно бормотала уже своим что-то обо мне, и я разобрал слово “жалобы”. Ну да, жалобы (не мной даже и написанные!..) - их единственный козырь против меня, и если уж им тупо внушили, вбили в их деревянные головы, что, мол, жалобы “отражаются на (мифическом!) общем положении”, а своих мозгов, чтобы подумать, разобраться, так ли это, да просто послушать меня, в конце концов, у них нет и в помине - то они, даже не зная меня, не читав этих жалоб, а просто услыхав от более старшей блатоты, что я якобы писал жалобы - готовы мне горло перегрызть и за одно это, предлог для них вполне достаточный!..
Комиссия ожидается уже завтра: паники с уборкой вещей, правда, пока нет; но - сейчас еще утро, все спят после завтрака; не исключаю, что паника может начаться уже где-то после обеда, тем паче завтра. Правда, очень надеюсь, что саботировать :) ее здесь будет легче - вся блатота живет в другой секции, здесь почти не ходит; проходняки довольно узкие, света мало; соседи с одной стороны, в соседнем проходняке - какие-то уже немолодые азера (по крайней мере, один), постоянно то играющие в нарды и громко разговаривающие по-своему, то спящие (вот этот мой сосед по шконке), больше их не интересует, по-моему, ничего. Да и - смешно, но тем не менее! - старое мое красное одеяло опять может сослужить мне добрую антикаптерочную службу, как не раз служило на 13-м!
В тот день, позавчера, мать по моему совету все же прозвонилась сама “запасному варианту” и он принес мне телефон. Т.е., в голове у него еще нет никаких запретов и предрассудков относительно меня; уже хорошо! В этом разговоре (хоть он сидел рядом и слушал) мы как-то договорились с матерью, что звонить будет она, причем каждый день, как делала это раньше, когда я был опять же на 13-м. Но вчера, увы, “трубу” мне никто не приносил, и в ту секцию тоже не звал, - значит, она не дозвонилась. Можно, конечно, списать это на трудности зарядки данного телефона в отсутствие своего зарядника, на обилие желающих позвонить, и т.д. Но все равно, все это мне очень не нравится, - напрасной оказалась моя первая инстинктивная радость при известии о переводе именно на 8-й, - я надеялся, что раз “запасной вариант” сам здесь, то со связью проблем не будет. А они уже есть, и, видимо, если не будет звонков еще день-два, придется идти к “запасному варианту” самому, что крайне противно и нежелательно...
В столовку я так и не хожу, тусуюсь по двору. Вчера - банный и ларечный день у 8-го, , понедельник - в бане в 8-30 было жуткое количество народу, но в ларек я попал исключительно удачно - народу было не так много, как в тот раз. И только что был завоз, его уже успели разгрузить! Купал колбасы (пр-ва Чувашии, но называется почему-то “Липецкая”); наконец-то появилось сливочное масло; и даже маленький кусочек мраморного (?) сыра удалось купить.
Вчера, уже после отбоя, какие-то соседи или друзья старшего (44 года) сидели у меня на шконке (один), пили свой чай или чифир так долго, что я и хотел лечь спать, да никак не мог. Не убрались эти суки и когда сообщили, что Окунь и “Кудрявый” не только на “продоле”, но уже и в бараке. В результате Кудрявый сперва обшмонал этого, который сидел на моей шконке (он оказался не с этого барака, - типа, недавно переведен отсюда, что ли), а потом, велев мне отодвинуться, откинул мою подушку и с фонариком (свет сразу, как они появились на “продоле”, естественно, погасили) полез рыться под моим изголовьем. Увидел книги, это его, похоже, малость успокоило (он брагу, что ли, искал? - заставил того дыхнуть; а в “фойе”, под краном в умывальнике, уже 2-й день стоит ведро, убираемое при подходе “мусоров”, конечно, и гонят вовсю самогон; а потом массово жгут туалетную бумагу перед проверкой, чтобы им не воняло в “фойе”; но все равно воняет). Вытащил пачку гелевых ручек в коробочке, посветил фонариком, посмотрел, положил на тумбочку. Ничего не забрал, слава богу. Но под эту, хоть мелкую, неприятность я попал по прямой вине этих наглых тварей, любителей пить чай на чужих шконках.
По утрам, на зарядке, становится все холоднее и холоднее, - осень... Днем солнце разогревает воздух, и если нет холодного ветра, то нормально, можно гулять.
Этот барак, как и все остальные, все три больших корпуса, вот уж какой день зачем-то красят пульверизаторами в белый цвет, оба этажа, от земли до крыши. Большинство бараков уже стоят белые. Не к комиссии ли эта очередная показуха?
Мелкое архиблатное чмо, идя вчера за мной по “продолу” с 10-го, когда 8-й шел на ужин, - вдруг этак участливо спросило: ну что, ты теперь на 8-м, да? Нашли там тебе, где спать? Заботливое какое, надо же!.. :)) И даже имя мое наконец-то запомнило... :)

10.9.10. 8-20
Опять 2 дня ничего не писал, да, в сущности, и нечего было особо писать. Что делал за это время? Дочитал Эренбурга (“Люди, годы, жизнь”), написал вчера письмо Лене Маглеванной - отнес, кинул в ящик вместе с 2-й раз уже! - письмом тому американцу, Виктору Павленкову; по странному новому капризу местной почты письмо это было мне возвращено (на 11-й, вместе с письмом от Маглеванной как раз; а с 11-го - через “дорожников”! :) с карандашной надписью: “Адрес рядом по-русски”. Бред какой-то!.. Зачем им понадобилось, чтобы я американский адрес писал на конверте еще и по-русски?!. Но - написал, как умел, отнес еще раз. Самое неприятное будет, если финский адрес Маглеванной - язык сломаешь! - они начнут тоже требовать писать на конверте еще и по-русски...
Про комиссию было что-то слышно в день ее предполагаемого приезда, позавчера (среда) - что вроде бы приехала; но с тех пор никто про это не вспоминает, паники с уборкой и прятаньем по каптеркам всего и вся пока, слава богу, нет. Мой старший сосед по проходняку вчера вечером повесил - над моей шконкой, его-то стоит под окном - здоровенную картину - пейзаж в раме. Он всего полгода сидит, первый раз, - м.б., еще не знает, что при первой же мало-мальски опасной комиссии, при появлении вообще любого начальства, с Макаревича начиная, - ее тут же заставят убрать, ибо в “ПВР” есть пункт, прямо запрещающий что-либо (картины, репродукции, фотографии и пр.) вешать на стены без разрешения начальства; а “Макар” не преминет подойти и содрать лично...
Совершенно убил сегодня утром сигаретчик, встреченный по дороге на завтрак (встречаемся на “продоле” - 8-й идет туда, 10-й - навстречу оттуда). Уже давно он договорился со своими друзьями в Шахунье, что те подъедут ночью и перебросят ему телефон(ы) через “запретку”. Долго не мог найти “трубу”, чтобы координировать их действия на месте, при подъезде. Наконец, нашел, - дал ему кто-то на 6-м. Предыдущую ночь его ребята подъезжали, но кидать не стали - к ним тотчас подбежали “мусора” и стали отгонять. А эту ночь, со вчера на сегодня, они таки кинули (причем все три телефона сразу, хотя сперва планировался только один) - и неудачно, недолет!! Черт бы побрал и их, и сигаретчика, и вообще всех, всю эту проклятую жизнь!.. Не знаю, что он придумает теперь, - он и сам давно сидит без связи, делал для себя, ну и для меня заодно (т.к. на отданные мной ему 3000 р. телефоном мы так и не обзавелись). В общем - “это катастрофа, шеф!”.
Связь через “запасного варианта” идет ни шатко, ни валко. Позавчера он сказал мне только в 11 вечера, что мать звонила; я хотел было набрать ей, но оказалось, что “труба” и в 11 занята, а позже - я думал, что она уже будет спать (хотя она теперь говорит: звони в любое время). Вчера я не выдержал и пошел к нему в секцию - спросить - очень удачно: буквально только что звонила и мать, и он сразу же набрал ей. Поговорили.
В столовку так и не захожу, тусуюсь во дворе, норовя уйти пораньше, пока 8-й барак ест, - с 7-м, 9-м или еще каким-нибудь, кто в это время там. Тем досаднее таскаться туда попусту. Оказывается, все эти дни, что я там не ем, как назло, опять начали кормить сосисками, как было зимой. Жаль, конечно :) - но я не пойду клянчить у всей этой уголовной швали, чтобы меня пустили за стол, - подавитесь вы, суки, своими сосисками! Ничего, невелика потеря... Хуже, если не окажется хлеба на завтрак, - так иногда бывало, - придется, видимо, идти самому в хлеборезку, просить кусок (пайку). Самое замечательное - насколько я помню еще по 11-му, по прошлой зиме, сосиски выдаются по счету согласно списочной численности отряда. Откуда в таком случае все время остается одна лишняя сосиска - никто, конечно, вопросом не задается; заготовщики просто отдадут ее на кормежку блатных, которым и здесь шныри (а заготовщики обычно и есть шныри блатных на бараке), я смотрю, готовят жратву не с одной-двумя положенными, а с целой кучей столовских сосисок, порезанных на кусочки. Моя, без сомнения, тоже там. :) Да и вообще - почему меня не видно в столовой, почему я - как выйдешь - все время гуляю во дворе - никто даже не думает поинтересоваться. Всем плевать.
Самым грозным из ожидаемых событий, конечно же, являются новогодние шмоны в конце декабря, грядущие уж непременно. Это не значит, конечно, что шмонов не будет до тех пор, да и после Н.г. - шмона 3-4 до конца срока я вполне могу еще тут пережить. Слава богу, что - если дойдет до декабря - не придется уже тревожиться за зимние шмотки: я просто надену их на себя, под “телагу”. Кроме дневника и стихов, тревожиться остается еще только за одеяло и (в меньшей степени) ножи и открывалку...

11.9.10. 16-09
Конечно, ясно было заранее, что спокойно досидеть здесь полгода мне не дадут, И, наверное, год жизни, не меньше - в пересчете на потраченные нервы - отняла у меня эта история, начавшаяся неожиданно вчера вечером, часов в 11, когда я уж думал ложиться спать. Вдруг подбегают один за другим двое молодых шпанят - один из них здесь “дорожник” и нашел мне шконку, когда меня перевели сюда; а сам он поднимался с этапа на 11-й как раз год назад, когда и я оказался там; второго не знаю - и начинают возбужденно приказывать: сейчас же перелечь на другую шконку - напротив и несколько наискось вправо; это последняя шконка перед “петушатником” и отделена от него только занавеской (срываемой, думаю, так же регулярно, как и все прочие “шкерки” на всех бараках).
Я, честно говоря, опешил от неожиданности и от их нахрапа - и попытался хотя бы задержать переселение до завтра - поздно ведь уже, 12-й час. Некоторое время, когда эти 2 щенка, поспорив со мной аргументами, что “так надо!”, ушли, какой-то хмырь из того проходняка, в который меня предполагалось переселить, “милостиво” сказал мне: ну ладно, сегодня уж не будем, давай завтра...
Надо ли говорить, как у меня сразу оказались взвинчены нервы?!. По максимуму, короче. Поразмыслив немного (вроде ушли? Отвязались, не давят больше? А может, и совсем отстанут?..), я решил сейчас же - м.б., еще успею, пока не спит - пошел к “запасному варианту” - как-никак, он здесь блатной, авторитет, “пацан” (38 лет :), может замолвить словечко, остановить этот наезд. Выхожу в “фойе” - и тот выходит из своей секции, уже в майке и трусах, - собирался спать, так что я успел как раз вовремя. Вышло так, что и этот “дорожник” тоже оказался здесь и, видя наш разговор, подошел - пришлось говорить при нем. Блатной спрашивал у него, в чем дело, чего они от меня хотят, но - довольно вяло, и (когда “дорожник” уже ушел) на мои просьбы вступиться и повлиять особого энтузиазма не проявил. Больше просить было некого, я ушел. А тут еще в проклятой секции этой не гасят и не гасят свет, и проклятые соседи-азера орут и орут вовсю в соседнем проходняке, прямо через занавеску от меня. Я лежу, ворочаюсь, нервы все равно взвинчены, заснуть тут нечего даже и думать. Лишь в час ночи, когда беготня и гомон несколько улеглись, все более-менее успокоилось, - кто-то погасил-таки свет (в блатной секции его погасили уж давно!), и я, хоть тоже не сразу, но заснул.
Наутро “дорожник” прибежал опять, - мол, надо перекладываться. Я сказал, что не пойду туда, и сослался на вчерашнюю беседу с “запасным вариантом”. “Дорожник” (к моему удивлению - у них же тут иерархия!) выразил пренебрежение: мол, причем он тут, он вообще в этой секции не живет, - и пообещал, что меня заставят переехать, раз я не хочу добром.
Утро до проверки, однако, прошло спокойно: все спали. Лишь перед проверкой тот же мужик из того же проходняка “напомнил” мне: мол, после обеда не ложись, давай собирайся (переезжать). Потихоньку я уже начал понимать, кто тут главный мотор, хотя и он, и “дорожники” отвечали на мои вопросы: “Так надо!” (и даже один раз: “Так надо всем в этой секции!”) и подавали мое переселение под бок “петушатника” как высшую государственную необходимость.
Посмотрел мимоходом этот проходняк - ужас! Тумбочка такая же, как в июле завезли на 11-й, т.е. новая и очень узкая - ничего не положишь; да и не один я ведь буду в ней! Сетка верхней шконки без крючков - снизу ничего не повесишь. Сама шконка вплотную придвинута к стене - за торец тоже ничего не засунешь (разве что прошлогодние зимние “коты” в пакете - страшно важно сохранить их до холодов, новые хрен пропустят и хрен здесь найдешь). Отодвигать от стены - будет заметно, все шконки стоят по одной линии. Т.е., явное и очень существенное ухудшение условий по сравнению с нынешними. Да и - начать только, а там все полгода придется переезжать с одной шконки на другую, - “так надо!”...
После проверки пошел опять к “запасному варианту” - он как раз гулял во дворе. Попросил его еще раз, все разъяснил подробно - реакция очень вялая; он не отказывался прямо, но ничего, по сути, и не обещал. (О долге мне он теперь вообще не вспоминает!.. :)
Перед обедом - был еще тяжелый разговор с тем “дорожником”, залезшим с телефоном в мой проходняк - к соседям. Сказал я ему многое из того, что хотел, что накипело (а этот момент - проверка и обед - был моментом сильнейшего нервного напряжения для меня; если б не была голова и так наполовину седая - наверное, первые седые волосы появились бы в эти 2 часа...), но убедить его ни в чем не смог. 20 лет; молодой и глупый; дали малюсенький кусочек власти - рулить, кто где ляжет, - и вот он старается, чешет по бездорожью, куражится вовсю; но, тем не менее, признать это, в ответ на мои слова, упорно отказывается, - конечно, сам-то он мотивы своего поведения не осознает, зато со стороны хорошо видно... Пообещал даже сперва, что сам лично выкинет мои вещи; правда, под конец разговора, когда я вернулся к этой теме, сказав, типа: давай, выкидывай, чтоб все видели, покажи себя во всей красе!.. - сказал, что, конечно, ничего выкидывать н

19-04
Прервали, но можно, в сущности, уже не рассказывать эти подробности. Прервали именно тем, что пришли выселять окончательно - один (вчерашний, неизвестный), потом другой, потом третий... Все - в тоне запредельно хамском, непререкаемо-командном, с угрозами, с оскорблениями, с глумлением... Да-а, подтвердилось то, что я знал, не желая уже переводиться с 11-го: нигде не будет лучше, везде - одно...
Вся интрига оказалась в том, что мужичок, живший на этом месте, возле “петушатника”, просто-напросто захотел улучшить себе жилищные условия за мой счет. Просто-напросто переехать на мое место, подключив - не будь дурак! - для этого сразу весь блатной аппарат (“Так надо!”), а я - на его. Сперва, когда после обеда я послал его к “запасному варианту”, он, вернувшись оттуда, успокоился, ничего мне не сказал. Тогда-то я и сел писать - думал, все, наконец-то вопрос исчерпан. Но еще не дописал - пришли эти, с матом, с угрозами, обещаниями, что я у них сейчас буду жить в “локалке” и т.д. Завхоз, проходя мимо, добавил от себя: что, не хочет переезжать? Вон, в “локалке” 2 шконки пустые стоят... Завхоз этот - какой-то давний приятель сигаретчика, и я скажу ему, когда придет, что его старый дружок - просто мразь...
Оскорбляли, хамили, угрожали... В общем, заставили-таки переехать. Последний гвоздь вбил, как я понимаю, их знаменитый “смотрящий” за “общим” - тот самый, что спрашивал, что это я “трусь” у березы на проверке... Переехал, аккуратно все сложил; проходнячок на палец всего шире этой новой узкой тумбочки, и в него я опять не прохожу плечами, а только боком - живо вспомнилась узкая щель на 13-м, где прожил я год и 8... Шконка придвинута к стене, отодвинуть ее - попробовал - я не могу. Пакет для бани, уже наполовину драный, пролезает за торец еле-еле. Шконка еще ниже, чем была та; сверху у нее пружины (не на что повесить), а снизу зато - крючки (за них сразу за все цепляется продуктовый баул и рвется). Как тут жить - я не знаю; еще прилажусь как-нибудь, если не заставят убрать баул со жратвой в каптерку. Припасы больше чем на 1-2 дня класть тут некуда; да еще и в столовку я больше не хожу. Заберут (комиссия!!!) баул - придется голодать...
Разложил кое-как вещи - и пошел к “телефонисту”. По дороге с изумлением увидел: старый дощатый забор между 11-м и 6-м сломали - и заменили забором из вертикальных стальных прутьев, таким же, как внешняя ограда.
“Телефонист” порадовал меня, конечно же, своей старой “трубой” (“тонкий Samsung”), выдаваемой им за новую. Я - к удивлению своему - смог сделать то, что хотел: позвонить от него тому, прежнему “запасному варианту”, еще в январе освободившемуся. Позвонил. Тот обрадовался мне как родному, но перезвонить упорно хотел на 8-й, своему “сменщику” - еле-еле я уговорил набрать на те цифры, с которых я звонил. Спросил, как я, ЧТО у меня; я вкратце - не было сил говорить, душили слезы и помимо воли лились из глаз - описал отношение ко мне на его бывшем бараке. Он советовал мне сперва по всем вопросам обращаться к тому самому “за общее”, который руководил де-факто травлей, - с приветом от него. Когда я через силу, путано, кое-как объяснил ему эту тонкость - обещал позвонить тому сам.
Вот и все, собственно. “Телефонист”, как обычно, обещал сегодня же вечером зайти ко мне - но пока его нету (да и не надо!). Тот, прежний “запасной вариант”, я думаю, или не позвонит насчет меня никому вообще, или же - если даже и позвонит, то это уже ничего не изменит, - он далеко!.. Он и будучи здесь - обещал-то много, да делал мало. Сперва я думал, что теперь уж ничего не сделаешь - ну, переложили на САМОЕ худшее место в бараке, хуже просто нет (за исключением только “32-го квадрата”) - теперь придется досиживать срок здесь, в этой щели. Но потом пришла мысль, что если бы вдруг дошло до сатисфакции, до резких внушений всей этой мрази и реальной перемены отношения ко мне - то стоило бы, чисто ради принципа, потребовать переложить меня обратно, на прежнее место, - не больше, но и не меньше! Только я знаю, что этого не будет...
Сижу, пишу здесь, в щели у “32-го” это все... Тут еще темнее, чем было в том проходняке - грядущими зимними вечерами не почитаешь и не попишешь... Ладно, завтра перепишу все это, а сейчас - пора ужинать.

12.9.10. 8-50
Ну что ж. Переночевал на новом месте, позавтракал, достал жратву на 2 дня - сегодня и завтра - чтоб меньше лазить в баул... Спать здесь, кстати, неплохо, - если не включают фонарь надо входной дверью в секцию, то свет очень тусклый - по одной лампочке во всех 3-хрожковых люстрах, в точности как было на 13-м :) - да и те закрыты от меня верхними этажами шконок и “шкерками”. В целом освещение получается такое, как было в тюрьме, в Москве, на “1-й сборке”, спать не так уж мешает. Вот работать, писать, особенно - переписывать здесь будет очень неудобно - темно, свет эти суки после завтрака гасят, светать будет все позднее... Глаза у меня, наверное, здорово “сядут” за полгода работы в таких условиях.
Счастье еще, что соседний проходняк отгорожен по краю шконки (стоит одна, как была у меня на 13-м, - но, увы, я не на ней...) занавеской - и они сразу же ее натянули, не желая меня видеть. :) Живут там, как я понял, стремщики (все разговоры только об этом - как “пробивать”, услышав крик стремщика из “фойе”, обязательно громко повторяют его здесь, со своей шконки, и одновременно они же - самогонщики: все дни, что я здесь, один из этих моих новых соседей целыми днями возится под краном с ведром, обмотанным пакетами и полотенцами, - гонит самогон. И надо мной, и в соседнем проходняке меняются - ночью спят одни, днем - другие, 2-й этаж соседнего проходняка, как само собой разумеющееся, залезает наверх со стороны моего проходняка, сильно меня этим напрягая - но ведь им не скажешь, наглецам...
А ночным соседом моим сверху оказался тот самый маленький, сморщенный старикашка (впрочем, не такой уж и старый - 60-ти точно нет), который еще с 1-го вечера моего здесь, 3.9.10, все терся в “фойе” и норовил занять лавочку, на которой я сидел. Шваль из тех, у кого здесь ничего не бывает, кроме казенной робы и баланды; голодранцы, вечно ищущие, что бы покурить. Излишне даже и пояснять, что место, на которое меня положили - САМОЕ плохое в бараке, - не по физическим удобствам, а по статусу, так сказать; самое презренное и неуважаемое. Сюда, по неписаной их табели о рангах, как раз и кладут таких - самых последних, нищих, никчемных, никем тоже не уважаемых, не принимаемых всерьез, едва вообще считаемых за людей - несмотря на гордое звание “мужик”! :) (Ну, еще шнырей иногда.) Вчера, в разгар истерии перекладывания, заметив этого хмыря в “фойе”, я мельком подумал: интересно, где он-то спит? Наверняка ведь даже у него место лучше, чем навязывают мне. Оказалось, я ошибся... :)
Ну что ж. И в этой дыре (щели) худо-бедно тоже можно жить. Где наша не пропадала?!. :) Осталось мне 189 дней, ровно 27 недель.

15-33
Кратенькие результаты моей вчерашней активности. :) Вечером, после отбоя вчера заходил “телефонист” и ходил тут с каким-то своим, видимо, земляком, тот заглянул ко мне в проходняк, спросил, добровольно ли я сюда переехал, - я сказал, что нет. “Телефонисту”, я слышал, он говорил, что ничего не знает, т.к. весь день спал. :) А вот только что - сидел, переписывал после обеда - явились 2 кавказца - один с 7-го, другой, по-моему, с 12-го. Тот, что с 7-го - грузин он или армянин, я так и не понял - сказал, что вчера (ему?) звонил тот, прежний “запасной вариант” и просил зайти, узнать, как у меня дела, не “обижают” ли меня на 8-м. Звонивший ему - армянин; а на 7-м - напомнил, сам бы я не вспомнил его - он тусуется возле “телефониста”, - грузин? Пойди пойми... Я вкратце рассказал, как и что было вчера. Этот, с 7-го, просил, сколько мне осталось, и, услышав, что полгода, стал очень упирать на это - мол, осталась ерунда, “понты” и пр. Я сказал, что спокойно сижу, занимаюсь своими делами, никого не трогаю (т.е. хамство от блатных слушаю неспровоцированное) - тогда второй осчастливил меня мудрой мыслью, что, мол, если сам ты никого не трогаешь, то и тебе никто ничего не сделает. :) Засим они ушли - не пошли говорить с кем-то из блатных этого барака (тут они все русские), отнюдь не выразили желания разобраться и как-то восстановить справедливость, - нет, просто спросили у меня, осмотрели щель, в которую меня засунули - и ушли. Как я и писал вчера, мой “звонок другу” в итоге не дал ничего...

18-03
Тот кавказец с 7-го оказался-таки армянином. Сейчас увидел его у столовой , он опять подошел ко мне, - фамилия на “-ян” на бирке. Спросил, почему я не в столовке, я рассказал, что меня выгнали из-за стола и мест нет, - никакой реакции...
Главное событие дня - ломают, ломают деревянные заборы между бараками и на их место ставят металлические! Уже есть и между 5-м и 11-м, а сейчас вышли на ужин - ломают забор между 8-м и 6-м и сразу ставят новый и сваривают. “Дорогам”, видимо, пришел-таки конец; максимум - по опыту забора “кечи”, в этом железном заборе можно выломать палку или разогнуть две так, чтобы протиснуться. Я протиснуться не могу никак - тем паче зимой, в телогрейке. К “телефонисту” теперь - только с 7-м из столовки, со всей толпой в ворота их “продола”?..

13.9.10. 15-40
Вчера в 9 вечера - первое для меня здесь, на 8-м бараке, общее собрание в “культяшке”. Сперва не хотел было идти - до омерзения противно находиться с ними всеми вместе, в одном помещении. Но - пошел, и ожидания полностью оправдались: приезжает очередная комиссия! :)))
В общем, все точно как на 13-м, как будто не было этого года на 11-м, с “козлами” - там хоть не собирали... Еще неизвестно, приедет комиссия в понедельник (сегодня) или нет, но - все попрятать, и сумки в каптерку (о, конечно!), и из тумбочек все (уверенно, на полном серьезе, что жратва должна храниться тоже в каптерке!!! А есть ее там же, в каптерке, или где?..), и вольные вещи, спортивные костюмы, пепельницы, и даже “лишнее” с табуреток!.. Помесь 13-го с 11-м, короче, апофеоз безумия... Взрослые, серьезные (с виду) люди говорят это, ничуть не стесняясь и не краснея, толпе быдла - но оно безгласно, спорить не будет, потому и говорят... Обоснование такое: мол, недельку потерпим, ограничим себя, зато потом будем жить так, как мы хотим, а не как навязывают “мусора”. (Нет, ребята, “потом” будет следующая комиссия!.. :) Мол, мы должны им, комиссии, “показать примерно то, что они хотят видеть”! И тупое быдло молчит, не понимая, что если это не есть “то, что навязывают мусора”, тогда что же это? Вспомнилась строчка Нестеренко: “Опасность овечьей шкуры, срастающейся с хребтом”...
Порадовался своей предусмотрительности: переехав на новое место, я - впервые за все 3 года и 4 барака - не стал заправлять край казенного одеяла со стороны проходняка под матрас, как делал всегда - а оставил его висеть: именно в предвидении комиссий, чтобы он прикрывал сумки. Сработало!!! И пригодилось - буквально - на следующий же день, как переехал.
Остальные - вокруг - тоже, впрочем, сумки не убрали, и даже ничем их не завесили 0 просто стоят. Уже около 4-х, но про комиссию ничего не слышно - 1-й день объявленной вчера “недельки” с комиссией, считай, прошел. В продуктовый баул придется лезть уже после отбоя - доставать жратву на завтра, убирать лапшу из ларька и пр. - а он, сволочь, будет цепляться за крючки...
Активно доделывают деревянную микро-баню возле полуразрушенной старой. Сварили и провели к ней по земле тонкие трубы от котельной - под ними прорыта траншея, потом их, видимо, заглубят в нее. Неподалеку лежит громадная ржавая железная бочка, почти что ж/д цистерна, а у стены новой бани сварили стоячие железные рамы, - видимо, между ними установят эту бочку и к ней подведут трубы, она будет резервуаром кипятка. Учитывая, какое столпотворение было сегодня утром в старой-то бане - по 3-4 человека на “лейку” и нет вообще места раздеться, повесить одежду в раздевалке, где по совместительству сделали еще и сушилку, - к новой, крохотной внутри, будет, видимо стоять километровая очередь...
Смешно, но новые железные заборы вместо старых деревянных ставят... с уже отсутствующими прутьями в тех местах, где были калитки “дорог”! :) Все предусмотрено, - а то как же, например, “подложенец” или “2-й человек в лагере” будут обходить своих подданных в бараках , вершить расправу или собирать дань?.. Но там, где прут выдран один - утром сегодня попробовал - я, увы, не пролезаю. С 11-го на 6-й, по-моему, выдрано 2, дыра широкая - “но мне туда не надо”. А на тот “продол” - на 6-й - хрен! И если другие заборы - с 4-го на 9-й, с 10-го на 3-й - сделают тоже с такими же узкими щелями, то путь мне к “телефонисту” будет закрыт.
Этого ублюдка встретил, идя сейчас, в 2 часа, в ларек. Он сперва попросил купить ему чаю и сладкого (54 рубля - пачка чаю + пачка конфет), но сразу после этого повернул назад, радостно побежал со мной в ларек - и тут же выклянчил 150 (!!) рублей, в 3 раза больше первоначальной просьбы. Почему я дал? Теперь, после некоторого охлаждения отношений с “запасным вариантом” на 8-м, оказавшимся (как я и подозревал) безвольным трусливым дерьмом, после того, как заходы мои к “телефонисту” из-за смены заборов делаются все проблематичнее, - встает опять вопрос, чтобы он заходил ко мне сам, как было на 13-м последние 4 месяца. Эта тварь вовсю качает деньги с матери - по ее рассказам, нагло звонит и прямо-таки требует положить ему на счет по 300, по 500 руб. чуть не каждый день! - да и здесь, с меня, тоже не упускает возможности что-то урвать, - он ведь не знал, что меня встретит, и шел от ларька прочь...
Да, натерпишься здесь унижений, нахлебаешься... Мерзкие полублатные малолетки, которые подходят - и глумятся вдвоем-втроем (зрители смеются), суют мне в лицо кулаки, пальцы, тычут, кривляются, глумливо снимают на видео телефоном, тоже тыча его мне в самое лицо... Если такого ударить, выбить телефон (не говоря - зубы...), будет скандал и расправа - “законная” по их “понятиям”. Те глумятся, но не бьют - изволь терпеть, ничего им сделать нельзя, за их спиной - вся толпа этой блатной и полублатной нечисти, весь барак... А стоя за спинами толпы сегодня в бане, тоскливо ожидая, когда же предоставится возможность хотя бы на секунду влезть под воду, - вспомнил я 13-й барак, самое начало, осень 2007-го, весну 2008-го... Тогда все было так же - и я последний вхожу в баню, и занятые скамейки и крючки, и ни одной свободной “лейки”, и тоскливое, безнадежное, унизительное это ожидание среди подонков... Срок кончается, я уже здесь давно не новичок, не этапник, я здесь жизнь прожил - а все то же самое, ничего не меняется (только к худшему; и последним, когда уже включили воду, я теперь прихожу сознательно). Русское быдло, какое же ты глупое, тупое, бессмысленное, деревянное, с опилками вместо мозгов!.. Простонародье - я стою среди них в бане, вытираюсь, смотрю. Тупые рожи, дебилы, агрессивные дауны, грабители, ни у кого нет высшего образования (да и среднего у многих :) - но у всех, за редким исключением, на теле наколки, зачастую во всю спину... Надо быть полным идиотом, чтобы портить свою кожу, уродовать себя этой дрянью - а у них у всех!.. И это - не тоненькая “прослойка” интеллигенции, это - как раз самый что ни на есть коренной, низовой, простецкий русский народ. Тупое, примитивное, пьяное быдло - и количество (знаем по книжкам) среди них толковых технарей, “кулибиных”, мастеров-ломастеров - чинят ли они компьютер или взламывают банкомат, снимают сигнализацию, чтобы угнать дорогую иномарку - ничего не изменит. Быдло. Мразь. Биомасса...

19-35
Никакого воздаяния за все эти страдания, за все глумление, увы, не будет. Все так и уйдет в песок... И в этом - главное опровержение главного тезиса церковников о якобы потрясающей гармонии, красоте и совершенстве мира - главного их “доказательства” бытия божия....

14.9.10. 8-17
Вместо комиссии вчера около шести, перед ужином, по “продолам” шлялись Куртюков и прокурор - старый дурак Овсов, тот самый, хорошо мне знакомый. Поднялась, конечно, паника, беготня; поубирали тут же все “шкерки”, и стало голо и тоскливо, как на 11-м. Выносили, я заметил, не столько сумки, сколько какую-то одежду - “лепни”, телогрейки, что там еще - НА ПЛЕЧИКАХ! Казалось бы, кому она мешает и кто сказал, что нельзя?!.
Где-то в полдевятого вечера всех опять стали звать на сборище в “культяшку”. Сколько ж можно?! - и я на сей раз не пошел. Пока пил чай, оттуда, сквозь приоткрытую дверь, неслись истошные вопли и ругань - кого-то разносили, кажись, уборщика; а потом, судя по последующим пересудам, разборка там коснулась и того, что не все всё поубирали, как было велено вчера - и прокурора встречали, слишком уж панически, бегом все вынося. А прокурор с Куртюковым - забыл написать - зашли на 8-й, постояли только в “фойе” несколько минут - и убрались, - тревога опять оказалась ложной!..
Потом, после сборища, они еще звали всех “чифирить” на улицу, - туда я тем более не пошел. Сразу после проверки, пока я еще гулял во дворе. Явился сигаретчик - и мы бродили с ним по двору туда-сюда почти до 11-ти, рассуждая о разной чепухе и слушая (я) бесконечные истории из его жизни о драках и т.п. Я убедился еще больше в том, что знал, конечно, и раньше: интеллектуальный его уровень, способность теоретизировать, обобщать факты и делать из них выводы, способность подняться на какую-либо теоретическую, философскую высоту над землей, над своим повседневным, ничтожным бытом - очень низки, почти на нуле.
По “запретке” прошел “мусор” - и какое-то мелкое чмо от двери барака заорало на нас, почему, мол, мы не заходим внутрь, когда всем велено зайти (спрятаться от “мусора”, который все равно никак не перепрыгнет “запретку” и не подойдет к нам). Отвечал сигаретчик (мол, разговаривали, заговорились); если бы отвечать стал я (вопросом, зачем прятаться, если “мусор” все равно не перепрыгнет “запретку”) - неминуемо возник бы очередной скандал.
Только зашли, сели (я дал ему еще сигарет, 2-й раз за день уже) - новая напасть: “Макар” на “большом”, а потом “к нам на продол”. Свет, конечно, тут же погасили (ура!) ; моментально убрали опять все “шкерки”, смели все с дужек кроватей (обычно там навешано в 5 слоев, гораздо больше, чем на 11-м); один из соседей, по указке другого, явно злобного, полез было и мои вещи (спортивную куртку и робу) снимать с крючков, на которых они висели. Когда я сказал не трогать, злобный зашипел на меня, и потом еще бормотал, что меня надо ударить “за игнорацию просьбы”. То, что в таком случае это уже не просьба, им даже не приходит в голову; а при одном имени “Макара” они теряют разум от страха. Нигде рабская, трусливо-покорная природа русского быдла не видна так ярко и четко, как здесь, на 8-м, на примере этой глупой молодежи, всерьез рассуждающей, что все надо убрать, потому что комиссия и “сказали”...
“Макар” зашел только на 12-й и ушел. После этого, в темноте, я очень удачно слазил еще и в продуктовый баул под шконкой. Видимо, “Макар” дежурил ночью, т.к. по нашему “продолу” он шлялся и во время зарядки сегодня, - пошел куда-то в конец, потом вернулся, к нам на 8-й не зашел. Что ж, - погода на улице ясная, днем даже жарко (“бабье лето”); сумки мои под шконкой пока что целы; и остается лишь ждать (к вечеру, не раньше), когда, по убеждению всей этой насекомой швали в бараке, “пойдет комиссия”...

16.9.10. 15-35
Вчера (среда) утром, в 8, заревела сирена; все думали - шмон, но шмона не было. После обеда вдруг поднялась легкая паника: “мужики, там (где??) комиссия!..”. Поубирали “шкерки”, повыносили одежду и сумки (мои, к счастью, и на сей раз никто не заметил), - комиссия не пришла!.. :) Потом выяснилось, что она лазила в это время на “кечь”, а потом в баню.
Сегодня (четверг) в шмон уже не очень-то верилось, но все же я улегся после завтрака ждать его (порой задремывая), ничего специально не стал делать - ни писать, ни бриться (давно планировал, но решил - потом, когда ясно будет, что шмона нет). В 9-40, когда уже и не ждал, - вдруг крик: “Шмон-бригада на большом!!!”!...
Поперлись к нам на “продол”, к нам в барак (!!) - но всего 5 человек, странно как-то. Маловато... Я лежу - и вижу в окно напротив, как двое прошли через двор в сторону “спортгородка”, вскоре обратно, потом другие двое, и так стали странно сновать туда-сюда. А в барак не заходят. Вышел - и тут выяснилось, что это они опять (как уже было перед какой-то комиссией в, кажись, мае) уносят все “железо” со “спортгородка”, то бишь гири, гантели, “блины” для штанги и пр., и даже какое-то раскладное устройство типа скамейки - лежа на нем, поднимают штангу, или что-то в таком духе. Туда и дорога вашему “железу”, ребята; я бы вообще в переплавку давно отдал! Особенно старался отрядник 5-го, пришедший в составе этой “шмон-бригады”. Дальше 8-го по “продолу” они не пошли, погрузили все “железо” на телегу, запряженную лошадью, и через несколько минут уже были на 5-м, затем на 12-м - и ушли.
Ладно, фиг бы с ними. Времени было еще мало, и только я собрался бриться, разложил все барахло на полочке у умывальника - опять “шмон-бригада на большом!!!”!!! Будьте вы прокляты!..
Хорошо, не успел еще начать - быстро собрал все и назад в секцию. Шестеро, кажись, зашли на 12-й. потом на 5-й, потом к нам (один всего прошел по этой секции), от нас перелезли на 4-й - и так далее, вплоть до: “трое на 10-м, двое на 13-м”. Потом по одному на 10-й подтянулись еще двое или трое “мусоров”, плюс - Пименов и Наумов, “безопасники” хреновы! В общем, не знаю, что там было, на 10-м, но через некоторое время все “мусора” ушли.
Проклинаю себя за то, что сейчас, когда после обеда сразу заходил сигаретчик и час сидел, в 100-й раз рассказывая про своего бульдога, давно уже покойного (застрелили) - я забыл спросить у него, что же там было, на 10-м - а кому и знать, как не ему!.. Тем не менее, из-за него я так и не побрился - перед его уходом выключили свет (а значит, и воду). Вечером, если даже включат, нет настроения - я привык это делать по утрам, да и полно народу в “фойе”, не подойдешь к умывальнику.
Как прикольно, кстати, “пробивает” “мусоров”, идущих по “продолу”, здешний стрем! С начала “продола” первым расположен 12-й барак; затем 5-й, затем 8-й - в середине; дальше 4-й, 10-й и 13-й. Так вот, видя в начале “продола” “мусора”, они кричат: “мусор в сторону 5-го!”. Потом, если он не зашел на 5-й, а идет дальше - “В нашу сторону!!” Хотя “сторона” одна и та же, направление движения “мусор” не меняет, а просто минует бараки один за другим. На 13-м. в самом конце, я помню, стрем “пробивал”: “Мусор 5-й прошел! 8-й прошел!!” и т.д.

16-23
Дописал предыдущее - надумал сходить к “телефонисту” позвонить матери (вчера с ней не разговаривал). Через 4-й - 9-й - там еще не заменили старый деревянный забор железным. Пришел - у них отрядник; но уходить не хотелось - пошел; и этот хмырь, хоть и сильно недовольный, телефон все-таки дал. Когда вышел отрядник - пришлось прерваться, 51 секунду проговорили всего. :) Но потом он набрал еще раз - продолжили; еще 3 минуты.
По поводу забранного сегодня “железа” “телефонист” сказал то, о чем я и так догадывался - что это “перед комиссией”. По его словам, еще какая-то комиссия (45-я уже :) ожидается то ли 21-го, то ли 23-го...

18.9.10. 8-38
Суббота. Писать пока не о чем; единственная новость - с самого утра ломают забор между 8-м и 5-м. Ломают со стороны 5-го, и за ним - уже врытые столбы для нового, стального...
И сегодня, еще до всякого забора, и вчера, и позавчера - тоска, отрешенность, уныние, апатия, подспудное ожидание какой-то новой беды. То ли баулы утащат в каптерку, то ли опять заставят переезжать, то ли еще что придумают, - но спокойно здесь не будет, можно уже не надеяться. Ожидание, предчувствие очередной беды - этим полна душа, это давно уже мое привычное состояние - и на воле было так же, особенно после 2-х лет розыска. Забавно, помню, объясняется это у Фрейда, - нет, такое объяснение не катит, когда вокруг - агрессивная биомасса, командующая тобой, не слушающая никаких твоих доводов, и беды уже случались не раз...
Последняя осень... “Ах, Александр Сергеевич, милый, ну что же Вы нам ничего не сказали...” Осень 2010-го... Березы - около нас и около 6-го - уже почти все желтые. Осыпается листва, и желтый лист романтически задевает тебя по козырьку или по щеке, когда ты стоишь е проверке... Через год в это время я буду уже дома; буду так же вот идти домой темным, ветреным осенним вечером, под шорох падающей листвы, и смотреть на огни далеких фонарей впереди... Все будет - но зачем? Этих ощущений не удержать, всю жизнь, все чувства, каждый вздох - не втиснешь ни в какой фотоальбом, тем более книгу. А я все ищу смысл жизни, и не нахожу его, а жизнь-то уже, считай, больше чем наполовину прошла...

19.9.10. 15-15
Воскресенье. С утра лил дождь, - перед подъемом - слабый, а перед завтраком - такой силы, что я - наконец-то! - впервые на 8-м просто не пошел на завтрак. Ничего, обошлось. К проверке он опять ослаб, к обеду прекратился совсем; я пошел на обед - и как раз двое “мусоров” с обходом поперлись на наш “продол”.Я возвращался - они как раз вышли с 8-го и пошли дальше.
Лег после завтрака, - темнота, свет выключен, из окна света почти нет; все спят, но мне спать не хотелось. Стал думать - и вдруг мысли пошли сами, понесли меня, как река с быстрым течением. Вдруг стало так хорошо и приятно думать о том, что будет дальше, после освобождения, как конкретно-практически, шаг за шагом, надо будет договариваться с людьми, создавать давно задуманную организацию, восстанавливать газету, в какие города она пойдет, сколько появилось новых городов и знакомств, пока я сижу... Надо будет много ездить - к Мане в Питер летом, а хорошо бы увидеться и с Маглеванной - хотя бы в Украине, уж в Финляндию к ней я вряд ли смогу поехать - и виза нужна, и денег нет... Обязательно нужно, - ведь это единственный смысл моего существования, и теперь - еще больше, чем когда-либо; единственное ценное и дорогое, что есть у меня в жизни - это письма Лены Маглеванной, где она обращается ко мне “дорогой друг Борис”, да вот недавняя открытка от Мани: “Главное - осознавать, что ты очень нужное и правильное дело делаешь”, - пишет она там. Вспомнилось вдруг парадоксальное признание Миши Агафонова на одной из свиданок: что в прежние времена вся его неистощимая активность, все акции, листовки, газета и пр., что он делал - оказывается, всем этим он обязан мне, это, якобы, я своей энергией побуждал его не впадать в апатию и тоже что-то делать. Мне не верится, но так он говорил, я специально спросил его об этом. И, получается, эта дружба, теплые слова, это признание друзей и - будем честными - учеников, - единственное, что я нажил за свою жизнь, единственная в ней ценность. Дай бог, чтобы мне не пришлось во всем этом - в друзьях прежде всего, конечно - разочароваться, как бывало уже много раз...
Темно так, что трудно писать. За окном, да и из дверей барака - совершенно необычный вид, как будто я где-то не в Буреполоме, а на другой зоне. Все бараки побелили со всех сторон от земли до самой крыши, заборы полностью заменили решетками - все вокруг открыто, просторно, первое, на что падает взгляд, когда выходишь из барака - черные фигурки, гуляющие напротив, за решеткой, по двору 5-го...
Делать нечего, читать - тоже, писать - ничего не пишется, кроме дневника. Остается - как вот сегодня утром - лежать и думать (или спать, но с этим у меня всегда проблемы, - 5 минут сна и 2 часа приходить в себя после них). Для размышления времени еще полно, в бараке тепло, еда еще есть, и главное - пока меня тут никто не трогает. Воскресенье, комиссий нет. Короткая передышка. :)) Мне осталось ровно 26 недель, или 182 дня. Послезавтра, 21-го, я размениваю последние полгода срока.

20.9.10. 16-00
Вот и появился материал, о чем писать, а то все не было. :) Опять очень удачно сходил в ларек - и завоз, и очередь была не такая большая, хотя - одно окно. Выбил специально заранее побольше денег; но - опять прибежал “телефонист”, теперь он явно “доит” парня-инвалида, мне хорошо знакомого, с их барака, получающего по инвалидности пенсию, - каждый понедельник-вторник вижу их то в ларьке, то идущими оттуда. Эта тварь, как всегда, влезла без очереди - прямо передо мной, покупала 10 банок сгущенки (явно на брагу), а недостающие 15 рублей нагло и бесцеремонно (в своей всегдашней манере) сказала продавщице списать с меня.
Мне, слава богу, хватило на все, что я хотел (только рулетов не было, - даже в завоз). Прихожу с 2-мя пакетами в барак - а на дворе, у входа, уже сидит, поджидая меня, какое-то (полу-?)блатное чмо тощее, меньше меня ростом и явно моложе - лет 25-26. Вот, говорит, наконец-то я тебя дождался...
Уже с первых дней, как перевели на 8-й, данное чмо пристало ко мне с вопросом: не хочу ли я ему дать в ларьке рублей 200 - типа, оно собирает “на изолятор”. Я знаю давно и хорошо их “изоляторы”, “святые места” и прочую лапшу для лохов; причем - стал сейчас вспоминать - самый-то первый разговор с этой нечистью я толком и не помню - был ли он вообще?! - а помню уже 2-й, когда она подошла с напоминанием, что, мол, ты обещал... После хамской встречи, устроенной мне на 8-м с первого же дня, ни о каких деньгах не могло быть и речи, и я сказал, что потратил все деньги, когда появятся еще - поговорим...
И вот - это чмо сегодня подстерегло меня в ларьке, когда я выбивал чек! :) Но там, в толпе, ничего говорить не стало, а на бараке - в приказном порядке начало звать с собой в “обувничку” (здесь она открытая, без двери, как почти на всех бараках), выгонять оттуда кого-то, - короче, приняло все меры для обеспечения конфиденциальности разговора. :) Почему? М.б., потому, что не хотело при людях задавать столь невыгодные для себя вопросы: я что, похож на дурака?! :) Почему ты меня обманул??!!! :)) В общем, почувствовало себя оскорбленным, обманутым и... что же?! Потребовало удовлетворения? Вызвало меня на дуэль? Нет, стало грозить, что сейчас ударит доской, стоящей тут же у стенки. Впрочем, шансов на это было мало, т.к. мы были один на один (правда, люди мимо ходили, и один полублатной даже прицепился: мол, что это вы тут “рамсите”?) и ждать такого развития событий я бы не стал... Похож ли он на дурака? Да нет, ты не похож на дурака, ты и есть дурак! - хотелось мне сказать. :) Несмотря на то, что момент был неприятный - это чмо лезло прямо мне в лицо и, черт его знает, могло вдруг и ударить - в душе, про себя, мне было смешно. Уголовная (полу)блатная нечисть с немыслимо огромным самомнением, ровным счетом ни на чем не основанным, - ничтожество, пустое место, одним словом, - вот как оно начинает визжать, вдруг поняв, что для меня оно и впрямь никто, что я не ставлю его в грош и обмануть такую тварь тоже ни в малейшей степени не считаю за грех!.. :))) По той остервенелой ярости, с какой эта поганка кидалась на меня в “обувничке”, я окончательно убедился в том, о чем раньше уже догадывался вполне ясно: деньги с меня она трясла вовсе ни на какой не на “изолятор”, а себе (и своим друзьям?) А в ларьке, зайдя заранее, когда еще вообще никого не пускали в калитку, стояли у окошка, сменяя друг друга, 2-3 сборщика с 10-го и тоже с каждого покупающего трясли что-нибудь “на изолятор”...
Вечером вчера неожиданно произошло приятное событие: вышедший из ШИЗО блатной, в лицо памятный мне на 8-м еще по прежним временам, когда я заходил к еще прежнему “запасному варианту”, - узнал меня - и сразу, изначально, отнесся очень по-дружески, точнее, конечно, покровительственно (меня ведь они ровней себе не считают, смотрят свысока - но не с такого высока, конечно, как я на них :), первое же, что с ходу сделал, едва меня увидев - защитил от вздорных, крикливых “наездов” 18-летнего дурачка-стремщика, соседа по проходняку. Вечером, когда я ужинал, он же неожиданно пришел с “трубой” - типа, на, звони! Я никак не ожидал, - тут же набрал матери, но почему-то она не брала мобильник, а звонить на домашний - не было денег. “Симка” была, как сказал этот блатной, его, а “труба”, как я понял - телефонистова здесь, на 8-м, земляка (т.е. соплеменника), с которым (земляком) этот блатной живет в одном проходняке. Причем живут оба в этой же, совсем не блатной секции; честно говоря, - зная, что (вопрос только времени) и здесь непременно дойдет дело до скандалов с уборкой моих баулов в каптерку, мытьем полов и пр. - я предпочел бы, чтобы они жили в той...
У бани утром встретил “Макара”, осматривающего лично ведущиеся там работы. Он издали - и на “ты”, - вопреки своим же “ПВР”! - спросил, тоже ли я (как шедшие в баню впереди меня) на 8-м, с каких именно пор, и т.д. Я ответил. Теперь мучит непонятное предчувствие - как бы он не вздумал перевести меня еще куда-нибудь; чего доброго, обратно на 11-й!.. Вряд ли, конечно, но... Эти твари способны на все.
В бане ободрали уже все трубы отопления, сломав деревянную обшивку их под окнами. Пока баня работает, к железной бочке у новой бани-сруба еще не подведены трубы, - и, похоже, готово все это у них будет не скоро. Нет никакой надежды, но я молюсь, чтобы устройство этой новой бани застопорилось у них на зиму, до марта, и мне не пришлось в ней побывать. Осталось мне здесь 25 бань, 181 день. Сегодня понедельник, началась 26-я неделя до конца...

21.9.10. 15-45
В 6 утра сегодня, вместо привычного уже совкового гимна, вдруг завыла сирена. Выла долго; выхожу - зарядки нет, музыка не играет; вместо нее в 15 минут 7-го - опять сирена, но уже коротко всего несколько секунд, - такое ощущение, что включили по ошибке.
Потом - по секции прошло двое полублатных малолеток с объявлениями-призывами, как на митинге: мужики, в лагере комиссия, уберите все лишнее, снимите с дужек, сделайте так, как говорили (еще к прежней комиссии, в то воскресенье :)!..
Ах, вот оно что! Комиссия!.. :)) И понеслось - сразу же, а особенно после завтрака - как всегда: понесли в каптерку баулы, в раздевалку - “телаги” и обувь, стали отодвигать и снимать “шкерки”... “Обиженного” заставили несколько раз вымыть “продол” в секции, другие убирались во дворе, все полуразобранные шконки зачем-то затащили оттуда в раздевалку, загромоздив ее. Какие-то 2 (шныря?) оттирали даже стену под “фазой” - она залита стекающим чифиром и пр., но видно это, только если сильно присмотреться...
Кто-то со слов кого-то из “мусоров” сказал, что на вахте - 50 человек в масках. Опыт 6 мая, когда с самого подъема была и сирена, и “маски-шоу”, подтверждал это, так что все утро, вместо того, чтоб хоть немного подремать, я ждал шмона. Но шмона не было.
Но кто-то на самом деле приехал, это ясно по поведению “мусоров”. Шли на обед - недалеко от “нулевого”, посреди “большого продола”, около пожарного “водоема” под досками, стояли группой Наумов, Пименов, отрядник 10-го и, кажись, еще кто-то. Наткнувшись на них, толпа притормозила, построилась - и сразу в самой же толпе раздались ехидные голоса, что вот, мол, надо же - 8-й барак построился; типа, это большое событие; а “мусора”, мол, смотрят - хотят запомнить эту необычайную картину. :) Обратно я и тот полутораногий даун, что загораживал мне окно на 13-м, шли вместе - вышли вслед за 3-м, ждать было уж слишком долго и нудно. “Мусора” все так же стояли на том же месте, только Быня, отрядник 4-го, тоже присоединился к ним. Пименов, отделившись от группки своих, попытался, естественно, развернуть нас обратно; на мои слова, что у меня есть разрешение ходить одному, очень живо и заинтересованно (как все они) потребовал показать. Я показал. Придраться было не к чему, он пропустил (а заодно и второго), только спросил, какое у меня “хроническое заболевание”. Я ответил, что у меня их много (они и впрямь упомянуты в заявлении, как его первопричина, во множественном числе).
4 часа дня. Если комиссия пойдет-таки по баракам, то - ждать еще 2 часа, после 6 вечера уже вряд ли. “Масок”, я надеюсь, завтра уже точно не будет. Сегодня, 21 сентября 2010 г., я разменял последние полгода своего срока. Финишная прямая...

23.9.10. 14-58
Ну что? Все одно и то же, одно и то же - раз за разом, год за годом, по кругу... Сегодня был апофеоз паники: комиссия таки пошла шляться по зоне, - заходила и на наш “продол” - но на 8-й не зашла! О боже, что творилось в секции, когда они шли мимо нас - на 13-й! Полублатная глупая молодежь, с ее понятиями, что можно и что нельзя (вторые одеяла или баулы под шконками - нельзя, упаси бог, хотя про это нигде не сказано; а вот про картинки на стенах, прямо запрещенные ПВР, они понятия не имеют... :), взялась лично наводить “порядок” в секции, предварительно выгнав большую часть народа на улицу. Лично осматривали шконки, у кого что где висит (полотенца, носки и пр.), снимали, велели “обиженному” собрать и вынести все оставленные под шконками тапки (или их потом!..); поснимали, конечно же, все “шкерки” - точнее, приказали всем их вообще отвязать, но все, разумеется, только позапрятали их под матрасы верхних ярусов, я в том числе, и т.д. и т.п. Но - под мою шконку, завешенную до пола краем старого, дранного уже казенного одеяла, заглянуть никто из них не догадался!.. :)) (Соседи, кто знал, тоже, слава богу, не стукачами оказались.) И то сказать - не остервенелые “козлы” с 11-го (долговязая ехидна, всякий раз нагибавшаяся и специально заглядывавшая под мою шконку) и не бешеное шимпанзе с 13-го! Уж пережив столько, повидав таких запредельных, исключительных тварей - можно не бояться этих глупых малолеток!..
Было это перед самой проверкой. Зашли 4 каких-то “мусора” из пресловутой “комиссии” на 13-й, потом, на обратном пути, на 4-й - и ушли с “продола”. Я уж думал - уф-ф-ф, ну наконец-то, все кончилось, можно идти на проверку! - как вдруг, уже начало 1-го - “еще одна комиссия на наш продол!”!!! Народ поневоле начал спрашивать: может, это проверка, а не комиссия? Но нет - оказалось, это Фирсов (зам. по тылу) с каким-то “мусором” из “комиссии” (судя по виду и форме) идут на 13-й. Потом, пока считали, туда по одному прошли еще какие-то двое неизвестных. В бараке, понятно, поддерживается все это время состояние готовности № 1 и тихой паники (да, кстати, не такой уж и тихой, судя по крикам и ругани). Потом из этих 4-х двое ушли, двое (в т.ч. Фирсов, кажись) зашли на 10-й - и ушли тоже. Уф-ф-ф-ф!!! На этом (пока! - время всего четверть четвертого) все кончилось.
Видимо, прав был сигаретчик, сообщивший мне вчера утром, что приезжает обалдеть какая комиссия - целых “16 рыл”! Они, как и в мае, разбрелись по зоне - кто пошел в столовку (“пробивали” с самого утра), кто - под “крышу”, кто - в санчасть (сегодня как раз гоняли на взвешивание, и, стоя в очереди у кабинета Демина, я как раз переговорил с ним коротко, когда он вышел с каким-то приезжим старичком в форме. Увы, я забыл ему напомнить, чтобы 29-го он пришел ко мне в КДС - на свиданку - пропустить спортивные вещи, и из-за этой моей забывчивости мать скандалит теперь по телефону - новому телефону телефонистова земляка...) А идя со взвешивания, я увидел идущих по “большому” навстречу мне, т.е. уже от бараков, “Макара” и какого-то здоровенного - генерала, видимо. Я поздоровался - и “Макар” строго меня спросил, почему я иду один и откуда - опять на “ты”, сука!..
В общем, ничего страшного. Без потерь. Надеюсь, что это все же уже последний, финальный аккорд, и конец недели (сегодня четверг) пройдет спокойно. 26-й недели до конца, отмеченной нашествием очередной безумной комиссии. Следующая, 25-я, будет отмечена длительной свиданкой с матерью.

24.9.10. 15-50
Пока рано, конечно, подводить окончательные итоги моего путешествия на 5 лет... Надо сдерживать эмоции, сохранять спокойствие, нельзя позволить себе кричать от ужаса и махать руками... Никто, конечно, не будет собирать по случаю моего освобождения пресс-конференции, да и вообще, едва ли это событие будет замечено прессой... Но все же - если кто-нибудь спросит об итогах и выводах, о главном, самом сильном впечатлении, вынесенном из всего этого... то надо будет честно ответить: хотя я и до ареста хорошо знал все это, и об этом не раз писал - но все равно Я В ШОКЕ!!! В шоке от того, кем населена эта страна, среди кого мы, оказывается, живем... Знание дома, в Москве, было больше все-таки теоретическим, умозрительным, и, общаясь в своем кругу, среди интеллигентов и диссидентов, я мог по желанию выбирать, регулировать свой круг общения (вспоминается, как - и с каким трудом! - пришлось отшивать наглого идиота Уличкина, вздумавшего - по своей простонародной, грузчицкой сути - разговаривать со мной матом...), это зависело преимущественно от меня. А тут - выбирать себе окружение (не круг общения, а соседей по бараку, проходняку, шконке и пр.) от меня не зависит совершенно, - и тут уж я вдосталь нахлебался живых, реальных, грубых и зримых впечатлений. И вот - общее, суммарное за все эти 5 лет - я в шоке от того, какой мразью, каким тупым скотским быдлом, какой отвратительной нечистью и сбродом населена эта страна, - сбродом, который (не видев живьем, как и я до ареста!!!) Майсурян упорно считает какой-то потенциально революционной силой и, во всяком случае, “единственной альтернативой нынешней власти”, как он не раз писал. Увы, не приведи господь увидеть “русский бунт, бессмысленный и беспощадный”, рожи этих подонков в разгуле и вихре этого бунта - их описывал Шульгин в “Днях” и Бунин в “Окаянных днях”, у обоих эта торжествующая биомасса уже тогда вызывала законное и непреодолимое отвращение. Поневоле, вопреки левым глупостям и наивностям майсурянов и пр., мысль обращается в поисках альтернативы в сторону, лучше всех сформулированную еще Гершензоном в “Вехах”, в известной его цитате оттуда. Но - не знаю уж, как для других, а для меня и поддержка этой власти, какое-либо сотрудничество с ней невозможны, переступить через себя и через свой 5-летний срок, отсиженный ни за что, я тоже не могу. Это абсолютно невозможно, даже и не предлагайте - тем паче, что прогнозы того же Майсуряна, что, мол, я и все мы, оппозиция, еще понадобимся Медведеву для борьбы с Путиным после раскола “дуумвирата”, не сбылись и не могли сбыться. “Тандем” так и не раскололся, и 2012 - это тоже, увы, не шанс. С таким быдлом в роли “электората” им и придумывать даже ничего не нужно; даже “3-й срок” в 2008-м прошел бы на ура, без всяких протестов - побоялись реакции Запада, но никак не собственного “народа”...
Отчаяние. Тупик. Ощущение полного бессилия, отсутствия всякой опоры и почвы в собственной стране, невозможность ничего здесь изменить... Таковы основные ощущения и выводы из моего почти уже отсиженного срока. Насмотревшись на тупое, наглое, но трусливое быдло, перестаешь верить в любые “революции” здесь, внутри - по крайней мере, такие, которые вели бы к чему-то хорошему, к свободе, а не назад в СССР...
Что ж. Значит, опора - только на колониальные (внутри) и постколониальные (вне) народы - в той мере, в какой до сих пор пребывающие “внутри” еще не спились и не оскотинились окончательно. А стратегия - раз все реформы и перестройки бесполезны, изменяя только вывеску, но не суть, - значит, стратегия только одна: полная, безоговорочная и окончательная ликвидация этого государства. Та, о которой я писал и до ареста - и часть цитат на эту тему фигурируют в моем приговоре...

27.9.10. 12-34
Такое хорошее настроение было вчера вечером!.. Доехали нормально - мать, Фрумкин и Матвеев; матери удалось - небывалая вещь за все эти годы здесь - без всякого напряга прозвониться мне аж 3 раза! Но утром (да еще даже ночью) настроение стало портиться - м.б., потому, что не дали нормально выспаться, уроды-“обиженные” в своем “квадрате” рядом со мной всю ночь жгли лампочку. Утром было уже не так хорошо, - противно и тошно, несмотря на предстоящую свиданку. Да и погода - холодно, сыро, небо в тучах - не то что вчерашняя “золотая осень” - солнце и +20, по словам матери, когда они ехали.
И вот - не зря. Не зря испортилось настроение: на проверку всех отправили назад в бараки. Приехали к 12-ти зэкам, родственников все шмонают и шмонают, никак не кончат. “Мусор” “Веселый” (Тумаев) сказал, проходя мимо, что будут шмонать часов до 2-х. В общем, половина 1-го дня (самого лучшего) пролетела впустую. Приходить после проверки сказали только к часу; я скоро уже пойду (малость пораньше). Опять топтаться у вахты, томительно и безнадежно ждать.
А когда только подходил утром - вижу там спины “мусоров” в камуфле и слышу грозный окрик типа: “Поди сюда!”. Сперва подумал - Агроном; но нет - это сам “Макар”, стоя спиной ко мне, кого-то распекает. И кого же?! “Телефониста”!!! :))) Тот стоит перед ним, маленький, жалкий, покорно-умоляющий, - куда девалась вся его грозность в бараке!.. :) При мне - по команде “Макара”, видимо - Тумаев повел его на вахту; вскоре он с “козлом” вышли оттуда, - 7 суток ШИЗО! За что же? Как я понял с его слов (на бегу мимо меня), он стоял возле вахту и перекрикивался с кем-то в окне ШИЗО, а тут, откуда ни возьмись, “Макар”!.. :))

Дальше

На главную страницу