ОКТЯБРЬ 2008

1.10.08. 8-45
Сегодня шмон на 1-м бараке начался почему-то аж в 8 утра! Едва дозвонилась мать - прямо сразу же, где-то в 8, - как наш разговор был прерван криками: “Шмон-бригада на большом!!!”. Естественно, пришлось закончить разговор тут же (ничего не успев еще узнать), а шмон-бригада чуть позже оказалась уже на 1-м. Пользуясь столь ранним началом, она может до проверки успеть прошмонать еще какой-нибудь барак, - наш, например.
Идиот, стирающий мне вещи и испортивший уже одну наволочку, как оказалось, за время моей свиданки испортил мне и вторую. Не так смертельно, как ту, конечно, но пятна появились и на этой, - он что-то там не так сделал при стирке, я даже не понял из его объяснений шепотом, что именно. А вот сейчас, после завтрака, он вдруг объявил мне - тоже, как всегда, шепотом, - что будет впредь стирать мне все, кроме трусов и носков. (Кроме них, там обычно бывают только рубашка и наволочки.) На мои просьбы объяснить причину он - не сразу - сказал, что это для него, видите ли, унизительно. Или, по крайней мере, если он и постирает, - я должен буду сам снимать их на улице с трубы, где они сохнут. Это вместо того, чтобы и то, и другое, как здесь делают против вшей, каждый раз тщательно гладить утюгом.
Видимо, от услуг этого идиота придется отказываться окончательно. Достал уже!!! Одновременно не нужно будет больше покупать ему хлеб, конфеты, чай, давать курить и т.д. Это быдло, видите ли, хочет что-то иметь, но не хочет при этом работать так, как положено, и зарабатывать, - это им унизительно, тО им не подходит, и т.д.; да при этом еще и портит регулярно вещи, - не мне одному; он сам мне говорил, что одному (полу)блатному, гладя брюки, тоже сжег их, и тот теперь требует с него за брюки деньги (а это чмо пыталось выпросить их у меня).
Дебилы, блин. Народ дебилов. Тупые скоты. И на воле ведь он такой, не только здесь... Боже, за что угораздило меня здесь родиться, среди них?!.
Untermenschen. Bastards.

2.10.08. 9-25
Постоянные стрессы, - мелкие, но сливающиеся в один большой. Жизнь среди нечисти, среди конченных подонков и мрази, по которой плачет крематорий и ямы с известью. Утро сегодня началось с того, что я заметил: мой баул с продуктами, стоящий под соседней шконкой, почему-то расстегнут. Полез - и точно: нет пакета с сигаретами! Того, который привезла мать только что, и я вчера успел, в 1-й же день (нет, за 2 дня, sorry), раздать около 2-х блоков (в том числе 1 на “общее”), а еще 2 оставалось в этом пакете. Внаглую, пока я спал, залезли, расстегнули баул, точно зная, где лежит, и украли! Точнее, конечно, “украл”, это был один человек, и я сильно подозреваю, кто именно: судя по безошибочному знанию, где лежало, по тому, что не стали расстегивать вторую молнию (у меня там 2 клетчатых баула вставлены один в другой), - это кто-то из тех, кто живет рядом и постоянно видит, как я туда залезаю и откуда точно достаю. Видимо, это из живущих в соседнем проходняке, - та же нечисть, что уже лазила в висящий у меня над изголовьем пакет и тоже украла из него сигареты, еще зимой. (А еще ведь и до того, прямо из баула, стоявшего тогда в каптерке, сперли ни много ни мало - 10 нераспечатанных блоков!) Подозрения подозрениями, но доказать я, конечно, ничего не смогу, и никто не сможет и не найдет, так что шум поднимать бессмысленно. Но зато - о, как проясняют сознание такие моменты! Не первый раз, и даже уже не второй (обворовали баулы ведь и в июле, во время длительной свиданки), - тенденция, однако! О, как бы хотелось уничтожить без сожаления всю эту мразь, когда понимаешь, что это именно мразь, нечисть, ублюдки, пускающие тебе пыль в глаза, мило улыбающиеся и разговаривающие, а чуть улучат момент - норовящие тебя ограбить, обворовать, - и среди них ты принужден жить годами!.. Сдохните, твари!!! Пусть будет проклята эта страна и этот народ - сброд подонков, рабов и воров!.. Ненависть, ненависть, ненависть!!! Ненависть такая, что могла бы испепелить не только этот проклятый барак и всю эту воровскую нечисть в нем, и не только всю эту зону, - а выжечь всю эту проклятую землю, 1/7 суши, от Кенигсберга (entschuldigen Sie bitte, meine deutsche Freunden!) до Владивостока.
Я ничего не потерял, конечно, с кражей этих сигарет, мне-то самому они не нужны, я не курю, а раздавал их окружающим из тех, кто хоть чуть-чуть поприличней, - за работу и так. Мне их не жалко, но омерзительно жить среди воров - и быть в их полной власти, не имея сил ни предотвратить, ни наказать этих выродков, ни вернуть украденное. И значит - не этому бараку, а всему этому сброду-народу, - только коллективные наказания, не разбирая ничьей в подобных случаях индивидуальной вины. Воруете - получайте, твари! Невиноватых нет!

3.10.08. 8-48
Отношения с быдлом в проходняке все обостряются, особенно с одним. Впрочем, все они - тупые скоты, не более. Вчера ночью какая-то из этих тварей, видимо, опрокинула в темноте банку со сгущенкой - туда, в щель за шконками, под “столик” (табуретку), откуда и не достать. Ночью еще я полез туда за своей бутылкой с водой, попить, - вся бутылка оказалась в чем-то липком, пришлось идти мыть руки. Нижняя часть моей палки тоже была в этом липком. А наутро, при свете, выяснилось, что это - сгущенка и что край моей постели с этой стороны - тоже в ней. Мрази... Настоящий “животный мир”, как говорил уголовник Лазарев в 509-й хате.

4.10.08. 11-03
Эти твари перемазали все сгущенкой так, что жить в проходняке стало совершенно невозможно. Мало того, что постель и бутылку за столиком, - даже на днище (!) моего висящего (!!) в изголовье шконки пакета с хлебом я вчера нашел сгущенку, а сегодня оказалось, что ею уже выпачкан и рукав моей новой спортивной куртки, которую я почти и не одеваю, а вчера вот решил надеть. Там, где ее мазнулось много, эта проклятая сгущенка не засыхает вот уже несколько дней, и, лазя за бутылкой с водой, теперь неизбежно пачкаешь ею правый рукав (а задрать его, подтянуть, как летом, не позволяет теперь застегнутый и подвернутый манжет рубашки).

6.10.08. 9-20
Вчера было воскресенье, пустой день. Писать не о чем, все спокойно. Хорошо, что связь с матерью 2 раза в день - утром и вечером - работает пока бесперебойно. Прочел вчера “Бессильные мира сего” Бориса Стругацкого, изданную им под псевдонимом “С. Витицкий” и присланную Майсуряном. Вещь очень сильная, просто замечательная, и фирменный стиль Стругацких сразу чувствуется, хотя писал он ее уже после смерти брата. Перечитать здесь всех Стругацких и всего Лимонова (все, что я у тех и у другого еще не читал) - вот поставленная задача на 2-ю половину срока, могущая помочь не сойти тут с ума.
Сегодня это чмо в фуражке, именуемое “начальник отряда”, с утра, как обычно, явилось на зарядку. Идя же с завтрака, узнал от одного знакомого слух, что приехал прокурор или даже “кто-то из Москвы”. Ничего хорошего этот слух не обещает , - опять начнется, м.б.: “СидорА убирайте в каптерку!!!”, не дай бог...
Надо стричься, - оброс уже, могут докопаться, но постричься иначе, чем наголо, тут большая проблема. Надо просить этих специалистов с машинками - тут такие есть среди зэков, зарабатывают этим “чай-курить”, но допроситься сложно, они стр-р-рашно заняты... Мне-то оно не надо, я бы и так походил, но подравнять самому тут тоже сложно, - ни ножниц, ни зеркала большого, а так, когда все торчит в разные стороны - уже противно ходить и самому. Но и просить - как вообще кого-то и о чем-то, - смертельно противно.

7.10.08. 9-10
Сегодня с утра довольно долго не пускали на завтрак, - не открывали ворота “нулевого поста”. Оказалось, что со вчерашнего дня - новое распоряжение: ходить в столовку только вместе с завхозом (старшим дневальным) отряда. А его, разумеется, не было, - потому и не пускали. “Вчера говорили”, - ссылался СДиПовец, отказываясь открывать ворота. Где, кто и что именно говорили вчера - он не уточнил, а ворота в конце концов все же открыл. На кой черт придумали эту меру? Непонятно, но не исключено, что для воздействия на завхозов, которые, разумеется, ни в какую столовую не ходят, - зачем, если еду им приносят и готовят личные шныри?..
Вчера ничего особенного не случилось, день прошел спокойно. Пройдет ли так же спокойно этот день? Пока что все тихо, ничто не предвещает грозы, но - все неприятности тут обычно налетают неожиданно. А завтра - надо ждать шмона. Последний был в ту среду, неделю назад, и завтра как раз опять среда.
Все бы ничего, но круглосуточное пребывание среди этого быдла, среди биомассы, состоящей из примитивных, одноклеточных, лишенных всякого интеллекта существ, - совершенно убивает. Это самое страшное из возможных наказаний, - сидеть с ними, даже месяц, а не то что 5 лет. Это гораздо хуже любой одиночки. Писал, писал я уже об этом, - но о чем еще писать, если ничего другого (достойного упоминания) нет, а это - одолевает тебя круглосуточно, изо дня в день, месяц за месяцем, год за годом? Как оплевана душа, как она затоптана, осквернена, испакощена - и этим жутким, убогим бытом, жизнью в тесной щели, с табуреткой вместо столика и “очком” вместо унитаза, и - главное - беспрестанным обществом этой вот нечисти и подонков, их глумлением, домогательствами, попытками что-то с тебя стрясти, получить, нажиться за твой счет, да еще и навязать тебе свои порядки под страхом “разбития башки”, - все это никому не рассказать, не передать, не описать словами, и кто не был сам и не испытал на себе, - тот никогда не поймет...
Осень. Тоскливая, унылая осень. Пока еще тепло днями и даже вечерами (“бабье лето”), но скоро уже пойдет снег. Тоска на душе, - такая, что не передать, не описать. 894 дня осталось. Это еще очень много, - хотя, конечно, уже не 1280, как прошлой осенью. Это еще почти 3,5 года, 3 зимы и 2 лета еще. За это время здесь можно умереть, - если не убьют блатные, то от болезни или еще от чего-нибудь. Но и выжить не лучше, - зачем???! На воле нет ничего, - ни настоящих друзей, ни любви, ни работы, ни готовности хоть в ком-то хоть что-то делать ради общего дела, - того, которому я посвятил всю свою жизнь и без которого существование теряет всякий смысл. Личных, телесных и др. удовольствий там, на воле, тоже будет не так уж и много, - если будут вообще. Так что стоит ли туда стремиться?..
А здесь, - деградация, самое ужасное, что может произойти с Человеком. Тупеешь, опускаешься, - под действием этого окружающего тебя быдла и до его уровня. Я ничего не могу уже давно написать - ни в стихах (толком, кроме жалких попыток), ни (особенно!) в прозе. Канал на волю, правда, крайне сузился, замедлился и пр. - но и такой канал пока что нечем загрузить. Осень и весна раньше, на воле, долгие годы были у меня временем творческого подъема, а сейчас - ничего...
Состояние опустошенности, тоски, усталости и крайнего унижения, как будто действительно прошлись, протоптались грязными сапогами по твоей душе. Не так страшна сама эта неволя, как оскорбительны ее условия. Но не только в неволе дело, и уж точно - не только в этой зоне. Непереносимо, оскорбительно до дрожи, до рвоты, до отвращения, - то, что ТАКИЕ, как сидят здесь, такие вот омерзительные насекомые, что меня здесь окружают (людьми их не назвать ну никак!) - что они вообще могут жить на свете!.. Что такая мразь и нечисть, отребье рода человеческого вообще живет - и процветает, даже здесь, в зоне, не говоря уж о воле. Или наоборот? Но -

Помоечные шавки -
Хозяева земли,

увы. И нет никаких сил драться с ними, дать им “последний и решительный бой”. Кому эта нечисть сумела заползти в душу - тот уже не боец, а - кому она еще не сумела?..
...Четыре подонка. Четыре тупых, абсолютно никчемных, примитивных, одноклеточных существа. “Друзья”, постоянно подкалывающие друг друга, грызущиеся и дерущиеся. Двое живут тут, в этом проходняке, еще двое - постоянно приходят и тоже тут трутся. Постоянно кто-то из них в этом проходняке еще и стоит, - ни войти, ни выйти. Одного из своих здесь, наиболее сонливого (не спит по ночам), они 3 раза в день яростно будят перед походом в столовую, - раз за разом тряся с силой шконку. Им абсолютно наплевать, что он (и они тоже) тут не один, что на нижнем ярусе той же шконки сидит/лежит еще один человек (я). Нет, им надо разбудить того - они берут и яростно трясут, причем по многу раз (тот никак не хочет вставать). Тупые, наглые, примитивные, совершенно одноклеточные. Основные потребности в жизни - жрать, спать, пить чифир и курить. Да, еще колоть татуировки, - это у них одно заменяет все “духпотребности”, по Стругацким. Абсолютное быдло, потомки крепостных рабов, с сидящим до сих пор в генах рабством, скотством и свинством. Главный вопрос - для чего такие вообще живут и как пробиться достойному, талантливому, интеллигентному, интеллектуальному сквозь забившую все щели и поры толпу этого быдла, этой нечисти, гноя и смрадной слизи?..
Только книги тут и спасают, отвлекают чуть-чуть, но читать не дают как раз ЭТИ, - и так свет слабый, темнеет рано, а они еще стоят - и заслоняют последнюю, еле-еле светящую лампочку...

15-36
Очередная попытка вымогательства. Как говорится, неприятности приходят оттуда, откуда их не ждешь. Именно сейчас, когда мать чуть не каждый разговор в истерике бьется, что нет ни учеников, ни - соответственно - денег, - сегодня перед обедом вдруг “зовут” в их так называемую “кухню”, и там всякая блатная нечисть начинает промывать мне мозги на предмет того, что вот, мол, им на окончание ремонта не хватает, не могу ли я дать денег. И - с неописуемой наглостью - мол, чтобы в кухне было хорошо, красиво, чтобы ты же сам мог зайти, посидеть там, если гости к тебе придут, и т. д. Хамьё! - как будто не знают, что гости ко мне не ходят и в их “кухне” я не бываю практически никогда (2-3 раза за год с лишним - и тоже когда вот так вот “звали” для разборки и вымогательства), и как будто я не знаю, что они там постоянно играют в карты и вообще это их главное блатное “гнездо” в бараке. Т.е. делают чисто для себя, но хватает наглости денег на это просить у меня... (Да, от “кухни” там - только проведена вода, а так - просто небольшая каморка.)
“Футболистам”, видимо, опять стали давать мяч, да плюс им самим весьма хитроумно удается доставать его из-за заборов, смежных с запреткой, - он часто улетает в огороженное со всех сторон и никак ниоткуда не доступное пространство между запреткой и нашим двором. Коллективными сверхусилиями, при помощи палок, досок и т.д. - достают его каждый раз, а одного совсем молодого парня недавно за излишнюю ретивость в этом деле (забор он, что ли, перелез, или еще что? Точно не знаю.) закрыли в ШИЗО. Так что сейчас они всем стадом носятся по двору, взрывая его своими копытами, гоняют мячик. Ни походить, ни посидеть на лавочке... Будьте вы прокляты! А организатору всех этих матчей, уже пожилому, но активному, интеллигентному (на фоне ЭТИХ...), бывшему хоккеисту и хоккейному тренеру в Москве, - никак не пойму, зачем ему это нужно, и играть в футбол, и вообще иметь дело с этой уголовной падалью...

8.10.08. 9-24
Мать что-то не звонит до сих пор. А скорее, конечно, - не может дозвониться, как обычно. Вчера, говорит, давление у нее было значительно выше нормы. Так что для тревоги есть все основания.
Последняя новость: вчера в больнице умер еще один зэк с этого барака. Неделю или две назад его забирали на носилках - идти сам он уже не мог, - после того, как проохал и простонал всю ночь. Чем он был болен, я не знаю, да и никто, похоже, не знает, - он ни с кем особо и не общался, не выходил никуда, ни на проверки, ни в столовую, - ему по болезни официально это разрешили, - и только в баню, помню, ковылял медленно-медленно, для него это было целое путешествие. Говорят, что не было ему и 60 лет, но выглядел он явно старше. А самое главное - оставалось ему всего месяца 2 или 3. Еще, по-моему, где-то в конце лета он сам сказал, что осталось всего 4 месяца... Вот так. Был человек - и нету. Место зато освободилось, шконка. И похоже, что самый омерзительный из моих соседей, специалист по браге, переехал на ПМЖ туда.
А бывшего моего соседа по проходняку Юру, еще весной загнанного в “обиженные”, бьют и бьют нещадно. Похоже, что из всех “обиженных” больше всего достается именно ему. Причем лупят в основном свои же - “обиженные”, и даже не только блатные из их числа, но и такие же по статусу, как он сам, только более энергичные и агрессивные. За украденные по пьянке с чьего-то двора мопед ценой в три тысячи - он попал на 4 года не только заключения, но и постоянных побоев и самой тяжелой, грязной работы (типа вывозить на тележке тяжеленную бочку с мусором на помойку). Пусть пьяница и быдло, но все же неплохой по характеру, добродушный, неагрессивный Юрик, - попал так, как не приведи господь никому, и помочь ему теперь, не подставляя себя под удар (в одиночку об этом вообще нечего и думать) и не разрушая под корень всю эту кастовую систему и все блатные “понятия”, - увы, невозможно...
Мерзкая, отвратительная жизнь. Гнусный и убогий быт. Ежедневная борьба за выживание в среде отпетых подонков, - среде, абсолютно тебе чужой и при этом крепко спаянной против тебя, насмешливо-издевательской к тебе и при этом откровенно корыстной, только и смотрящей, что бы и как с тебя урвать, но при этом не испытывающей ни тени благодарности или - тем паче - уважения, когда ты на их просьбы соглашаешься и даешь сам. Подстроиться под них и стать для них “хорошим”, “своим”, - для приличного, интеллигентного человека невозможно по определению; просто когда (если) ты отдашь им все и останешься с пустым баулом - ты станешь им неинтересен...

12-50
Подняться бы над всей этой суетой, - только как?? Да, наказание нервотрепкой, вытрепывание и выжигание твоих нервов, - главное во всем этом “наказании”, не указанное ни в каком приговоре. Вот только сейчас, до проверки, - сперва приперся отрядник, видимо (я не слышал), предупредил, чтобы все убирали, - и это быдло тупое, конечно же, покорно и ретиво поскакало, понесло все свои “сидорА” в каптерку. Потом, чуть позже, - сразу вся свистопляска: “3 “мусора” на наш “продол”!” с ними, по слухам, прокурор (тот самый, что приехал еще в понедельник и о котором я успел уже забыть), они на 12-м, на 5-м, на 8-м... Короче, до нас они не дошли, - но перед самым их уходом (минут за 20 до 12-ти) какая-то полублатная мразь увидела и заквакала мне: мол, чьи это “сидорА” у меня под шконкой? Слава богу, там (и под соседней) стояли не только мои 2, но и пара-тройка соседских. Услышало еще одно чмо (как раз на днях переселившееся на место покойника, о котором я писал вчера) - и тоже заквакало, чтобы я, мол, выносил “сидорА”. И тут как раз крикнули: “Мусора уходят с продола!”. Уф-ф!!!... Как в дурном сне, в кошмаре, и хорошо еще, что на этот раз пробуждение наступило вовремя. Зная эту уголовную мразь, ее набрюхеползательное перед “мусорами” усердие, - вполне тут реально под предлогом “комиссии” или “прокурора” остаться и вообще без вещей, уж для меня эти твари, с их теплым, дружеским ко мне отношением, постараются особенно. А коммунистического презрения к собственности, в т.ч. к носильным вещам, еде, бритвенным и пр. принадлежностям я, надо сказать, совершенно не разделяю. Достаточно и воспоминаний о здешнем карантине, в июле 2007, когда не было ложки и приходилось ждать, пока кто-нибудь, поев, из милости даст свою.
Но это было еще не все. Считал отрядник. После проверки, зайдя в раздевалку, я не обнаружил своих тапочек, которые уже год и месяц на этом бараке ставлю на одно и то же место, на верхнюю полку обувного ящика. Нет тапочек - и как хочешь, ходи целые дни в ботинках, пока из дома другие не привезут, тут кого попросишь о помощи? Но, слава богу, нашел их довольно быстро, - их кто-то зачем-то засунул в одну из ячеек этой же “обувницы”...
Как же подняться над этой, в сущности, мелкой, поганенькой суетой? Каким аутотренингом заставить себя успокоиться, заставить расслабиться нервы, взвинченные до предела? Казалось бы, из-за чего тут нервничать-то? А вот поди ж ты... А это тоже, м.б., еще не все; сегодня после обеда еще идти в ларек (нужен хлеб), и в каком состоянии, придя, найдешь свои вещи и сумки, и найдешь ли вообще, - черт его знает... Физического и материального ущерба нет, но нервы взвинчены ожиданием неприятностей донельзя, - вот она, главная суть этой проклятой лагерной жизни. Расслабиться нельзя ни на минуту, и между блатными и “мусорами” ходишь постоянно как по лезвию бритвы. В таком режиме осталось мне прожить всего-то ничего, сущую безделицу - 893 дня.

9.10.08. 9-00
Но это было вчера еще не все. Потом, после обеда, был еще и ларек, в котором (и перед которым) они буквально одолели меня своим вымогательством и попрошайничеством, своим назойливым стремлением вытрясти ну хоть что-нибудь, хоть шоколадку, - откровенно для себя или же под всякими благовидными предлогами типа помощи сидящим в ШИЗО и т.д. Отбиваться приходилось как от стаи ос, причем там, в ларьке, разумеется, начали подъезжать с этой же темой и существа из других отрядов.
А потом, после ларька, было самое интересное, - обещанная “комиссия”, смутные слухи о которой ходили еще утром, наряду со слухами о прокуроре. Так вот, отрядник привел в свой кабинет в бараке двух теток среднего возраста и вызвал по списку человек 10, в том числе и меня. Оказалось, это некая “аттестация” (кажись, ежегодная и, кажись, на предмет УДО, но точно я так и не понял): встал ты на путь исправления или не встал. Я со своим выговором не встал, конечно, что и было в их касающихся меня бумажках торжественно зафиксировано. При этом, пользуясь случаем, я спросил у отрядника, через сколько автоматически снимается этот выговор. Оказалось, через год, но, разумеется, начальство при желании может снять его и раньше, мне так и было сказано. Таким образом, то, что Милютин (начальник зоны) на тот же вопрос матери ответил, что через 3 месяца, может означать 2 вещи. 1-я, безусловная, - что, видимо, снять досрочно можно не раньше, чем через 3 месяца. 2-я, крайне сомнительная, - его собственное желание снять этот выговор через 3 месяца. Ну да и черт с ним, с выговором! Плохо только, что матери я до сих пор - ни вчера вечером, ни сейчас, утром, - так и не смог еще все это сообщить, - только успел на днях порадоваться наладившейся связи, как она опять разладилась... Не по вине техники, разумеется.
А вообще, - опять подумалось сейчас мне, - если понаблюдать, если вот так все обобщить, суммировать и сравнить, сделать выводы... В цивилизованных странах есть унитаз, он там - повсеместное, непреложное, не подвергаемое никакому сомнению достижение цивилизации. А здесь (в бараке, да и вообще у русского простонародья, там, где не грозит появление иностранцев или начальства), - здесь есть дыра в полу, в которую воду из ржавой бадьи льют “обиженные”, т.е. вполне официальные рабы, вполне официально не считаемые за людей, всеми признанные и привычные существа низшего сорта. Вот он - символ этой “новой”, “демократической” России, вот ее “план 2020” и вся прочая пропагандистская мишура. Дикость и рабство, как встарь. Русские застряли в XVI веке, когда весь мир уже давно живет в XXI-м...
Кстати, еще одна из ряда ярких иллюстраций к этому выводу. На барак откуда-то (с 9-го?) привели пару дней назад нового бедолагу, - вновь обретенного “обиженного”, потому-то и переведенного сюда. Это пожилой уже мужик с пышными усами, которого я уже видел мельком раньше. Вся его “обиженность” заключается в том, что он у какого-то другого “обиженного” (о чем он, видимо, и не знал) взял кусок хлеба и съел. От этого, по представлениям здешней нечисти и мрази, видимо, разом, в ту же секунду изменилась его сексориентация (на 5-м или 6-м десятке лет!), он вдруг потерял все человеческие права и перешел в низшую касту, в отверженные и неприкасаемые, в рабы. За один вот этот съеденный кусок хлеба!.. Эх, рассказать бы красочно и в подробностях цивилизованному миру, каким-нибудь шведам, немцам, датчанам или голландцам, что в “демократической” России нагло попираются права не только реальных сексменьшинств, но и людей, к ним никак не принадлежащих, но выдаваемых за представителей этих меньшинств, забитых, буквально не записанных, а запинанных по причинам типа вот этого съеденного куска хлеба! И ведь в последнем случае это творит уже не государство, не власть, а, так сказать, сам “народ” (сброд!). Поистине, эта страна со всей населяющей ее и управляющей ею нечистью не заслуживает ничего, кроме проклятия!..

10.10.08. 6-38
Все веселее и веселее становится здесь жить, среди всей этой мрази... Проснулся сегодня ночью, без четверти три, и вдруг заметил, что нет пакета с хлебом, висевшего у меня над изголовьем, на раме шконки. Сперва подумал, что оборвались ручки и он упал, - нет! Нигде нету. Сперли за те неполных 4 часа, что я спал. Прямо нагло зашли в проходняк, сняли с крючка и унесли. Вот так вот... Там были остатки хлеба ларьковского и вольного (того, что привозит мать), начатая пачка масла из ларька и довольно приличный, по-моему, кусок колбасы. Колбаса-то есть еще, без масла можно и обойтись, а вот хлеба у меня больше нет, так что сегодня я, таким образом, остался без завтрака и вместо того, чтобы делать, как обычно в это время, бутерброды, пишу эти строки.
Нечисть, быдло, выродки, твари, подонки, мразь!!! Bastards!!! Ублюдки!!! С каким наслаждением, ей-богу, я бы всех, всех их лично уничтожил, перестрелял, сжег в печах, смолол живьем в какой-нибудь гигантской мясорубке!.. И за этот украденный пакет, и за недавний пакет с сигаретами, и за летний грабеж обоих баулов...Привыкли, выродки, на воле жить за чужой счет, воровством да грабежом, и здесь норовят так же. Суки! “Чтоб вы все передохли, твари!”
Ушло вот только что, освободилось наконец-то это тупое жирное чмо, с которым в 2007 я 4 месяца жил в одном проходняке. К сожалению, приходится констатировать, что чмо это было грузинское, - жаль, что в такой острый момент, когда Грузия подверглась кровавой русской агрессии, тут из грузин присутствовала только такая мразь. Тупое, жирное, абсолютно безмозглое старое чмо (впрочем, грузинское лишь наполовину: мать - осетинка, как оно само однажды призналось), покрывшее себя за этот (2008) год дебильными татуировками с головы до ног, с хамским, идиотским юмором (очень смешно - сказать, что в ларьке никого нет, когда в нем огромная толпа народу...). Очевидцы говорят, что всю ночь оно ходило пьяное (и харя сейчас, в момент прощания, действительно красная), и другие чмошники по такому случаю тоже, и мне почему-то стало казаться, что кража у меня пакета со жратвой как-то связана с проводами этой мрази. Наверное, проголодались ночью, решили подзакусить... Будьте вы все прокляты, твари!!!

17-38
И опять была баня, и опять был ларек, - сегодня пятница. Утром, перед баней, мать спросила по телефону, так ли там до сих пор разбито окно, - видимо, перепутала с дверью, я ей на длительной свиданке говорил, что дверь там плохо закрывается. И действительно: неплотно, остается щель, и немалая, при выходе из, так сказать, помывочного зала в раздевалку сегодня было очень холодно. Но после вопроса матери я специально посмотрел и на окна. Раньше, за весь год, тем более той зимой, такого хамства все-таки не было: в самом этом зале на 2-х (!) окнах маленькая верхняя четвертушка, типа форточки, просто отсутствует! Не то что разбита или треснута, а вообще ее нет!.. Так что, боюсь, воспаления легких в эту зиму не избежать.
А в ларьке эти блатные твари взялись за меня всерьез, - ходили кругами, нудили, выпытывали, выкруживали всячески, - и все-таки им удалось содрать с меня 3 пачки чая и конфеты (шоколадные, карамели не было) на свое якобы “общее”. Причем это делалось еще и с чтением мне проповедей о важности и пользе “общего”, с упреками, что я даю, только чтобы отвязались, с объяснениями, что сидящие в ШИЗО сидят якобы за мое “положение” в лагере, за то, чтобы я мог (якобы) свободно передвигаться, чтобы меня не выгоняли на улицу, и т.д. Ей-богу, более наглую демагогию редко приходится слышать, - за идиота, что ли, или за зеленого 18-летнего юнца они меня держат? Как будто на все зарядки-проверки не выгоняют и так. Как будто у меня нет выговора именно за перемещение с одного барака на другой. Как будто сидящие в ШИЗО за отсутствие бирки или за то, что не встали по подъему, сидят там “за мое положение”, а не за свою дурость. И как будто я обязан заботиться о какой-то, собранной здесь, в зоне, швали и мрази, уголовном сброде, абсолютно мне чужом, враждебном и ненавистном, и за свой счет должен этот сброд кормить конфетами и поить чифиром, от которого у них у всех, видите ли, зависимость. Хотя по мне, пусть выкарабкиваются сами как хотят, просят себе чай у родных, друзей, солагерников и т.д., а самое бы лучшее - пусть сдохнут поскорее и освободят землю от своего гнусного присутствия, освободят жизненное пространство для приличных людей!..
А утром сегодня был уже первый снежок, - когда вышли на завтрак, он еще лежал на досках мостика через арык перед калиткой и еще на каких-то досках во дворе, на земле уже стаял. Очень холодно, - в Нижнем, передавали утром в новостях, +4...+6, а здесь еще меньше, градуса 2-3 всего, здесь явно севернее, чем в Москве, и светает раньше (заметила мать на свиданке), и холодает тоже раньше. В ноябре будет уже настоящая лютая зима.

11.10.08. 9-27
Осень. Холодно. Тоскливо. Опять пришло время шнуровать ботинки 5 раз в день. На завтрак, обед, ужин, утреннюю и вечернюю проверки. Дома меня тоже раздражало зимой шнуровать обувь, но там это было максимум 2 раза в день, а не 5.
А какую музыку я здесь слушаю? Потом буду, м.б., вспоминать эти слышанные здесь песни (услышу ли их еще на воле? И будет ли воля?..).

Майка в полосочку, в клеточку штаны,
До утра по улицам гуляют пацаны.

Осталось еще 890 дней. Вроде уже не так много, но... 127 недель и 1 день. Даже в Новый год еще останется целых 116 недель...

12.10.08. 10-57
Воскресенье. Утро. На улице - дождь, холод, промозглая осенняя сырость, лужи и ветер. После завтрака теперь не погуляешь, как я привык летом, Что делать? Лечь спать? Перед каждым подъемом я мечтаю об этом, - что вот после завтрака сегодня лягу, согреюсь и засну... Но обычно это не получается. Сегодня вот лег, потому что делать было нечего совсем, ни читать, ни писать не хотелось, а мать дозвонилась рано, еще во время завтрака, ее можно было не ждать. Но только стал засыпать, - сперва вспомнил, что сегодня может прийти отрядник, где-нибудь часов в 10, а затем он и сам явился, - было всего 9-30! В секцию не зашел, прямо к себе в кабинет, но все равно - сон он мне сбил, уже снова так хорошо, блаженно не будет, как было до него, сразу после завтрака. Хорошо еще, что прошла сама собой голова, тогда же, после завтрака, начавшая непонятно с чего болеть, и не пришлось даже принимать таблетку.
Вчера у НИХ было что-то типа небольшого ЧП, - когда ходили на ужин, могли с изумлением наблюдать, как из высокой трубы, выходящей откуда-то из здания бани, вырывается пламя, а посередине этой трубы что-то типа дыры что ли, образовалось, и оттуда тоже летят искры. Сверху факел был очень похож на знаменитый факел капотнинского нефтезавода в Москве. Пожарная машина на наших глазах подъехала к зданию, постояла, отъехала к воротам зоны, на полной скорости вернулась обратно к бане... Дальше наблюдать не пришлось, - надо было возвращаться в барак. Да еще перед столовой сняли доски с обычно ими накрытой большой ямы, полной воды, - судя по торчавшему где-то на этих досках знаку, яма эта тоже имеет вроде как пожарное назначение. Что это было - непонятно. Главная забота - не накрылась бы теперь медным тазом баня. Правда, в том здании она не одна - там еще и “банно-прачечный комбинат”, и еще какие-то службы. И когда выходишь из бани - я замечал, что обычно вовсю дымит большая труба на крыше, над самым входом в баню. Т.е., печь, греющая для бани воду, расположена в этом месте, под этой трубой. А вчера искрила какая-то совсем другая труба, в дальнем конце здания. Но будет или не будет работать баня, - все равно сделать тут ничего нельзя (особенно при том, что блатные строго следят и запрещают передавать вовне информацию о том, что творится в зоне, т.е. и о подобных проблемах тоже), остается только надеяться на лучшее. И еще на то, что осталось мне 127 недель, 889 дней, - когда-нибудь же пройдут и они, и все эти здешние нелепые проблемы исчезнут сами собой.

13.10.08. 16-00
Перед утренней проверкой опять избили обиженного Юру, моего бывшего соседа. Бил его один наиболее активный и злобный (недавно “поднялся” на барак) из своих же: якобы Юра что-то спер у омерзительного злобного старикашки, живущего на 1-й же шконке за “петушатником”, т.е. у своего фактического (через занавеску, сделанную из простыни) соседа.
“Фуфайку” ли спер Юра (они здесь так называют верхнюю казенную куртку, типа телогрейки), как я слышал мельком, и он ли вообще спер, или не он, - но били его, как обычно, жестоко, а до этого еще пару раз ударил (рукой, потом ногой, в их же “обиженном” проходняке) сам “пострадавший”. Старая эта мразь, чрезвычайно злобная, не упускает, как я заметил (благо живу прямо напротив него), ни одного случая обматерить “обиженных”, пригрозить им, показать им любым путем и по любому поводу свою силу (он и физически еще достаточно крепкий в 60 лет) и власть. Мотивы его совершенно очевидны и лежат на поверхности так же, как и у Сапога. На воле он был никто и звать никак, власть свою мог показывать в лучшем случае только над женой (и то с оглядкой, чтобы жене не надоело до степени, когда она сочла бы за лучшее уйти от старого дурака). Здесь же, на зоне, он видит около себя целую определенную категорию людей, которые как бы официально считаются людьми 2-го сорта, которых можно “законно” (по изуверским и преступным блатным “законам”) бить, как угодно притеснять, издеваться над ними и т.д. - и при этом они заведомо, официально по все тому же “закону” (будь он проклят!) не имеют права ответить, применить силу даже для явной самообороны (максимум, что они могут - это жаловаться блатным и просить защиты у них). Разумеется, видя такое, подлая русская натура (пресмыкаться на брюхе перед более сильным и безжалостно топтать ногами более слабого) тут же берет в нем верх над малейшим (если оно вообще было!) подобием совести и человечности, он впадает в раж, пьянеет от безнаказанности, - а тут таких почти 100 человек, ну 70 как минимум, и бедным “обиженным” всякое лыко начинает ставиться в строку, и любая проходящая мимо них шелупонь, дикая, тупая и похожая на человека только с виду, имеет “право” пнуть их, обматерить и послать убирать туалет...
Разумеется, усовестить, как-то по-доброму переубедить, доказать неправоту такого садистского, изуверского поведения этим - не зверям даже, а злобным насекомым, - заведомо невозможно, так что все попытки бессмысленны. У них заложен в генах этот садизм по отношению к более слабому. Это не исправить уговорами и вообще ничем. Есть только один локальный путь: вооружать слабых, помогать им осознать их положение и сорганизоваться для отпора. (В любой подобной ситуации, а не только на зоне.) И один глобальный: безжалостное уничтожение народа, несущего в себе такие мерзкие, садистские наследственные качества; уничтожение всей его государственности, всей 1000-летней цивилизации, сформировавшей этот народ в виде народа-выродка и неисправимого садиста, подлеца и подонка...
Утром, как всегда, приперся на зарядку отрядник, к концу 5-го упражнения пришлось все же выйти. На улице уже ощутимо холодно даже в моих 2-х “тепляках”, а одевать телогрейку - долго, да и не хочется. Потом эта тварь торчала еще и у столовой на завтраке; хорошо бы, чтоб сейчас, после ужина, не приперлась опять. Я дочитал сегодня “Тотем и табу” Фрейда, а мать сообщила, что Гиляров и Тарасов по моей просьбе купили в переехавшем “Фаланстере” книги Поппера и Маркузе, до которых я долгие годы не мог добраться на воле. Сама мать купила здоровый том Стругацких, у которых я хочу здесь прочесть все, что до сих пор не читал. Так что чтением на ноябрь, слава богу, я буду обеспечен (правда, вечерами темно, лампочка очень тусклая, не почитаешь). Больше ничего интересного не было и хочется надеяться, что день - скоро уже - закончится спокойно, без эксцессов...

14.10.08. 10-03
14 октября. Идиотики в бараке празднуют “покров”. До завтрака только и было слышно разговоров об этом; общий лейтмотив - “сегодня великий праздник, - надо заваривать!”. Кто бы на воле мог подумать, что обычная, совершенно будничная процедура - заварить и выпить чаю, да пусть даже и чифира (тот же чай, но в 100 раз крепче) - поднимается здесь до уровня священнодействия, до ритуала не меньшей значимости, чем распитие водки у алкашей на воле!.. Хотя никто из этих отмечающих “великий праздник”, скорее всего, не в состоянии толком объяснить, в чем его смысл...
Чмо в фуражке, называемое “отрядник”, все же явилось вчера еще и вечером, уже ближе к 8 часам, да еще и вечернюю проверку успело само провести. Сегодня с утра его не было, так что с зарядкой обошлось - “контролер” дошел до нас уже после ее окончания.
Баня, видимо, работает исправно, уже сегодня с утра туда перлась толпа с пакетами и тапочками в руках. Труба, в субботу пылавшая ярким пламенем, уже вчера дымила нормальным дымом. Так что, видимо, с баней все в порядке и страхи насчет ее долгой неработы не оправдались.
Завтра - мерзкий день. Раньше “мерзким” для меня днем была пятница - из-за бани, главным образом, да еще понедельник - потому что он вообще “день тяжелый”, случается много разных неприятностей. Но теперь мерзкой стала еще и среда - из-за ларька, а точнее - из-за связанного с ним вымогательства. “Ты идешь в ларек?”, “У тебя есть в ларьке деньги?”, и пр. - с такими и им подобными вопросами эти вонючие твари, как осы, подлетают и начинают виться вокруг. При этом они очень щепетильны, очень тонко чувствительны к твоему мнению о них самих, об их вымогательстве и целях этого вымогательства, очень заботятся и специально разъясняют тебе, чтобы ты, упаси бог, не подумал, что это выкруженное, вытрясенное из тебя они возьмут себе :))), и т.д.
На воле, в сущности, такая же зона, как и тут, только побольше. “Большая зона”, как прямо и говорили советские диссиденты 70-х об СССР. Там - сплошные законы об “экстремизме”, о “терроризме”, “регистрации”, возрожденная уже давно карательная психиатрия, проверки документов, наглая их возможность в любом месте и в любой момент объявить “режим контртеррористической операции”, чтобы всех похватать и избить... На такую “волю” не особенно и тянет, - особенно при полном отсутствии радикальной, активной, боеспособной оппозиции, при всеобщей апатии и опустошенности. Это государство, которое с первых дней августа 1991 объявило себя правопреемником СССР - и действительно им стало во всех самых худших и мерзких смыслах, - не заслуживает ничего, кроме безжалостного тотального уничтожения.

14-52
Сегодня “прошел суд” по УДО Рыжий - колоритная личность, старик под 60 лет, но еще крепкий и здоровый, из самого-самого, так сказать, простонародья. Деревенский. Абсолютнейшее быдло, без малейших признаков интеллекта (хотя от скуки - как многие тут - брал в библиотеке книги), примитивный и тупой как валенок, не имеющий вообще ни о чем понятия, кроме автомобилей и тракторов, на которых всю жизнь работал. Одноклеточное, простейшее, короче. Как раз из таких, которые выбирали Путина и вообще всегда голосуют “за” и поддерживают линию партии... Как таких земля вообще носит, - вот именно такое вот равнодушное ко всему, пустое, ничего не желающее знать быдло, безразличием и попустительством которого и творится все зло в мире. Он не уголовник, нет, попал 1-й раз и чисто случайно: у бывшей жены забрал что-то из своих вещей в ее отсутствие, за что был обвинен ею в краже, или как-то так. В общем, здесь оно было все же приемлемее блатных, но на воле - именно такими населена страна, и от этого - все беды и весь ужас...
Почти год, еще с прошлой зимы, польза от Рыжего была одна, главная: в бане ему как-то удавалось всегда занимать вовремя одну и ту же “лейку”, и он, пока мылился сам, пускал мыться меня, так что не приходилось ждать, пока большинство вымоется и уйдет (я ведь инвалид хромой, захожу в баню последним, долго раздеваюсь, так что все “лейки” уже давно заняты, а как освобождаются - под них быстренько ныряют другие, более наглые). В таком режиме осталась еще одна баня, максимум 2 (если через 10 дней, в пятницу 24-го он пойдет домой после бани, а не с утра). А потом - видимо, до конца срока баня для меня опять превратится в такой же сплошной кошмар, каким была прошлой осенью, год назад. Впрочем, если бы даже он и не прошел это чертово УДО, - все равно срок у него кончался бы в апреле 2009 г.

15.10.08. 9-13
Типичная буреполомская осень, - что в том году, что сейчас. На улице дождь и промозглая сырость. Свет вырубили еще в начале 9-го - хорошо, что я успел вскипятить чайник минут за 5 до этого, удалось хоть позавтракать. Еще с утра были разговоры, что свет отрубят на весь день, - успел запастись водой (странное сочетание, да?).
И вот оно - утро без света. Все повально спят. Не течет вода из сломанных, незакрывающихся кранов, не бурлит вечная стирка, никто не бегает с кружками и кипятильниками, не орет вечное: “Кто зеленый чайник ставил?!”. Тишина. Покой. Мертвечина. В этом покое и тишине - а точнее, в гомоне, круглосуточном мате и бедламе, когда свет есть, - мне предстоит провести еще 886 дней. В то время, как какая-то мразь, шваль и шелупонь, абсолютно никчемная и бессмысленная, уходит по УДО...

15-25
Сегодня суд был опять, и “прошел УДО” еще один хмырь, - на сей раз уже вполне уголовный, криминальный и блатной, а точнее - шнырь блатных, живущих в “маленькой секции” (к сожалению, они живут там не все и приходится делить с ними и “большую секцию” тоже). Теперь это приблатненное, татуированное чмо, которое вместо изоляторов имеет почему-то одни благодарности, через 10 дней тоже пойдет домой, а я останусь здесь, среди них...
Света так и нет с утра. На улице горят костры во всех “локалках” - быдло варит себе чифир или “поднимает вторяки” в железных кружках. Дождь, лужи, хмурое, мутное небо, голые деревья за “запреткой” и дым от костров, - вот он, колорит зоны, который, м.б., я буду вспоминать потом всю жизнь. Сейчас - проклинаю, а потом, через десятилетия (если они мне суждены), м.б., будет ностальгия по этим тучам, лужам, дождю и костеркам... Буреполомская осень - и эта, и прошлая, хотя их еще 2 предстоит - впечатана теперь в мою память так же навечно, как и мистическая - последняя - осень 2005 года...
В ларек я не пошел. Не хотелось, и ничего, кроме хлеба, в общем-то, не было нужно (а в столовке опять стали давать если не белый, то серый), и было до смерти противно представить, что опять облепят, как навозные мухи, ЭТИ, - с просьбами “купи...на “общее”, “купи...на “крест” и т.д. До такой степени противно, что решил не ходить, - заодно и сэкономить немного. Но когда вышел из столовой - лил вдруг [вот, пока писал, - сейчас, в 15-36, вдруг дали свет] сильнейший дождь, во дворе столовки уже никого не было, а выходя из ее ворот, я вдруг увидел, как несколько наших, во главе с тем “общественником”, который обычно водит в ларек (но скоро тоже уходит домой по концу срока), бегут под дождем обратно в сторону бараков. Т.е., возможно, он и не работал сегодня по случаю отсутствия света (а сейчас идти все равно уже поздно, там с 14 до 16, а потом уже открывается только в 18-20).
Вот такие дела. Мерзко, гнусно, тоскливо на душе. Был бы дома - опять переслушал бы, как каждую осень переслушивал по нескольку раз, “Что такое осень?” Шевчука. Но здесь это, увы, невозможно. Тоска, меланхолия и ненависть, - ко всему этому быдлу, сброду и отребью, которое тут окружает и которое, ей-богу, своими руками перестрелял бы поголовно или сжег в печах, - вот такая вот гремучая смесь. Татьяна Монахова прислала письмо - вчера получил, - где описывает какой-то пикет, на котором в качестве “вип-персон” были Трепашкин, Гефтер, кто-то еще, и пишет: “Когда вы освободитесь, Борис, вас тоже будут приглашать на мероприятия в качестве вип-персоны”. :)) Хм, не знаю, не знаю. Едва ли... Нужен я им, этим слюнявым “правозащитникам”, со своей пропагандой террора. Но точно я знаю одно: если мне суждено выйти отсюда, то я выйду крепче, чем был до этих испытаний...

17.10.08. 16-00
Просто обалдеть, с ума сойти! - ни одно блатное чмо сегодня не докопалось до меня в ларьке по поводу покупок чего-либо на “общее” и куда бы то ни было еще. В ларьке работали оба окна, народу было совсем мало, часам к 3-м или чуть позже (я почти не смотрел, вопреки обыкновению, на часы) все покупки были сделаны. А еще до этого, в бане - те 2 окна, в которых, как я думал, нет четвертинок стекла размером с форточку, - оказалось, что это и были форточки, распахнутые настежь, так что издалека их практически не было видно. Я заметил, когда вдруг одна оказалась закрытой, - кто-то ее закрыл из мывшихся с той стороны зала. Я тут же пошел и закрыл 2-ю, - правда, закрыть их изнутри плотно не получается, остается приличная щель. В общем, со стороны опять может показаться, что жизнь налаживается... :))
Но это, конечно же, иллюзия. Вчера на зону прибыла газетенка местного УФСИНа, в которой некое чмо и нечисть под именем “сухобезводненский прокурор Махоркин” (видимо, прокурор по соблюдению законности в местах лишения свободы) официально разъяснял популярные слухи о зачетах за отсиженное в СИЗО. С его слов, в Думу этот закон так и не внесен, на сайте Думы его нет, а в феврале в интервью “Российской газете” чиновник Минюста обещал внести этот проект только еще в правительство, а не в Думу. Ну, и к тому же он ссылается на такой же закон (день за 2 для всех режимов), внесенный, но отклоненный 10 лет назад, в январе 1999 г.
Это ни о чем не говорит, конечно. В 1993 Конституционный суд отклонил указ Ельцина в котором упоминались “экстремистские элементы”, указав, что понятие “экстремизм” не имеет четкого юридического значения, а в 2002 они (Дума) приняли знаменитый “закон о противодействии экстремизму”, несмотря на неопределенность этого понятия, - и ничего! Вносить в правительство просто так, не для того, чтобы внести потом через него и в Думу, - смешно. Если действительно пойдет “день за 2”, то у меня конец срока где-то в декабре 2009 г. Таким образом, у них, у этих тварей, остается еще год и 2 месяца, чтобы успеть принять этот закон.
Но рассчитывать и надеяться, конечно же, не стоит. “Все решают только пули”. Убивать методически, ежедневно и повседневно отстреливать эту мразь в форме, всех этих - всех, без разбора и без малейшего исключения!! - ментов, прокуроров, судей, чекистов, сотрудников Минюста и ФСИНа, любых, кто состоит на госслужбе и носит форму (впрочем, для ФСБ это не обязательно), - тотально и беспощадно отстреливать их, взрывать и сжигать! Только это может помочь. Только такой язык они понимают. Бесполезно чего-то просить у этого государства, - надо не только брать силой вместо пустых просьб, но и разрушать это государство совсем, уничтожать его, и тотальный террор против госаппарата, беспощадное истребление всех “сотрудников силовых структур” прокуратуры и пр., разрушение и сожжение их офисов, захват их оружейных складов и пр. - единственная возможность и единственно действенный путь это проклятое государство разрушить. Наказание за тотальное попрание им прав человека (МОИХ прав!) может быть только одним: тотальное уничтожение самого этого государства!
Еще местные новости: оказывается, Шаклеин, знаменитый, свердловский правозащитник, работающий все последние годы на Пономарева и имеющий с прошлой зимы доверенность от меня на представление моих интересов, приехал в конце сентября сперва в Москву, а потом - и в Буреполом! Никого не предупредив, - ни мою мать, ни меня, ни кого-то из московских правозащитников, кто мог бы сообщить матери или мне.
И что же? Как сообщила мне вчера мать (от которой я и узнал обо всех этих новостях), его не пустили встретиться со мной, и кто же не пустил??! - Русинов!!! Та самая мразь Русинов, фюрер русских оккупантов и карателей Чечни, который у матери все был “хороший”, “честный”, давал ей “слово офицера”, а потом - уже заранее, за сколько-то дней или недель даже, сообщил ей по телефону, что я по УДО в этот раз отпущен не буду (так у них “все решает суд”, “от нас ничего не зависит”!..). Зато пообещал, что и суд, и ФСБ (!) отпустят в следующий раз, если я буду “тихо сидеть”. Мрази!.. Своими руками расстрелял бы эту нечисть в камуфляже, ей-богу. И мало их еще Хаттаб в Чечне расстреливал, вечная ему память и слава!..
Правда, и от посещения Шаклеина толку бы заведомо не было никакого. Он - законник, дотошный юрист-крючкотвор, виртуоз по части писания всяческих жалоб по любым поводам во все мыслимые инстанции. Помню, при единственной встрече - здесь же, 7 февраля, сразу после отказа в УДО, - он негодовал и удивлялся, что я не проявляю энтузиазма по поводу его советов писать жалобы туда-то и туда-то о том-то и о том-то. (Заведомо безнадежные и бесполезные, на самом-то деле.) Сказал, помню, тогда, что впервые встречает политзэка (или просто зэка?), так мало озабоченного своей судьбой. В смысле - равнодушного к попыткам ее изменить путем жалоб. Как будто не известно заранее, какие будут на них ответы и насколько вообще это бесполезно - пытаться бороться с Системой на ее поле, по ее правилам (законам, УК, УПК и пр.) и вообще - в рамках ее системы координат. Нет, “все решают только пули”, и лучшее средство правозащиты в современном мире - это гранатомет. Но старому законнику-крюкотвору Шаклеину мне и на воле-то вряд ли удалось бы это объяснить, не говоря уж - здесь, в зоновском формате встречи - ограниченной по времени и в присутствии кого-то из “мусоров”. Так что о том, что не встретились, особенно жалеть не приходится...

18.10.08. 9-15
Осень. Утро. Барак. Писать, собственно, особо не о чем. С утра накрапывал мелкий дождик. “Вместо неба - тусклая тоска”. На завтрак, с недельным перерывом, опять дали традиционное уже (с лета) субботнее вареное яйцо.
Тупая мразь, долговязое быдло в проходняке по-прежнему продолжает хамить, - тупо, молча и сосредоточенно. То плюхается прямо мне на ноги, когда я лежу, а ему надо достать из-под шконки свой “сидор” и залезть в него (обычно за чаем, который это животное пьет 5-6 раз в день, не меньше, а вчера купило себе в ларьке еще и банку кофе). То трется жопой прямо перед моим лицом, когда я сижу ем, а оно лезет что-то срочно доставать (подождать ведь нельзя, горит!..) у себя под изголовьем или заправляет свою шконку. То чуть ли не на колени мне плюхается и затем грубо отпихивает - вместо того, чтобы попросить подвинуться. То, сидя наверху, как ни в чем не бывало свешивает ноги прямо перед моим лицом (уже получив летом за это замечание от случайно увидевшего блатного). И т.д. и т.п. Нечисть, быдло, тупорылая мразь с печатью вырождения на харе, чмо болотное. “Конь педальный”, как здесь традиционно ругаются.
Я не делаю этой мрази никаких замечаний, не пытаюсь усовестить, образумить, призвать к порядку. И уж тем более не претендую на уважение со стороны этого низшего, одноклеточного существа: настоящее уважение вырастает ведь прежде всего из понимания, а понять меня оно органически неспособно именно в силу своей одноклеточности. Была инфузория туфелька, а теперь у нас есть инфузория валенок сибирский... Это бессмысленное, тупое чмо (и всех таких, как он, а имя им - русский народ. Точнее, пардон, сброд...) не усовестить и не добиться их понимания. Эту нечисть можно пронять только железной палкой по башке, чтобы череп раскололся и мозги брызнули на стены. Этих тварей можно только убивать, убивать и убивать, ибо нормальных, интеллигентных, способных на понимание среди них нет, - как я и писал это абсолютно верно в марте 2005, сразу после убийства Масхадова.
Так что этому долговязому вырожденцу в нашем проходняке я ничего не говорю в ответ на все его выходки. Я молчу (как и он) но не исключаю, что в будущем возможность ударить так, чтобы сразу дошло, еще представится. А пока, в ожидании этого, нашел один небольшой, но забавный способ моральной компенсации как раз в их стиле. :))
Большой проблемой стало, и так и стоит, выключение света на ночь. Ушел летом по УДО тот старый “ночной”, - и свет гасить вовремя практически перестали. Вчера вырубили в начале 11-го - это было потрясающее, почти фантастическое везение. А 3 дня назад - в начале 12-го, и это, к сожалению, теперь у этих тупых мразей норма. Они жрут и пьют свои чаи после отбоя, когда уже надо гасить свет и ложиться спать. Да и то - гасит опять-таки не “ночной”, которому сидеть осталось только до Нового года, и поэтому ему плевать на все, - нет, гасят они же сами, когда уже кому-то одному-двум уж слишком надоест ждать, ближе к полуночи...
А как они говорят!.. Можно составить целый словарь идиотизмов и коверканья русского языка в мире уголовной нечисти по одному только этому бараку. Например, говоря о времени, допустим, вместо “без пятИ десять” говорят: “без пятЬ десять”. Или, еще перл: “десять доходит”, даже если еще без четверти или даже без 20-ти. Слово “четверть”, кстати, вся эта деревенщина крепостная тоже не понимает: несколько раз в ответ на сообщенное им (по их просьбе) время получал вопросы: “Четверть - это 20 минут, да? Или 25?”...
Еще вместо “ПОзвали на обед” они почему-то говорят: "НАзвали на обед”. Почему такое коверканье, непонятно. Называть бы их каждый день на обед - идиотами, а на ужин - тупым быдлом...
Вместо “проверяться”, в смысле проверять одежду на наличие вшей, говорят: “пробиваться”. У меня это даже сейчас, на 2-м году этой зоны, вызывает такие ассоциации, что на популярный вопрос: “Ты когда последний раз пробивался?” - так и хочется ответить: “В 41-м, с боями, из окружения”... При этом крикнуть (обычно кричат стремщики), что приближаются “мусора”, у них тут называется “пробить мусоров” Почему, откуда такое обозначение - тоже непонятно. “Тебе говорили пробивать в каптерку?” - обычный вопрос стремщику. Ей-богу, лучше бы они пробивали “мусоров” буквально, физически, начиная с их черепов и грудных клеток.
В общем, кошмар. Зверинец. Кунсткамера. День за днем, год за годом жизни среди мрази, нечисти, подонков и отбросов общества. А идиот Михилевич, как сказал Майсурян, еще и осуждает меня за требования раздельного содержания политических и уголовных. Сам бы посидел тут с ними, дебил!.. “Не по понятиям” это ему, видите ли, идиоту. Сидит себе в тепле и безопасности в своем Израиле, и еще поучает...
Жизни в таком мраке кромешном осталось еще 883 дня, 126 недель и 1 день.

19.10.08. 9-42
Все новости плохие, мрачные. Будь она трижды проклята, никчемная моя жизнь. Вчера с утра уже начался кашель, вечером - температура (небольшая, по ощущениям - не больше 37,2, но градусника-то нет!..). Удалось ее сбить таблеткой аспирина (хорошо, надавали мне его тогда в больнице, в августе, когда ходил на капельницы). Сегодня с утра - опять и кашель (очень болезненный), и t°; принял опять аспирин, но до конца, видимо, сбить ее не удалось, - то вроде лоб холодный совсем, то опять чувствую всем лицом и ушами характерный жар, довольно сильный. Кашель - это особенно неприятно, это минимум недели 2 мучений, особенно по ночам, если разыграется всерьез. Кроме пары видов леденцов от кашля, бороться с ним нечем, да и не берут его никакие лекарства, знаю по опыту...
Матери вчера вечером дозвониться опять не дали. Эти скоты придумали теперь новый способ: врут ей в трубку, что, мол, у нас в бараке “мусора”, позвоните потом. Хотя вчера весь вечер не только в бараке, но и на всем “продоле” никаких “мусоров” не было, я точно помню, а когда они есть (тем паче - в самом бараке), - никакой идиот не станет держать “трубу” при себе, да еще и отвечать на звонки.
Так вот, мать дозвонилась сегодня утром, когда я завтракал, и тоже “порадовала”, что вчера, около 9 часов вечера, у нее был, оказывается, сердечный приступ. Не такой сильный, как раньше, когда я еще был дома, но все же... Особенно тошно это слышать сейчас, когда я здесь, за 1000 км., и ничем не могу помочь, а она там совершенно одна.
Что еще? Погода на улице стоит мерзкая, осенняя, промозглая. Не так уж холодно вроде, но сыро, с утра идет дождь, все мокрое. Впрочем, для середины октября - это норма. На завтрак сегодня пошло рекордно низкое количество народу - из 90 или даже 100 человек в отряде пошли, м.б., человек 30-35. Остальные предпочли остаться спать в тепле и не вылезать под дождь, - тем более, что и зарядки с утра не было, и “мусора” до нас не дошли. Зато, вопреки всем моим представлениям, сегодня на завтрак опять дали вареное яйцо. 2 дня подряд давать яйца, и субботу, и воскресенье - это просто фантастика!!!...
Тупорылая мразь в проходняке, дорогой наш соседушка-дебил долговязый уже совершенно открыто ходит мне по ногам своими копытами. Sorry! - вспомнил, что ошибся: “мусора” таки сегодня утром до нас дошли, - как раз в это время, по этому поводу оно срочно соскочило со своей шконки и стало ее заправлять, в процессе чего и наступило мне на ноги всем весом своей туши раз, наверное, 5, не меньше. В ответ на его тявканье (все же надо ведь что-то сказать, откровенно наступая соседу на ногу. Но это были не извинения, конечно, не подумайте!..) я прямо в лицо сказал ему, что оно - хамло и быдло. Возражений не последовало.
Сейчас вот, 35 минут 10-го (в эту минуту уже 10 утра) приперся отрядник, давно этой твари не было. Будет, видимо, и проверку проводить. Никак в отпуск не уйдет.
Рекордное количество книг должно прибыть в этот раз, - 6 штук, и все, как я понимаю, не тоненькие. Купил их в основном Тарасов, которому список передала мать. Все хорошо, конечно, но как я потащу их (вместе с 23 кг. основной передачи) со свиданки в барак, а потом, в ноябре, как мать повезет их обратно, - трудно даже представить...

21.10.08. 9-40
Самая главная, поистине офигительная :) новость, - они таки доделали “плац” во дворе! “Они” - это не администрация, конечно, а местные блатные. Дня 2 назад привезли и на месте “плаца” сложили целый штабель нового, не битого кирпича. А вчера утром его - фактически половину всего “плаца” за 1 раз - вдолбили во вскопанный лопатой песок 2 или 3 блатных. Среди них не было того, который еще летом начинал этот процесс и затем бросил на половине. Он пришел позже, к самой проверке, и только удивленно посмотрел, подойдя поближе, на доделанную без него работу. Кстати, и это, и физические работы по ремонту телевизионной и “кухни” (не закончена по сей день) блатные выполняют здесь сами, - им это типа разминки или физзарядки, что ли, черт их разберет. Но мыть полы и туалеты, убирать снег и т.д. они, разумеется, заставляют “обиженных” и колотят их почем зря, если сочтут, что убрано плохо.
Никаких особых новостей нет. На улице мрачно, сыро и холодно, - хорошо хоть, дождя нет. Отрядник не приходил ни вечером в воскресенье, ни утром в понедельник, как приходит обычно, - есть надежда, что, м.б., ушел наконец-то в отпуск. Осталась всего неделя до очередного короткого свидания, на которое вместе с матерью вроде бы собирается приехать и Паша Люзаков, но, увы, уверенности, что он точно соберется, нет.
Еще штришок к портрету этого сброда, то бишь народа, среди которого угораздило родиться и жить. Вчера после обеда какой-то хмырь, мне неизвестный, с другого барака, ходил по центральному проходу нашей секции взад-вперед и разговаривал по телефону. Лет 25, ну, м.б., и 30, но вряд ли. Простецкого, тупого, примитивного вида, - как говорят, лицо, не обезображенное интеллектом. Достойный представитель нашего глубокоуважаемого простонародья, короче. Говорил он с женой, которую, как выяснилось по ходу разговора, зовут Маша, с которой он, видимо, официально расписан, т.к. очень упирал на то, что она замужем. Жену он, короче говоря, “воспитывал” по телефону за то, что она, как можно было понять из его слов, на несколько дней уехала к каким-то подругам и развлекалась там вместе с ними. Фразы этого персонажа были настолько примечательны, что я стал их за ним записывать.
“Тебе что, куража не хватает?”; Ты замужем - жди мужа и постись!”; “Забудь про гулянки, про подруг, раз ты решилась на этот шаг” (выйти замуж); дальше, говоря о времени своего возвращение после отсидки: “Если у тебя и будут куражи, то они будут только вместе со мной!”. После этого он вроде бы исчез, перестал ходить мимо меня. Но где-то, м.б., через полчаса возник снова, с тем же телефоном, и разговор продолжился. “Ты у меня самая святая, б..., в жизни”. После этого довольно неожиданного признания, однако, последовало вновь: “Ты осознанно пошла со мной вразрез”; “Ты изначально сознавала, что я это не одобрю, и все-таки это сделала”; “Ты осознанно игнорировала меня”.
Т.е., и в XXI веке их отношение к женщине - это чистый Домострой, как встарь, Вся современная европейская цивилизация с ее блестками и свежим ветром свободы, - вся свободная любовь, дискотеки, наркотики, косметика и мини-юбки, - все это только маска, мишура, видимость современной европейской цивилизации без ее сути, - как всегда у нас, как писал Герцен еще о “реформах” Петра I. Да и эта видимость - только в крупных городах, больше в Москве, а на периферии, в глубинке, в глуши - вот он, чистый Домострой. Хуже, чем Kinder, Kuche, Kirche, от которого давно отказались немцы. “Пояса верности” вспоминаются... Ихлов в 2001, после 9/11, писал, что основа основ исламского фундаментализма - ненависть фанатиков к несомому ветром европейской свободы праву женщины самой выбирать себе партнера. Интересно было бы рассмотреть этот же вопрос применительно и к русской домостроевской патриархальщине, усиленно насаждаемой сейчас и на гос. уровне (плакат против СПИДа, виденный в метро Шендеровичем). Но он жив и так, и это не агитпроп его в народе насаждает (так же как и ненависть к США, вражду к Западу вообще, и т.д.) - нет, скорее это массовые вкусы и запросы самого населения формируют содержание и стиль этого агитпропа, который иначе не будет пользоваться спросом. Спрос на тоталитарную идеологию рождает ее предложение, короче, только в основе ее теперь вместо коммунизма - православие и пр. средневековая дикость. Дикий, неспособный к цивилизации и развитию народ, сброд, который в духовном смысле - только ломать безжалостно об колено...

18-15
Отрядник, сука, явился перед ужином опять. Значит, он все же пока не в отпуске. Скорей бы... Хоть чуть-чуть полегче будет, хоть на время.
Выродок, не дающий мне жизни в проходняке и ходящий по моим ногам, сговаривался днем с другим выродком - Сапогом - о том, что вечером они поменяются местами. Т.е., Сапог переедет сюда, в проходняк ко мне. Конечно, лучше и спокойнее жить от этого мне не станет. Из огня да в полымя, как говорится... Одно радует: Сапог через 2 месяца, 22 декабря, освобождается, а этому, нынешнему, - еще сидеть года 2. Но и кто ляжет после Сапога на его место - тоже неизвестно, и как бы жизнь в проходняке не превратилась в один сплошной кошмар, как в том году. (Помню, мне надо ужинать, лезть за едой в баул и готовить ее - а в проходняк набилось человек 10 подонков, из которых 4, кажется, играют в карты на табуретке, поставленной посреди проходняка, а остальные наблюдают за ними. Ни войти, ни выйти, ни встать со шконки, ни повернуться, ни шевельнуться. И когда закончат - черт их знает...)

22.10.08. 11-17
Обмен 2-х подонков местами и проходняками пока что не состоялся, - м.б., не состоится и совсем. Скорее всего, это был треп пустой. Так что молодое, наглое хамство в проходняке продолжается, цветет и пахнет вовсю.
Ничего, в общем-то, не происходит. С воли вести не слишком утешительные. Поедет ли Паша ко мне на свиданку, так до конца и не ясно, хотя он обещает. Может получиться накладка - ему надо еще успеть приехать в Москву из своего Торжка и купить билет.
Побрился. Положенных мною самому себе 10, даже 9 дней с прошлого бритья еще не прошло (положены они в целях экономии бритвенных станков), но 28-го, перед свиданкой, по любому надо будет еще раз бриться, т.к. идти небритым через вахту крайне нежелательно.
Кто бы знал, черт возьми, как здесь тяжко и тошно, как отвратно и тоскливо просыпаться тут, в бараке, еще затемно, по утрам, перед подъемом, - хотя уже вроде и попривык маленько, уже 3-й год заключения и 2-й - в этом самом бараке. Но тошно - сил нет!.. Омерзительно настолько, что не хочется жить, - лишь бы не начинать этот заранее ненавистный проклятый день, известный загодя уже наизусть, - кроме разве что возможных в любой момент неприятностей, выговоров, “закусов” с местными дебилами (вроде как тогда в ларьке) и т.п. И больше всего мучает вопрос: будет ли за это какое-то воздаяние, компенсация, или это все зря, путь в никуда, и мне суждено унести в могилу память о пережитых здесь - в этом бараке и в этой стране - унижениях и мытарствах? Конечно, не от меня зависит воздать им всем по заслугам за это; но несомненно и другое: от моих усилий, от приложения всей моей энергии и сил для расплаты, для возмездия, для разрушения дотла, в пыль, этого проклятого государства, - тоже зависит не так уж мало. И я приложу для этого все силы, - даже и отсюда по возможности, но главное - когда выйду отсюда (если мне это суждено). Клянусь!
Сегодня предстоит опять ларек. Надо идти - хлеб нужен и лапша, а кроме этого - уж что будет, от консервов до сока. Раньше “предстояла”, как заведомо тягостное и неприятное событие, одна баня (ну, кроме шмонов, но они нерегулярны). А теперь еще и вот это тоже тяжело и неприятно “предстоит”, - очереди, попрошайки, духота, глупейшая, но с важным видом читаемая блатными мораль о святости “общего”, и т.д.

16-10
...Но на сей раз они буквально одолели!.. Началось это еще в бараке, до обеда, почти сразу после проверки. Одно такое молоденькое, прыщавенькое “общее” из высшей блатной категории подошло насчет чая и конфет. Я сказал, что не знаю, как там все сложится, видно будет на месте. Потом оно еще подходило и узнавало пару раз в самом ларьке. А под конец, встретив меня чуть ли не в самых дверях барака и узнав, что на сей раз у меня (как они говорят) “не срослось”, - поохало и грустно спросило, нет ли у меня конфет - попить чаю. У меня для него конфет не было (для таких вообще редко что бывает у нормальных людей). Разумеется, не подлежит никакому сомнению, что, как оно же уверяло меня и в этот, и во все прошлые разы (и не оно одно), купить что-либо оно просит никоим образом не для себя, не подумайте, а только и исключительно “на общее”...
А из дома меж тем тогда же, перед обедом, пришли вести очень мрачные. Единственный ученик, пока что найденный матерью, уезжает с 5 ноября на 25 дней в командировку. Так что, если не найдутся до тех пор новые, - кроме пенсии и остатков старых сбережений (уже почти истраченных), у нее не будет никаких доходов. И это в то время, когда на конец ноября, на длительную свиданку, ей надо будет везти не только передачу мне, но и жратву для нас с ней самих на 3 дня свиданки.
Почти полнедели 126-й уже прошло. Осталось 125 с половиной. 126 бань. 879 дней.

16-37
Кого тут, кстати, собрали, черт побери? Мало того, что ворье, жулье, бандиты, грабители, разводилы, всяческая шваль, привыкшая жить за чужой счет, - еще и наркоши, отребье наркоманское. Сидят, допустим, по 228, но на воле, конечно же, воровали, грабили и т.д. Как тот же Лазарев в Москве. И тут, по соседству, можно, как я слушал и в Москве по тюрьмам, наслушаться задушевных разговоров, как они “варили”, как кололись и какой у кого был “приход”. И, если честно, это рождает (точнее, еще больше усиливает) чувство превосходства над ними. А встречаются тут и молодые идиоты, которые на полном серьезе говорят, что надо в жизни попробовать все. Почему бы, непонятно только, им не попробовать прыгнуть с 9-го этажа. А некоторым я на свой личный счет купил бы дозу героина в 10 раз больше их постоянной нормы, - только с тем, чтобы они попробовали вколоть ее сразу...
Это с непередаваемой рожей существо, живущее в моем проходняке, кстати, воевало в Чечне (единственный сколько-нибудь значимый факт в биографии), а кроме этого - было тоже наркошей, и с таким же (постарше) соседом охотно обсуждает эту тему. Это полностью подтверждает то, что писал “Кавказ-центр” (и даже есть такая - не дословно, конечно - фраза оттуда в моем приговоре), что русская армия в Чечне - это сброд спившихся, обколотых наркотой, полностью потерявших человеческий облик выродков и бандитов.

23.10.08. 9-40
Опять ужасная, мучительная, злая тоска с утра. Как же все-таки тошно тут просыпаться... Тоска, ненависть, боль, обида... Когда пошла 2-я половина срока, уже целый месяц от нее прошел, - вроде стало мне полегче, повеселее, поспокойнее на душе. Все-таки к концу дело уже двинулось, забрезжил впереди чуть-чуть просвет, какой-то еще неясный, но уже возбуждающий надежду. А вот сегодня - опять... Ведь все-таки 878 оставшихся дней - это еще очень-очень много. Это 2 полных года, 9-й и 10-й, плюс еще 2 небольших “хвостика” - сейчас до Н.г., 2011 - от Н.г. до 21 марта. За это время еще может случиться все, что угодно. И выживание здесь, доживание до конца срока в этих экстремальных условиях вовсе не гарантировано. Я не боюсь смерти, видит бог (в которого, впрочем, тоже не верю :). Но постоянные унижения, из которых здесь состоит вся жизнь, постоянное чувство, что тебе плюют в душу и топчут ее ногами - это для нормального, осознающего свое достоинство человека гораздо хуже смерти...
За моей кошкой Манькой гоняются местные коты; один из них - серый дымчатый Тихон - сейчас с воплями гнался за ней с улицы прямо до моей шконки, куда я и посадил немедленно бедную Маню, спася ее тем от этих злобных преследований... :))
Выработалась уже зависимость от звонков матери, от постоянной связи с ней - если не 2 раза в день, то хотя бы 1. Так же, как когда-то в 509-й хате на “пятерке” была зависимость от регулярных приходов адвоката Голубева с письмами от нее. Но вчера она вечером не звонила - это я догадался правильно, чутьем понял, - будучи в полном расстройстве от мрачной новости об отъезде ученика.

10-55
Вернулся из ШИЗО спец по наколкам и открыткам, живущий надо мной. Открытки и пр. он художественно “подписывает” прямо здесь же, на шконке, и опять целое стадо (первый - долговязый уродец-соседушка, о котором см. выше) собирается и завороженно следит за его работой, - наглухо перекрывая этим вход и выход из проходняка (узенького как щель, - Уже моих плеч!) и загораживая и без того слабенький свет единственной лампочки. Скоро выйдет оттуда же, из изолятора, еще один - дебил, даун, у которого это честно написано прямо на лице (был шок, когда в 1-й раз в том году, едва сюда приехав, его увидел), - и вся обычная теплая, дружная компания 4-х дебилов, постоянно тусующихся в нашем щелевидном проходнячке (т.е. начисто лишающая нормальной в нем жизни меня и др.), будет опять в сборе...
Да, осень уже в середине, зима приближается - и, видимо, она будет жуткая. Не только по холоду, но и по быту, по всем этим тягостным вечерам в тесноте и полутьме, по жутким выскакиваниям на ледяную “зарядку” в мороз, на верную простуду и пр. в 6-10 утра, по безденежью и прочим трагическим обстоятельствам дома... Перед наступлением зимы меня и всегда, с детства охватывал какой-то темный ужас, какие-то смутные, мрачные предчувствия, - но такого мрака на душе, как год назад, здесь же уже, да и как сейчас, - не было, по-моему, никогда...
Через несколько дней исполнится 20 лет со дня смерти бабушки...

24.10.08. 10-13
Жизнь среди грязи, мрази, дряни, слизи, вечной нечисти и погани вокруг. Как же я их всех, ВСЕХ ненавижу, господи!.. Если б кто-нибудь знал... Вечный шум, гам, бедлам... Беготня и суета вокруг, мельтешение сотни мерзких рож, их юркое снование туда-сюда, - в точности как у крыс, - не прекращающееся ни днем, ни ночью... Еще и с других бараков приходят... Опять в соседнем проходняке воняет брагой, прямо рядом со мной, - там, под соседней шконкой, стоит 10-литровая бадья (пластмассовое ведро из-под краски, оставшееся от ремонта), и эти жуткие хари то и дело лазят туда, черпают эту вонючую белую (от сгущенки) бурду кружками и с наслаждением тут же ее выжирают. Новенький один особенно часто: 18 лет, огромный, выше меня, здоровенный, шумный, постоянно снующий и горланящий, - прямо по роже, прямо сразу видно, что даун... Туда-сюда, туда-сюда снуют весь вечер, таскают эти ведра с пойлом, чайники с кипятком, лохани со столовской соленой селедкой... Бедлам. Сумасшедший дом. Хочется одного: покоя и тишины, возможности “остановиться, оглянуться”, в тишине и покое прислушаться к себе, к своим мыслям, подытожить и проанализировать...
Но эту нечисть вокруг интересуют только брага, карты, сигареты, чифир, чай, “чай на чифир” и т.д. Мразь, грязь, слизь... Прямо по Нестеренко, только без кавычек. С матерью поговорить опять вчера вечером не дали, не подозвали. А зависимость уже чувствуется, дает себя знать.

25.10.08. 9-05
На улице до сих пор туман. Он был еще с подъема, - сперва в темноте, потом рассвело, и он стал виден яснее. Туман, не до конца еще занявшееся утро, и в тумане горят зоновские фонари. Увы, эти фонари тут подсвечивают и, можно сказать, определяют всю жизнь большую часть года, - кроме разве что лета, когда их поздно включают и рано гасят
Очень не хотелось, но пришлось-таки с утра, сразу после завтрака, сцепиться с этим дебильным чмом в проходняке. Я несу ставить под шконку свои ботинки - а оно нагло, как всегда, стоит в проходняке, закрывая возможность войти, и наблюдает, как дебил-татуировщик на 2-м ярусе надо мной колет машинкой какую-то надпись на ноге другому дебилу, молодому и только летом “поднявшемуся” сюда. (Колоть надписи на ногах, как и вообще любые наколки, может только конченный дебил и идиот, это совершенно несомненно.) Короче, я сказал ему прямо в лицо, что оно - быдло, и еще пару теплых слов. Оно в ответ проявило агрессию, а я - готовность эту агрессию отразить так, что мало не покажется. Засим дело не кончилось ничем, но пропустить меня туда-обратно, пока наверху кололись эти наколки, ему таки пришлось.
Жизнь среди грязи мрази, слизи... Жизнь среди нечисти... Ужас... Ни одного, абсолютно ни одного нормального среди них нет, все как один - мразь. Прикрываются этакой общинно-коллективистской, прямо-таки коммунистической моралью, а сами только и смотрят, как бы что урвать себе или просто украсть. Призывают жертвовать на “страдающих за тебя” в ШИЗО “страдальцев”, а наутро просыпаешься - то пакета нет, то все баулы расстегнуты... Типа, не “пожертвуешь” добром - все равно, они так возьмут. Ничего нигде нельзя оставить - и в каптерке воруют из баулов, и под шконками. В раздевалке регулярно пропадают шнурки - хорошо еще, если только шнурки, а не сами ботинки. Ты хочешь спать, или болеешь, тебе надо лежать в покое и тепле, - а эти мрази снуют вокруг тебя туда-сюда, гомонят, ржут, усаживаются чуть ли не на голову тебе - пить свой чифир, или играть в карты, или лазят под шконку за своей вонючей брагой, попутно проливая ее на твою кровать и на тебя... Нелюди. Выродки. Свет ночью не дают по часу и по 2 гасить, - если кто и гасит, идут и включают снова. Хочешь ли ты есть, спать, пить чай, нужен ли тебе покой, тепло, тишина, - им всем абсолютно наплевать на тебя. Они заняты своими архиважными делами - картами, чифиром, брагой и т.п., - они при деле, они в своей тарелке, в родной и привычной среде, они все давно спелись, сдружились, связались между собой тысячей нитей, - против тебя! Они все тут против тебя!.. А ты один, и ничего против этой толпы швали и мрази, этого стада агрессивного наглого быдла не можешь сделать...
Нет, конечно, лагеря как места отбывания наказания надо разгонять и ликвидировать полностью, под корень. Места, где эти выродки только лишь наглеют, будучи собраны все вместе, в кучу, спаиваются, стакиваются между собой, обмениваются уголовным опытом и начинают “жить воровской жизнью”. Ради ликвидации одной только этой их поганой “воровской жизни” (“по нашей жизни” то-то и так-то, как они промеж себя с гордостью говорят) надо ликвидировать эти рассадники. Так же, как и рассадники государственного насилия - “красные” зоны, да и вообще весь ФСИН в целом. (Да и вообще все это государство в целом, разумеется.) Надо просто, прямо и открыто вернуться от дурацких идеек исправления и перевоспитания преступников трудом - к элементарной идее наказания за преступление, Только наказания, и ничего больше, без всяких попыток перевоспитать. А для наказания - особенно в простых случаях, типа воровства, - нет ничего лучше, чем кнут. 200 полноценных ударов - и свободен, никаких 2-х или 3-х лет в зоне. А особенно закоренелым, кто уже не 1-й раз, - выжигать на лбу клеймо, как делали встарь. Дикой, варварской стране с диким народом, живущим до сих пор в XVI веке, это как раз подойдет, - а на современной научной основе можно будет разработать такие способы клеймения, чтобы они уже никак и никогда не могли это клеймо ликвидировать.
Пока писал - Трусова в его проходняке опять избил один из блатных “обиженных” - уже новых, их тут вместо одного ушедшего добавилось 2 или 3 новых. За что бил - я не понял (видимо, вынуждал уйти, т.к. в конце концов тот ушел), но под конец взял прямо за горло и чуть не задушил.

26.10.08. 12-35
Как среди гадов, ядовитых пауков, каракуртов, всяких червей, ящериц, навозных жуков, слизняков, мокриц, всякой прочей нечисти ядовитой и членистоногой, - сидишь среди них тут. Вот просто сидишь на своей шконке, после проверки (считал отрядник), ничего не делаешь, просто размышляешь, а они снуют вокруг тебя, занятые своими архиважными делами. Столик в проходняке весь густо засыпан сухим чаем - “заваривали”...
Двое молодых полублатных чмошников, те самые, что придумали двигать все шконки еще в мае, чтобы переехать к самой двери в секцию, - вчера опять выдумали переселяться (втроем теперь уже) в крайний от двери проходняк, т.е. соседний со мной. Мне-то, понятно, на хрен не нужны такие соседи, уже были они моими соседями в том году в проходняке старого жирного грузинского чма. Да переселяться-то - это еще полбеды, - они свои 2 тумбочки, одна на другой стоящие, целый комод, хотят тоже тащить сюда с собой, - т.е. мою и все прочие шконки и тумбочки по этой стороне секции придется двигать, разваливая весь устоявшийся, сложившийся, сросшийся в этой жуткой тесноте убогий наш быт... Зачем им обязательно жить около самого входа? А затем, что отсюда им будет ближе нестись в каптерку и прятать там телефоны, когда “пробьют мусоров”.
Свет единственной слабенькой лампочки, торчащей в нашем конце секции в роскошной трехрожковой люстре, по вечерам совсем слабенький, даже меньше чем вполнакала. Еще бы, - сеть перегружена, из окон света по вечерам уже нет, темнеет рано - так что тут, в этой щели-проходнячке, под навесами вторых ярусов, темно, как в пещере. Но зато, когда лежишь, из-за края второго яруса шконки постоянно бьет эта лампочка в глаза, еще больше усиливая общий дискомфорт и напряжение, мешая расслабиться. Еще один символ всей нашей дурацкой жизни, не только здесь, но и на воле. От чего должна быть польза, - хоть от лампочки, хоть от всего этого государства - пользы практически нет, зато вреда и помех - хоть отбавляй...

27.10.08. 12-48
Нет, никто никуда (пока) не переехал, никакие шконки, тумбочки и пр., не говоря (увы) о таких веселых персонажах, как мои соседи. Все пока на этот счет тихо и спокойно.
На улице резко похолодало. Уже ноги мерзнут (сейчас, на проверке) в “гадах”, как они тут называют казенные ботинки без всякого утепления. Хотя и одеты теплые трикотажные носки, поверх - шерстяные, плюс 2 шерстяных стельки проложены. Надо уже доставать 2-ю, “зимнюю” телогрейку, утепленную весной ушедшим по УДО “ночным” и спрятанную в конце мая в клетчатом бауле за шконку (тогда как раз Макаревич требовал все зимние вещи на лето сдать на склад и грозился отобрать у тех, кто не сдаст). Надо доставать, она и больше, и теплее, и удобнее в ней, и шерстяной вязаный шарф только под нее можно одеть, а не под нынешнюю маленькую (тем же “ночным” мне оставленную), - но не хочется. Не знаю, почему. То ли лезть, все там вытаскивать, ворошить, вынимать все, что лежит сверху и рядом, потом опять убирать... То ли просто - отвращение ко всему и апатия... Тоска, в общем. Состояние, когда все уже, в общем-то, безразлично, все опостылело до смерти, обрыдло, кончились, угасли все надежды, все желания, - существование как во сне, а не жизнь. Существование по инерции.
Сегодня утром, где-то после завтрака, вдруг от чего-то (от чтения?) очнувшись, оглянулся по сторонам - и опять: господи! Сплю я, что ли, и все это снится мне?! Оглядываешься, смотришь - и никак не можешь поверить, что вот этот весь - даже не ужас, а просто абсолютная никчемность, ненужность, все вот это, чужое и глубоко безразличное тебе, никчемное тебе абсолютно, - что оно, увы, отнюдь не сон, а горькая, но неоспоримая реальность, и этому - тебе - чужому как раз до тебя-то очень даже есть дело... Находиться здесь, среди НИХ, среди всего этого ужаса и убожества - так дико, нелепо и бессмысленно, что на 2-м году пребывания, и дальше, видимо, - мне в минуты отстранения и какого-то особого ощущения этой отчужденности будет этот барак казаться просто-напросто дурным сном...
Огромный массив. Айсберг, необъятная ледяная глыба, с которой с мерной, спокойной методичностью, через равные промежутки времени, неторопливо падают капли, - как с сосульки по весне. 881 день... 880... 879... 878... 877... 876... 875... 874... Вот сегодня идет 875-й день до конца, осталось их - полных - еще 874. Огромный, неохватимый и непросвечиваемый насквозь взглядом, темный и загадочный массив, который надо вот так, капля за каплей, день за днем, прожить...

21-50
Только успел написать, дурак... Лучше бы и не писал ничего!.. Короче, только успели уйти после обеда освобождаться 2 УДО-шника из большой секции барака, - как те самые 2 дебила-шконкодвигателя (точнее, один из них, - второй в это время, видимо, где-то шлялся) тотчас устроили свое великое переселение. Разогнали полностью соседний со мной проходняк, крайний от двери; перетащили туда свою здоровенную тумбочку; под эту сурдинку, правда, случилась большая радость - долговязое наркоманское чмо свалило из нашего проходняка, переселившись поближе к своим друзьям. Свалил к нему (рядом на верхнем ярусе через проходняк от меня) и художник-татуировщик, вечно собиравший тут толпы. Но - увы, на свое место он таки переселил Сапога, до этого только что переехавшего на верх соседнего со мной проходняка. Теперь эта мразь, нечисть, это животное, эта Дездемона (как он зовет Трусова) будет жить прямо надо мной, на 2-м ярусе моей шконки. Мерзко, конечно, просто омерзительно до тошноты. Но - продлится это только 2 месяца, т.к. 22 декабря это чмо наконец-то освобождается. Будет орать, ржать, глумиться над кем-нибудь (и надо мной тоже, как уже не раз было), сидя прямо у меня над головой. Выродок!.. Вот таких-то как раз в печь, не раздумывая, без разговоров, колебаний и сожалений!! Старая мразь... Но ничего - в конце концов, это все же лучше того чма (молодого), которое тут было до этого: Сапог, по крайней мере, не пьет чай по 10 раз в день, сидя именно в проходняке (обычно он это делает, стоя на “фазе”), к нему не ходят друзья с других бараков, не приходят наблюдать, как он что-либо делает (он не рисует и т.п., как мой бывший сосед сверху), он вообще не претендует именно тут, в проходняке, ЖИТЬ, иначе как на своей шконке, на верхнем ярусе. Так что - 2 месяца его волей-неволей придется потерпеть, а кого тут поселят после него, - черт знает...
Какой вселенский тарарам был в секции, когда все переезжали и таскали матрасы и тумбочки, - этого не описать словами. Полный бедлам. Я сцепился, конечно же, с тем полублатным уродцем-инициатором этих переселений. Он хотел и мою шконку подвинуть, как все, чтобы втиснуть свою тумбочку; я, лежа на шконке, сказал ему: надо тебе - двигай. А если двигать со мной (лежащим) тебе слишком тяжело - твои проблемы. Он разозлился и стал двигать соседнюю со мной шконку так, что проходняк наш, и так щелочка, сузился еще больше. Но потом, конечно, и мы с соседом слева подвинули его тумбочку и мою шконку, расширив наш проходнячок.
В результате жуткое чмо теперь в проходняке только одно - Сапог. Остальные соседи - более-менее, по мере убывания: в моем проходняке - получше, в соседнем - похуже (в т.ч. тот самый татуировщик, на воле - специалист по гоп-стопу). На верх нашего проходняка, кроме Сапога, подселили еще одного “старого” (54 года), сразу видно - конченного алкаша, пропойцу, пустое и бессмысленное существо, зачем такие на свете живут - вообще непонятно. Маленького росточка, и рожа пропитая настолько, что издалека видать. Рассказывал, помню, что пьет с детства... Еще 2 соседа остались прежних.
Едва кончили переезжать - вдруг отрубился свет в секции, что-то сгорело в щитке или проводке.
Пока пишу, наконец-то вырубили на ночь свет, ура! Продолжу завтра.

28.10.08. 9-11
Вчера не успел дописать, в общем-то, уже мелочи. После всех этих перекладываний вдруг вырубился свет в секции, - в коридоре остался, “фаза” тоже работала. Что-то накрылось в щитке или (говорили блатные) в проводке на кухне, черт его знает. Пошли на ужин - не успели еще дойти до столовой, как и вообще весь свет на зоне вырубился. Остались только фонари на “запретке”. В столовой - кромешная тьма, а ведь заготовщикам сейчас разносить и раскладывать порции для следующих за нами отрядов...
Но только пришли с ужина в барак - свет включили, в том числе зажегся и в большой секции. Так что вечер прошел более-менее нормально.
Что в итоге? Весь вечер вчера, как ни странно, несмотря на все эти перестановки и полный тарарам, - было чувство удовлетворения. Даже благодаря им, если точнее. В общем-то, стало мне тут полегче, посвободнее, на своем месте. Сапог - это, конечно, старая мразь, которая любит философствовать, всех поучать сверху и над всеми ржать, как конь, сидя на своей шконке. Но по крайней мере садиться на мою и по 10 раз в день пить чай-кофе он не станет, надеюсь, как то животное, убийца чеченских детей. Пусть гавкает сверху, что хочет, - если начнет в мой адрес, то единственным ответом ему с моей стороны может быть только: “Пошел на...!”. И сегодня с утра - то же чувство облегчения, успокоения. Надо, да, побыстрее, придя с завтрака, хватать чайник и ставить, пока все розетки не заняли. Но уже не надо при этом выгадывать секунды - успеешь ли его достать и выйти из проходнячка, или этот лось вломится сразу за тобой и молча, хамски будет, сшибая тебя с ног, через твою голову пихать по местам свою шапку и ложку...
Зато теперь в нашем проходняке двое спят на 2-й верхней шконке по очереди, - молодой заготовщик, не так давно переведенный со 2-го отряда. и старый, маленький алкаш, пропитая грубая рожа которого выдает его с первого взгляда. Примитивное, архипростейшее одноклеточное. Мало сказать, - быдло, простонародье, без всякого не то что образования, а вообще представления о чем-то, кроме водки (я не говорил с ним, чтобы это выяснить, но это видно и так). Тоже типичнейший образчик русского народа, кстати, - состоящего по преимуществу из таких вот непонятно зачем живущих алкашей...
Завтра - короткая свиданка. Паша Люзаков еще в Твери, проездом из Торжка, купил билет до Шахуньи и сегодня вечером вместе с матерью выезжает ко мне.

22-20
Опять как в бедламе, как в каком-то кошмарном зоопарке, среди животных. Среди их хохота, гогота, гомона, шума, крика, тупых пошлых “шуток”, суеты, мельтешения, беготни туда-сюда... Мрази... Твари... Чтоб вы все сдохли, околели, язвами покрылись с ног до головы за то, что я принужден с вами тут жить, с мразями, под одной крышей...
Беда не приходит одна. Я так и знал, ни секунды не сомневался, что эти 2 (3) выродка, переехавших вчера в соседний проходняк, будут ужасным соседством. Так и оказалось. Они быстро решили, правда (хотя бы отчасти), извечную проблему ледяного холода из входной двери барака, приделав какую-то резинку для закрывания двери в секцию, всегда и неизменно распахнутой. Стало и впрямь потеплее (вопрос, сколько продержится эта резинка под напором стада тупого быдла на нее и на дверь). Но зато они, суки, тут же протянули к себе в проходняк провод от ближайшего выхода электропроводов под током из стены - и добро бы только чтоб заряжать свои мобильники у себя в проходняке. Нет - они тут же, уже на 2-й вечер своего проживания на новом месте зажгли у себя там лампочку!.. А одеяло, которым они от нас отгородились, не доходит до конца шконки (т.е. до стены) на добрых сантиметров 60-70, там завешено только прозрачной тюлевой занавеской. Я прилег, попробовал, - если повернуться на правый бок, то сквозь тюль эта лампочка будет светить как раз мне в глаза! А я как раз чуть ли не больше всего здесь, в бараке, дорожу этой ночной темнотой (такой короткой!), этой возможностью хоть немного расслабиться, для чего темнота мне совершенно необходима. А теперь - и в темноте будет лампа, светящая в глаза! Будь проклята вся эта жизнь!.. И совершенно бесполезно что-либо говорить этим наглым тварям, - кроме глумливого хамства, от них ничего в ответ заведомо не дождешься. Разве что вломиться к ним неожиданно, без предупреждения, в проходняк - и всех их быстро отдубасить толстой палкой по башкам, а лампочку разбить. В общем, тоска и безнадега. 2 года 5 месяцев еще предстоит жить в этом аду, среди подонков, животных, нечисти и нелюди...
Паша Люзаков, как оказалось, купил билет не до Шахуньи, а только до Нижнего, - по незнанию, видимо. Теперь ему предстоит ночью, когда у них будет получасовая стоянка в Нижнем, идти на вокзал и срочно покупать билет до Шахуньи. Дай бог, чтобы он успел и все удалось без проблем.
Дикий случай стал известен со слов заготовщика 12-го отряда, посаженного в ШИЗО в одну камеру с моим (теперь уже бывшим) соседом. К этому заготовщику на длительную свиданку приехали мать и жена, и их вдруг разместили - мать на один этаж комнат свиданий, жену на другой. Самому ему рекомендовали остаться только с матерью, и хватит с него. Он пошел выяснять этот вопрос к Заводчикову, который из начальника оперчасти стал теперь вместо Макаревича зам. начальника по режиму. Тот сказал ему что-то врод

29.10.08. 8-42
Позвонили в 8-10 с вахты - на короткую свиданку! Еще до этого, сразу после завтрака, успел я набрать номер Паши (у матери не отвечал) и убедиться, что все в порядке: они доехали и уже пишут заявления. А еще в это же время, до завтрака, ненадолго опять вырубали свет, и был страх, что из-за этого отменят свиданку: переговорные трубки ведь работают на электричестве. Но быстро включили.
Сейчас сижу, жду. Почему-то с вахты сказали: в 9-50 приходить. Но я все равно пойду пораньше. Болит голова, принял таблетку цитрамона. Болит почему-то правое предплечье, трудно двигать рукой. А мне ведь обратно груз тащить, кг 25, если не больше... Трудно, условия экстремальные, но все равно - ощущение победы, хорошо подготовленного, разработанного и отлично удавшегося плана! Торжество! Они приехали, сумели преодолеть все трудности, я сумел вовремя получить всю информацию об этом и сейчас не нервничаю, не мечусь в неведении и предчувствии беды... Здорово!
Вчера вечером опять погасили свет, и я не успел дописать про этого заготовщика с 12-го. Говорят, погоняло его Кувалда, - из-за того, что он здоровенный. Я его не знаю, хотя, м.б., и видел в столовой. Так вот, разбираться с проблемами со свиданкой он пошел к Заводчикову, а тот ему сказал типа: “Нечего тут б...й разных водить!”. За что Кувалда ударил его по морде и попал в ШИЗО.
Свет эти твари соседи все же жгли не всю ночь. Сперва он у них потух с выключением общего света в секции, и стало просто прекрасно. Но потом - я проснулся, а у них лампа опять горит. Наладили как-то по-другому, значит. Правда, чем-то они ее, должно быть, прикрыли, потому что прямо в глаза, как вечером, она не била. Но все равно - главные их свойства есть наглость и бесцеремонность, творят что хотят, ни на кого не обращая внимания, и существовать бок о бок с такими наглецами и подонками день за днем - невыносимо.

22-05
Рано обрадовался, как выяснилось. Черт бы их всех побрал, тварей!.. Пашу Люзакова не пустили ко мне на свиданку - мотивировали “отсутствием родственных связей”, т.к. он в заявлении написал “друг”, а не “брат” или какой-нибудь еще родственник (как обычно пишет Фрумкин). Так ждал его, так хотел увидеться, поговорить, так непросто, видимо, было ему выбраться... Вещи не пропустили вообще - меховую зимнюю шапку, спортивную куртку и черные штаны, которые мать однажды уже привозила, и лично Милютин отказался пропустить. Жратву пропустили всю, слава богу. Мать собиралась идти по поводу этих вещей и сегодня к Милютину после свиданки, хоть я и понимал, что это абсолютно безнадежно; собиралась также поговорить и с Русиновым (если он здесь), с теткой из спецчасти, и т.д., а потом прозвониться мне из электрички на Нижний и рассказать. Но прозвониться эти уродцы, “хозяева” телефона, ей, конечно же, не дали, как не дали “трубу” и мне, - целый вечер она была у них занята, трепались часами и не дали мне поговорить 10-15 минут... Но результат всех этих разговоров и посещений начальства, увы, действительно известен заранее. Придется и 2-ю зиму ходить тут в совершенно жуткой, убогой, набитой ватой тряпочной казенной шапке...
Вообще, новости плохие, и ст

30.10.08. 9-00
“В лагере прокурор! Будьте все на фоксе!” - новость последних минут, выкрикнутая только что из дальнего конца секции. Опять, твари, потащат баулы (“сидорА”) в свою воровскую каптерку... Ненавижу!!!
До этого последней новостью было отключение света до 4-х часов дня, обещанное с 8 утра и состоявшееся где-то полдевятого. Хорошо, что успел вскипятить воду для чая и позавтракать.
А вчера... Что-то вдруг рано стали гасить на ночь свет - и это, м.б., единственная неплохая новость среди всех остальных, - плохих, даже ужасных. Из трех подонков, оккупировавших соседний проходняк, двух вчера утром закрыли в ШИЗО. Но оставшийся вместе со шнырем, живущим там же, а до этого - около меня (до сих пор свою вонючую брагу продолжает запихивать под соседнюю со мной шконку, хотя уже тут не живет, тварь!..), продолжают по ночам зажигать у себя в проходняке свет. Лампочку для этого шнырь ворует из люстры, висящей тут же над нами, - а там на 3 рожка это единственная лампочка, так что утром ее нет, в нашем конце секции полумрак, в глаза она не бьет, - хоть что-то хорошее... Хотя ночью она создает достаточно сильное освещение - проходняк-то у них как следует не завешен - и здорово мешает спать.
Старого, маленького пропитого алкаша из нашего проходняка убрало вчера местное блатное “начальство”. Типа, он старый, нечего ему лазить “на пальму”, т.е. на 2-й ярус. Его положили через проходняк от нас на 1-й, а на его место прочат того новенького, здоровенного 18-летнего дауна. Жизни с этим шумным, буйным, запредельно бойким и веселым идиотом не будет никакой; это уже ясно. Недолго я отдыхал, опять начнется кошмар... Сейчас этого дауна нет - вчера прямо в барак за ним и еще одним, отпетым бандитом в 2 раза старше, пришли “мусора” и увели. Связано это, видимо, с брагой, которую оба делали и жрали постоянно и крайне активно.
Остался мне 871 день, 124 с половиной недели.

13-14
Наконец -то последние новости от матери (она прозвонилась только сегодня в 12-м часу). Они с Пашей вчера ходили к Милютину, начальнику зоны. Вещи он, разумеется, не пропустил, зато сказал, что они через Кировский (!) УФСИН читают обо мне все “с сайтов” в инете. (Вопрос только, со СКОЛЬКИХ сайтов, их ведь довольно много. Знают ли они все сайты?); что раз я политзаключенный, то он может своей властью перевести меня в зону в Магаданской области; что если Шаклеин всерьез за них возьмется (грозит им судом за недопуск ко мне), то они всерьез возьмутся за меня; что у отрядника лежит огромная “простыня” с перечнем моих... уж не знаю, чего. Грехов? Нарушений режима? Тогда где же рапорты и взыскания по ним? И еще: что в моих записях, конфискованных при шмоне в конце мая (дневник, черновики статей, стихи) будто бы есть “криминал”, только Милютин пока что якобы “не дает ему хода”.
Ах, добрый Милютин!.. При таком-то “независимом суде”, как был и есть от веку в этой проклятой стране, можно хоть из пальца ноги высосать любой “криминал” и за него посадить на любой срок, что со мной, кстати, уже и сделали. А так, по-настоящему, даже по их ПИСАНЫМ законам - там нет ни “ПУБЛИЧНЫХ призывов” к чему бы то ни было, т.к. все это лежало в 1-м экземпляре у меня в бауле; ни какого-нибудь “приготовления к совершению преступления”, т.к. слова на бумаге - это еще не действия и не подготовка преступления, особенно если их никто, кроме меня, не читал. Но легко - просто найдя лжесвидетелей из этого же 13 отряда - они могут состряпать на их показаниях любое дело по любой статье. А подонков тут, в 13-м отряде, увы, более чем достаточно.
Интересно, в дневнике или в статьях они нашли самый большой “криминал”? Мне кажется, что все-таки в статьях. Ну что ж, ладно. Милютины, русиновы, демины, одинцовы, наумовы, степышевы, заводчиковы! И прочие мрази в погонах! Если за оставшиеся мне 2 года 5 месяцев вы (что более чем возможно) будете читать и эту тетрадь с моим дневником, - что ж, открыто и с радостью сообщаю вам всем, что все силы свои приложу к тому, всю оставшуюся жизнь свою потрачу на то, чтобы организовать как можно более масштабное физическое истребление и вас, и всех вам подобных - всех, кто носит форму, звание, погоны и служит преступному российскому государству! Все силы и весь остаток жизни я потрачу на то, чтобы это преступное государство “Российская Федерация” было уничтожено полностью и навсегда, рухнуло, исчезло навеки с карты мира, распалось на части и предоставило наконец свободу оккупированным им народам и землям. И в этой войне против вас и вашего государства, давно ставшей единственным смыслом моей жизни, я не остановлюсь ни перед какими методами, - от призывов к общественному мнению Запада до ядерных взрывов на территории РФ. “Нет больше в этой войне запрещенных приемов”. На том стою и стоять буду!

31.10.08. 15-25
Последний день октября - неожиданно вдруг солнце и теплынь. С чего б это? И скоро ли - не дай бог, но, увы, не избежать, - снег и мороз?..
Прямо из бани - не успел еще дойти до барака, положить мешок с полотенцами и пр. - встретил “общественник” по дороге и повел в штаб, в 13-й кабинет. Как я и думал - получать ту самую посылку, очередную, от ФЕОРа, за которой (видимо) уже вызывали 28-го в посылочную, но я не пошел, а 29-го о ней же говорил матери моей Русинов, что будто бы мне ее уже отдали. 2 пакетика изюма по 200 грамм и приличная баночка меда. Изюм, положим, я не особо люблю, а вот мед - и хочется попробовать, и жалко, - здесь заболеть, простудиться - легче легкого, а при простуде как раз чай с медом будет очень кстати. Да и опасно - похоже, там баночка закрыта только крышечкой из фольги, оторвешь - потом нечем будет вообще закрыть, а хранить так, чтобы не текло, тут очень сложно.
После проверки “позвали” блатные, целая кодла. “Тут приходили люди, короче говоря, нужна колбаса и майонез “на крест” (то бишь в больницу). Ага, как же, прямо все зэки на больнице этой каждый день обжираются колбасой... Нужна она там кому-то из блатных, разумеется, - и при этом вся эта блатная нечисть и шваль ни секунды не сомневается, что раз у меня есть что-то, какие-то средства в ларьке, то я должен ее (шваль) кормить... Короче, сперва обещал им купить за 44 рубля пакет майонеза, но потом (через минуты 2, не больше) подбежало омерзительнейшее (одно из самых) блатное животное, этакий тупорылый розовенький поросеночек, и начал вымогать, чтоб я ему там, в ларьке, выбил отдельный чек, но уже на 100 рублей!..
Вот сей момент, пока дописывал предыдущую фразу - подвалило уже другое блатное чмо, - то, прыщавенькое, хамоватенькое и наглое до беспредельности (или запредельности), - и опять пыталось с меня что-то выдоить на ремонт их “кухни” (основного места блатных сборищ и игры в карты), особо упирая на то, что они же этот ремонт делают “не только для себя, а для всех, для всего барака”... Беспредельные наглецы, все пытающиеся меня (и не только меня) развести красивыми словами об “общем благе” и т. д...
Так вот, продолжим про ларек. Пришли на обед - и минут, наверное, 15, если не 20, стояли перед закрытыми воротами столовки, пока внутри “мусора” строили толпу из 2-х отрядов - 8-го и 11-го. Причем никого из начальства-то там не было, был какой-то один мелкий “мусор”-контролер, а толпа почему-то все эти 15 минут стояла во дворе без видимого движения. На моей памяти это, пожалуй, самое долгое построение за год и 2 месяца.
После обеда пошли в ларек - а там оказалось, что наш черед в нем отвариваться перенесен на завтра - субботу, но рабочий день. И сделано это в виде компенсации за нерабочий, видимо, понедельник 3 ноября, т.к. 4-го - новоявленный “праздник” всех фашистов, от Кремля до последнего подвала, - как бишь его, “день народного единства”, что ли. Ну, короче, в честь победы орды рабов и холопов под руководством Минина и Пожарского над свободными европейцами - поляками и беларусами (литвинами); победы, ВМЕСТО которой, при польском короле на московском престоле, могла бы начаться новая история новой, европейской, СВОБОДНОЙ Московии. Увы, оказалось - не судьба. Вот и сидим по сей день, кукуем за “колючкой” - реальной и виртуальной, отмечаем все эти изуверские, смертоносные “победы” - 1612, 1812, 1945...
Короче, в ларек - завтра, в субботу. Выдаивание 100 рублей, отложенное на завтра волей обстоятельств, может завтра на 100 руб. и не остановиться...

Дальше

На главную страницу