ОКТЯБРЬ 2009

1.10.09. 9-14
Действительно (“в натуре”, как они говорят), каждая баня здесь - событие, и о каждой придется, видимо, писать отдельно. Вчера вечером баня еще работала, но неясные предчувствия мучили, по-моему, не меня одного. И точно! - между зарядкой и завтраком разнесся “слух ужасный” - бани не будет, т.к. нет дров! Опять та же история, что и в прошлый четверг...
Но тут уже, посомневавшись немного и повинуясь своему внутреннему голосу, я решил загодя приготовленный банный пакет все же взять с собой на завтрак. Не тяжелый он, в конце концов, руки мне не оттянет; зайду из столовки, спрошу, будет - не будет, на месте сам все узнаю. К тому же и еще кое-кто выходил, несмотря на громкий слух об отсутствии дров, с пакетами, - не я один буду таким дураком...
Пока сидел в столовке, смотрел все время на трубу бани - с моего места в этом 11-м отряде она теперь близко и хорошо видна. Даже на фоне хмурого, серого осеннего неба было видно, что из трубы явственно идет дым, хоть и несильный. Это укрепило меня в моих планах, - как хорошо, что я послушался внутреннего голоса и взял с собой пакет!
Пришел туда. Передо мной проскочили еще двое, не знаю, с какого отряда. Заглянул в зал - один человек моется под “блатной” отдельной “лейкой”, включаемой прямо здесь, в зале. Те двое разделись, конечно же, раньше меня - и тоже рванули к этой “лейке”. Я - четвертый - стою чуть поодаль и жду. Сам не знаю, чего жду - то ли когда будет возможно тут хоть намочиться, то ли когда включат все “лейки”; но пришел я туда в 7-30, зашел в зал - минут 35 8-го всего, а включат-то (если включат) только в 8 утра...
Короче, я помылся под этой блатной “лейкой”, быстро, но вполне нормально, одним из 4-х. Больше народу не было никого. Когда вымылись и вышли, вот этот, мывшийся еще до нашего прихода, тоже стал говорить всем вновь приходящим, что бани не будет - нет, мол, дров, даже в стирку вещи не взяли (прачечная для постельного белья, имелось в виду).
Стекла, разумеется, в окна там так и не вставили, лишь один из пустых проемов снизу кто-то закрыл парой фанерок (не прибитых, а просто поставленных), но это примерно четверть или 1/5 проема, так что без толку.
Сейчас вот выглянуло робкое солнышко, но вообще - погода уже вполне осенняя. Сильный холодный ветер срывает уже полностью пожелтевшую листву с берез и бросает в лужи от недавних дождей. Выхожу утром, в 6-05, на зарядку, - уже совсем темно. Осень... Еще не последняя, вопреки Шевчуку...
Юра, “обиженный” с 13-го, принес вчера вечером, перед проверкой, опять Маню, сейчас она у меня. У них на 13-м, говорит, ничего не ела, только спала. Здесь - набрасывается на все, что ни дашь; как только я за чем-то лезу, шуршу пакетами и пр. - как всегда, трется ушами об руку, лезет на колени и всячески просит, а завидев что-то съедобное - аж мяукать начинает!..
Болит вот уже 2-й день зуб, довольно сильно и притом практически постоянно, и это не может не беспокоить. Еще терпимо, но уже утомляет эта постоянная боль.
Ситуация ухудшается: блатные наглеют. Местный (полу)блатной хмырь, чьим телефоном я тут, в бараке, время от времени пользуюсь, вчера, когда я только пришел утром, выклянчил у меня сперва “к чаю” шоколадку (из тех, что подешевле, специально для них), плюс 3 пакетика чая. Потом, когда вечером я ждал чайник, чтобы пить чай, - эта же харя подошла опять и стала просить себе что-нибудь на ужин к гарниру. Я сказал, что возможности у меня нет (дай один раз одному - и этот повадится, и еще толпа любителей халявы набежит!..). Но после проверки он приперся опять - ко мне, “в гости” - долго клянчил, перемежая это разговорами о том о сем (о мобильном интернете, в частности, и о том, как он сидел в “красной” “хате” на централе в Нижнем) - и таки, чтоб отвязался, пришлось достать (баул из-под шконаря, еле-еле, став на колени и залезя под шконку, т.к. баул цепляется за крючки сетки) и дать ему банку тех же сардинок, что я давал “телефонисту” (и держал для него на будущее). Осталось еще 2 банки. Взяв, он тут же сказал нечто (я не вполне понял), что, мол, я кого-то могу “шумануть” по телефону, или меня сами “шуманут” (мать или еще кто-нибудь). Так подтвердилось в точности мое давнее понимание, что никто из этой швали, имея телефон и зная мою зависимость от связи, не упустит случая “подоить” меня по поводу еды, сладкого, чая и пр., а мой твердый отказ - поставит под удар и риск возможность матери дозвониться на номер этого конкретного блатного. Собственно, я все же дал ему банку именно по этой причине, чтобы не рвать “отношения” до конца.

17-07
Стоял сейчас в “фойе”, ждал своей очереди стричься (3 месяца не стригся, ждал свиданки) - прошло мимо, увидело меня и “наехало” мелкого росточка блатное чмо, заправляющее тут всем в бараке, - типа, главная фигура, общезоновского даже значения. У фигуры этой явная мания величия, ибо сперва она спросила, какой у меня телефон (?!!!), с интернетом или без (я ответил, что у меня нет никакого), потом - с чьих телефонов в бараке я звоню (я назвал одного, о чем, кстати, жалею); а потом это чмо опять понесло что-то на тему о том, что от моего имени, без моего ведома пишутся какие-то статьи, я любитель писать всякие статьи, и т.п. (речь шла, без сомнения, все о той же зимней еще жалобе матери насчет книг, но сказано, насколько я помню, было именно “статьи”), и этим я затрагиваю такие темы, что ставлю жизнь непосредственно этого чма под угрозу со стороны “мусоров”, - в общем, примерно так. Точно и дословно его бормотание я, увы, не запомнил, но ответил, что его жизнь мне вообще малоинтересна. Это животное (не много ли ему чести?..), как водится, пригрозило мне “другим разговором” и т.п.. Я сказал: “Очень страшно”, - но, честно говоря, вместо страха соло этого существа по грудь мне ростом вызывало у меня только искренний внутренний смех. Я не боюсь его. Я не боюсь вас всех, блатные гниды!
Между прочим, подлинные взаимоотношения этих тварей с “мусорами” характеризует эпизод сегодняшнего утра с участием того же самого мелкого существа. После зарядки вскоре кто-то додумался опять погасить в секции свет; большинство народа спало, не собираясь, видимо, идти на близящийся завтрак. И тут это чмо, голое по пояс и обвязанное ниже пояса полотенцем, вошло в секцию и громко провозгласило (не дословно, но близко к тексту): “Мужики! Давайте сходим на завтрак! Там у столовой “мусора”, они могут сейчас прийти сюда, в барак!..”. Зажегся свет, и “мужики” начали вставать. Давайте опередим “мусоров”, сделаем то, что они требуют, еще даже раньше, чем они успели потребовать, - сами, добровольно, а то хуже будет... Трусливая мразь...
Перед самым выходом на обед вызвал вдруг отрядник 1-го - к себе, на 1-й! Я так и думал, что за письмом. Пришла, оказывается, очередная “Русская правда” - грязный и совершенно безумный антисемитский бред, плюс к ней - 2-й уже раз - “возрожденное” Батоговым с благословения Жирика “Русское воскресение”. После обеда и ларька мне хоть не было так скучно, как обычно - можно было поразвлечься и от души повеселиться, читая “Русскую правду”, их заявление в прокуратуру о признании Ветхого завета “экстремистской литературой”, бредово-антисемитское насквозь.

3.10.09. 21-46
Адски болит зуб, мучительно, невыносимо, ужасно... Вот сейчас - перед проверкой принял таблетку темпалгина, и вроде сейчас чуть поменьше боль, но - я принимаю эти таблетки теперь, считай, каждый день, и действуют они уже очень слабо - зуб не проходит совсем, а лишь болит послабее, и то - недолго. Это самая большая беда, случившаяся со мной за все последнее время (хотя - снявши голову, по волосам не плачут; попав сюда на 5 лет - какие уж тут еще горше беды?..). Несильно, тихонько - он побаливал давно; сильнее, уже заметнее беспокоить стал - числа с 30-го, с того дня, как я вышел со свиданки; а сегодня вечером разболелся уже острой болью, до такой степени, что не стонать (тихонько) вслух я уже не могу. И - непонятно, где именно там, слева болит: верхний зуб, который болел давно, еще в 2007 (неделя нечеловеческой, до черноты в глазах, боли на 1-й “сборке”, в Москве, с 23 мая 2007, дня отказа Мосгорсуда в кассации на приговор, и до 1 июня где-то), или же - нижний, начавший болеть вот только недавно, этим детом или даже осенью (похоже, что все-таки летом, точно не помню). По субъективным ощущениям - болит скорее все-таки нижний, т.к. зажимаю крепко ухо (старый, испытанный с детства способ), - легче не становится.
День вообще был ужасный, одни беды и несчастья. Беды и горести чисто бытового неустройства, повседневной ужасной неудобности жизни, переходящие в настоящее, нешуточное мучение (да еще этот зуб!..). Только прилег в начале 12-го утра, после 2-х часов переписывания (плюнув на все, стал опять переписывать дневник эти дни, и утром, и вечером, ибо в следующий раз уже будет нужно - а нету, время поджимает. Закончил наконец-то июль и начал август.) - вдруг является какая-то злобная мразь, живущая в соседнем проходняке и уже мне отчасти знакомая - именно она вскоре после переезда сюда выселила меня из нижней тумбочки под предлогом, что тумбочка, видите ли, ее. Теперь “ее” же оказался и щит, на котором я спал, и мразь потребовала его освободить. Можно, конечно, было не отдавать, но - если б один на один, а этих ублюдков тут кодла целая, как всегда... Короче, я сказал: “Пропади ты со своим щитом! Забирай - и подавись!” - и стал собирать все вещи из-под матраса. Щит забрали, под ним оказалась сетка - не рваная, как я думал, а целая. Кое-как устроился. Лежать-то удобнее, слов нет, а вот сидеть - “как в яме” (по словам соседа-уборщика из соседнего проходняка). Есть с табуретки, брать вещи из тумбочки - слишком низко, встать - даже не за что ухватиться рукой (как за соседнюю шконку на 13-м), а главное - эти стальные скобы, которыми сетка прикреплена к раме, опять ведь все “полетят” с той стороны, где я сижу, опять надо резинку заказывать у матери (уже заказал). В общем, кошмар...
Но это было еще не все. Придя с ужина, стал думать, куда теперь прятать нож, который был очень удобно и доступно воткнут снизу в щит. Попробовал воткнуть его в железные части шконки с той стороны, где она соприкасается с тумбочкой. Вроде получалось, но вдруг нож выпал - туда, за шконку. Мелочь какая, да? Пустяк - вынуть что-то из барахла да достать его... Так вот, мы с соседом сверху, вытащив ВСЁ, что было под и за шконкой в этом углу, завернув мой матрас, сожгя полкоробка спичек - не нашли этот нож! Он как сквозь землю провалился! Вот он, ясно видимый угол пола и тумбочки, где стоит ножка шконки и где должен лежать нож, падавший вертикально вдоль боковой стены обеих тумбочек, одна на другой. Но его там нет!! Мистика какая-то... Неразрешимая загадка... В общем, я не знаю, что делать, кроме как искать уже, кто может достать другой нормальный нож (оставшийся у меня запасной - барахло, из очень тонкой, ломкой, быстро ржавеющей стали, да и опасно не иметь запасного ножа, этот при первом же шмоне могут “отмести”). Есть мысль поискать завтра еще, но - нет уже сил все снова вытаскивать, особенно если опять будет так зверски болеть зуб.
У матери тоже крупная неприятность: вчера отказалась заниматься ее единственная ученица, главный источник денег. Уезжая ко мне, мать, оказывается, сказала ей прийти в субботу, но не в эту (когда они весь день ехали), а в следующую. Та не поняла, зря проездила в эту субботу, дозвониться тоже вроде не дозвонилась - и вчера мать ее сказала, что они уже взяли нового преподавателя. Беда большая, и хотя, как показывает опыт, со временем, к зиме или даже после Н.г., скорее всего, появятся новые ученики, - но пока что опять с деньгами полный швах, кроме пенсии, доходов у матери опять нет, и она, как всегда, по этому поводу уже в полном отчаянии...

4.10.09. 9-15
Ночь была столь же ужасной, как и вчерашний день. Лег было около 11-ти (как раз погасили свет), но боль в зубе такая чудовищная, невыносимая, - какой уж тут сон!.. Дома давно бы уже криком кричал, орал в полный голос от такой боли, а здесь - не поорешь... Но лежать не могу, так и тянет встать, кажется, что будет легче. Сидеть даже на шконке не могу, так и хочется встать, походить. И правда, пройдешься немножко - вроде легче. Рукой не то что до больной щеки - даже поднести руку к голове близко не могу (хотя все время порываюсь), - ясно чувствую, как от приближающейся руки боль еще усиливается... И вот так вот ходил по проходу секции, от двери до своего проходняка и обратно, часа, наверное, полтора. Боль адская, в ухе и в костях лица все жутко, тупо колет; таблеток нажрался болеутоляющих - всех, какие были (нурофен, темпалгин) - по одной, потом стал сразу по 2, но ничего не помогает. Тупик, западня. Впереди еще полтора года... такой вот боли??!!!...
Потом все же кое-как лег, накрылся, повернулся на бок. Все еще болело, кололо, но глаза стали слипаться даже сквозь эту боль. Угрелся, и - вопреки худшим моим ожиданиям - все же кое-как заснул.
Проснулся - время уже без четверти 6, скоро подъем Спасибо еще, воскресенье, зарядки нет! Не болит, но больной нижний зуб чувствуется, отзывается болью, если к нему прикоснуться верхним. “Мусора” до нас сегодня не дошли; пролежал то ли в полусне, то ли в дреме какой-то больше часа, а на мне лежала, угнездившись, Маня. На завтрак пошла народу всего горсточка, остальные спали (и спят до сих пор). Я пошел-то не за баландой этой, конечно, а - увидеть отрядника 13-го, дежурящего по воскресеньям и торчащего у столовки, спросить про мое заявление на вещи. Так этой твари не было! Когда не надо - он торчит целыми днями, “разбирает по трое” у той же столовки, а когда надо - его нет!..
Вернулся, стал пить горячий чай - опять сильно заболело! Я в ужасе... Что ж теперь - и не есть, и не пить? Но, слава богу, вскоре прошло, и сейчас почти не болит, только чувствуется чуть-чуть - совсем так же, как было с самого утра.

5.10.09. 8-48
Она - как божье наказание, эта зарядка по утрам, хоть я и не верю в бога. Как символ мучений и горьких мытарств этой жизни - наряду со здешними шмонами и комиссиями. В темноте, в холоде, на ледяном, пронизывающем ветру, под издевательскую веселую музыку (ее врубают ровно в 6, на 10 минут - до зарядки в 6-10). И - как вершина всего, апофеоз, терновый венец, - снег на перилах, за которые мне надо взяться голой рукой (я ведь и зимой не ношу перчатки, слишком хлопотно здесь с ними), а иначе - не сойти...
Сегодня снега на перилах не было, только сильный ветер. Но вчера - в воскресенье - изморозь не стаяла еще и к завтраку...
Сегодня понедельник. Началась 76-я неделя до конца. Прошедшая, 77-я, была отмечена идиотской потерей ножа под шконкой (так и не нашли!), чудовищной зубной болью, особенно вечером 3-го и в ночь с 3-го на 4-е (побаливает немного и до сих пор, особенно когда пью чай или ем что-то жидкое), а также - произведенным вчера днем беспощадным уничтожением оригиналов всех дневников, отданных уже на волю (4.6.08. - 11.5.09.).

21-47
Мелкий супер-пупер-блатной сучонок, заправляющий всем в этом (11) бараке, придумал еще вчера новшество, о котором и объявил перед вечерней проверкой на улице: чтобы отныне в 9 вечера все выходили из “культяшки”, дабы не мешать “обиженному” шпаненку (наглая, отъявленная мразь лет 18-20, об которую вот уж точно никакие палки сломать не жаль) там убираться. Т.е., весь день они смотрят свои фильмы, клипы и прочую хрень по DVD, а в 9 вечера, когда начинается “Время”, когда хоть в общих чертах можно узнать, что делается в стране и мире, - телевизор недоступен вообще из-за уборки! И сегодня-таки эта архинаглая мелкая мразь выгнала нескольких человек (меня в том числе), пришедших смотреть в 9 ч. “Время”, и собственноручно выключила телевизор. Сидели там и блатные, и полублатные, и простые, - никто не протестовал, все покорно встали и вышли. Я тоже не стал в одиночку связываться с этой мразью, уже пару раз публично “наезжавшей” на меня, - боюсь, мне предстоит еще сцепиться здесь с ней по более важным поводам за оставшиеся мне полтора года...

6.10.09. 15-00
Только что прошли по бараку прокурор с Махнёвым. Говорили, что ходят прокурор с Агрономом, но Агроном пошел позже отдельно, им вслед по “продолу”, и к нам не зашел. Слава богу, баулы в каптерку не уносили, “велели” только убрать все с дужек - полотенца и пр. В ходе их визита последовала короткая стычка со шнырем, бегом носящимся целый день ставить чайники, готовить блатным жрать, и т.п. Это чмо, не зная даже, как меня зовут, через проход секции приказало мне, видите ли, разбудить моего дурачка-соседа сверху, мирно спавшего. Я сказал что-то на тему: возьми сам и разбуди. - А что, трудно, что ли??!! - Ну вот тебе легко, ты и разбуди. После ухода прокурора с Махнёвым шнырь еще прибежал отдельно выяснять отношения; но я отбивался хорошо, как надо, и он, ни в чем меня не убедив, сказал злобно, что я “деревянный” (а он - пластмассовый? :), и отвалил. Тенденция, однако: какие злобные твари эти шныри! Что на 13-м были, что здесь...
И еще одна забавнейшая деталь: когда “начальство” шло по секции, их вплотную сопровождал тот мелкий злобный сучонок, что рулит тут всем бараком. Обычно именно так должен сопровождать “общественник”, но его в этот раз не было почему-то, а вот этот - был! Что - для внимательного глаза - еще раз неопровержимо доказывает их тождество. Эти блатные де-факто исполняют здесь функции “козлов”, поводырей стада на бойню, т.е., в нашем случае - проводников воли “мусоров” и контроля за ее выполнением. Ублюдки...

7.10.09. 8-45
С вечера - смутные слухи, сегодня с утра - уже всеобщее твердое убеждение, точное и несомненное знание: сегодня (!) 11-й барак будут раскидывать!.. 50, что ли, человек, как сказал один мой сосед. “Оставят работяг и “красных”, - как сказал мне старый хрыч, переведенный сюда со мной с 13-го...
Опять!.. Опять?.. Бред сумасшедшего, маразм, темный морок какой-то... Зачем этот-то барак раскидывать? Ну, на 13-м - ремонт, там будут одни “второходы”, - ладно, понятно. Но здесь-то зачем, кому помешало?.. Говорят, что опять сюда вернут СДиПовцев, которые еще до 2-го барака, когда я только сюда приехал, были на 11-м. Но, учитывая “бунт” февраля 2008 г. - на 2-м им лучше, он отдельно стоит, там проще прятаться и баррикадироваться...
И никакие соображения - вроде того, что снаряд дважды в одну воронку не попадает, что мне теперь (после отдачи дневников) уже все равно, и т.д., - не помогают. В этой безумной стране, с этими безумными сверху донизу, вплоть до начальства зоны, властями - ожидать можно абсолютно всего!.. Нервы взвинчены до предела. Хочется работать, переписывать уже середину августа 2009 г., но - не могу, так тяжело и тревожно на душе. И - самое главное - связь на новом бараке придется опять налаживать с нуля, и когда еще она наладится... И - не перевели бы еще, чего доброго, на 1-й, как хотели недавно...
На душе мрак и отчаяние. Да уж, “хрипанул” я здесь... И еще почти полтора года продолжаться этой пытке...

8.10.09. 15-20
За полтора дня наконец-то - 1-й раз выдалось время что-то написать...
Меня таки оставили на 11-м. Пока... Пока? Или насовсем? Не знаю, но сомневаюсь.
Они приперлись вчера ровно в 11 - 5 “мусоров”. Выгнали всех на улицу, на построение (и - впервые за мой месяц на 11-м - даже моего “со странностями”, мягко говоря, соседа сверху, обрядив в чьи-то, явно чужие, “лепень” и “феску”). Объявили порядок: те, кого называют, идут собирать вещи и строятся у противоположного забора; там им скажут, кого куда переводят.
Я практически не сомневался, что тоже “поеду”, но особых сожалений об 11-м, надо сказать, не испытывал: опостылел он мне за месяц. Сверлила сознание только одна мысль: где найти быстро ключ от каптерки, если она закрыта, чтобы забрать свои вещи (зимняя “телага” и единственные ботинки!).
Но меня не назвали. Из всех, кто “приехал” месяц назад с 13-го, остались двое - я и тот тип, у которого в 2008 был “мой” телефон (и он порой по 25 раз за вечер сбрасывал звонки матери). Кривоногое азербайджанское блатное чмо, вешавшее на 13-м над моей головой свои бутыли с брагой; старый злобный хрыч, швырявший по утрам соседнюю с ним шконку “обиженных”; носатый даун, живший на 13-м над хрычом и стоявший постоянно в проходняке, загораживая мне свет, - уехали, соответственно, на 12-й, 7-й и 8-й.
После окончания “перевода” началась великая “движуха” в бараке: было объявлено, что в этой секции (где живу я) будут жить СДиПовцы, их таки переводят сюда; поэтому отсюда надо переезжать в ту (блатную) секцию. Завхоз не то чтобы ПРИКАЗАЛ это, а сказал как-то так: мол, можете переезжать, кто вам не дает. Уже насмотревшись, что за редкой злобности мразь этот здешний завхоз, я собирался побороться за оставление на нынешнем месте, в этой секции, даже если бы он и приказал. Но не пришлось: все, от шнырей до блатных, ломанулись в ту, стали перетаскивать шконки (загромоздив ими и проход по “фойе”, и предбанник, и даже в раздевалке стояла одна) и тумбочки (тоже их везде стояло полно, вытащенных со своих мест, а особо шикарные, по личному заказу сделанные тумбочки блатные владельцы уволокли с собой на другие бараки). Естественно, всех та секция вместить не могла, там тут же возникли напряги с местами, даже верхними, и вопрос обо мне - если б кто и решил до меня докопаться и заставить переехать - отпал автоматически.
Видя, что связи на этом бараке теперь не будет долго, пока все не уляжется, как минимум, - я решил после обеда дойти до 7-го, сказать “телефонисту”, что прошу его зайти, по возможности срочно. Но он поступил неожиданно: уговорил СДиПовца открыть “локалку” и зазвал меня к себе в гости, пить кофе. Дал позвонить матери, продиктовал еще один свой телефон и - я транслировал матери его слова - пообещал, что если что, если будут со связью перебои - да-да, связь можно держать через него, он будет заходить, конечно-конечно. Связь нужна вот уже сейчас: с того разговора с матерью прошли сутки. Посмотрим, как он зайдет, если мать ему позвонит и попросит...
Сидел у него, как на иголках, нервничая, не выкинули бы куда вещи, матрас и пр. из секции, если там одни СДиПовцы. Как оказалось, нервничал не зря: матрас не тронули, но из 2-х тумбочек, одна на другой стоящих, утащили верхнюю, где были мои вещи, жратва, чайник (главное!) и пр. Их много таких “двойных” стояло по секции, и теперь для СДиПовцев их расставляли по одной в каждый проходняк.
На мое недоумение (близкое уже к отчаянию) подошел кто-то из “общественников” и сказал, что вот ему отдали 2 пакета - “пищеблок”, т.е. жратву. И точно, это были мои пакеты! Но где же чайник?! Пропал?! Сперли???!!! Уже в состоянии начинающегося отчаяния я вдруг, проходя по секции, заметил знакомый пакет с чайником и еще какое-то барахло на шконке в соседнем со мной проходняке, - туда мою тумбочку и поставили, как оказалось. А бутылку со средством для мытья посуды и еще какие-то мелочи они так прямо в ней и оставили.
Я лежал на шконке и наблюдал за процессом подготовки к вселению СДиПовцев и пр. Их перевели к нам, по сведениям блатных по дороге на обед - 59 человек, по сведениям же завхоза (более точным, разумеется) - 69, от нас же - 39 человек.
Да, еще забыл про проверку: долго, нудно, мучительно дважды пересчитывали всех по карточкам, по бригадам (всех новоприбывших записали в целиком ликвидированную с уходом от нас 39 человек 113-ю; я в 114-й, как и был; где еще 112 предыдущих - неизвестно). Теперь проверки станут долгими надолго...
Заносили в секцию тюками казенные простыни (очень дрянного качества), одеяла (тоненькие, “летние”, хотя дело к зиме. Пока стояли утром, слушали список переводимых, - шел очень мелкий, почти незаметный, первый в этом году снежок...) и подушки (плоские, как блин, - наволочка наполнена процентов на 40 дай бог). Завхоз наказывал “козлам” бдительно следить, чтобы никто из переведенных на другие бараки не забирал, приходя сюда, свои матрасы, подушки и пр. А желающие были: один парень, “поднявшийся” на 11-й уже при мне, а сейчас переведенный на 8-й, все порывался очень настойчиво унести свой матрас, здесь выданный; а потом вдруг пришел с 5-го мой бывший идиот-сосед сверху, и очень недоумевал, что матрас не отдают. Он, сволочь, унес и данную мной почитать книжку - том из собрания сочинений Гюстава Эмара, что дал мне еще летом какой-то незнакомый блатной с 6-го и может потребовать назад. Но когда этот дебил вчера приходил за матрасом, про книжку я не вспомнил, а идти искать его на 5-й нет никакого желания.
Ближе к вечеру начали прибывать переведенные со 2-го. Не только СДиП, но и СОПиТ там оказался, - секция, оказывается, “охраны питания и труда”, как мне сказал мой бывший сосед-алкаш с 13-го, тоже вчера вечером зашедший. Много знакомых лиц - и СДиПовцы с постов, и СОПиТовцы из столовки, ларька и пр.
В мой проходняк, на соседнюю шконку, 2 человека пришло уже только около 9-ти вечера, когда я пил чай, и стали тереться жопами перед моим лицом, заправляя свои простыни и пр. хрень. Это бы еще ничего, я привык; но тут вышла и небольшая стычка с завхозом. Я как раз поел, мою миску - и вижу, что в каптерке горит лампочка, - значит, каптерка открыта, ура! (Она находится в деревянной пристройке к торцу барака, в ней есть окошко, и это окошко, и лампочку за ним отлично видно через торцевое окно барака в “фойе”, около туалета.) Долго я откладывал, думал, что еще ничего, можно в драных летних “тапочках” еще походить, даже зашил их недавно в трех местах, - но вчера в обед одно зашитое место продралось опять. Значит, все, пора выкидывать, а из каптерки брать прошлогодние “летние” казенные ботинки, раз других нет, и одевать. Да и телогрейку зимнюю. Короче, помыл миску, отнес - и ломанулся в каптерку.
Жирный, омерзительно наглый, с лоснящейся щекастой харей блатной, один из заправил на этом бараке (обычно ключ у него и находится) как раз хотел запирать ее, я успел вовремя. Долго не мог найти свой голубой баул с завязанными ручками, думал уж - пропал?! Но потом нашел все в целости и сохранности и засунул до завтра (сегодня) под соседнюю шконку в проходняке.
Из-за этого задержался с чаем. Очень торопился, чтобы успеть ко “Времени” в 9 вечера, а оказалось - там смотрят опять DVD. Тьфу ты, пропасть!.. Пошел и лег на шконку.
Еще раньше, до ужина, я слышал, как завхоз говорил СДиПовцам, что, мол, особого “режима” наводить им не будет, но с понедельника (вчера была среда) будет заправка шконок “по-белому” (?!).Тогда же возникла мысль, не коснулось бы это и нас - тех, кто от старого состава остался в секции, в основном старики, да один полублатной даже из той секции переехал сюда, поселился напротив меня под окном. А уборщику, я слышал, он говорил: без 15-ти 9 выгоняй всех на улицу, - ну да, как было на 5-м в 2007, и вообще, самый “режим”! Ради уборки - полчаса, а то и 45, а то и 50 минут в любой холод, дождь и пр. труситься на улице. Ага, как же, сейчас!..
И вот я лежу, время 22-20. Уборка уже прошла, это чмо завхоз все ходит, ищет места СДиПовцам, кому не хватило мест, - в общем, весь в заботах. Но нам, в том числе и мне, говорит: почему, мол, лежите, давайте выходите на проверку. А до нее еще 10 минут. Лично мне: у тебя постельный? - Я: нет. - А почему не выходишь? Я: еще 10 минут до проверки, я успею выйти. Это чмо начинает мне внушать: мол, по “правилам внутреннего распорядка” ты должен в 21 час (или еще раньше? Не уловил точно...) быть на улице... И тут я смачно, от всей души ему говорю: “Чихал я на “правила внутреннего распорядка”!”. Какое удовольствие - сказать это вслух, твердо и прямо в лицо - если уж не “мусору” на сей раз, то хотя бы этой наглой мрази, их подручному. Он: “Почему?” - Я: “Потому что.” - “Почему?” - “Потому что!” И так раза 3. Он к физической расправе (на которую весьма скор и ретив) прибегнуть не пытался (да и не здоровее он меня, разве что выше ростом; сдачи получил бы обязательно), но сказал: “Тогда я напишу на тебя докладную” - “Пиши”.
Не особо верилось, что он напишет, и до сих пор нет никаких признаков этого. Старый знакомый, еще с 5-го, за подкормку чаем-куревом-сладким все набивающийся ко мне в друзья (а осталось ему всего 5 недель), на мой приватный вопрос после проверки, на улице, во дворе барака тоже сказал: не напишет, ему на все по...ю.
Очень хорошо стало спать зато в секции ночью: свет гасят быстро после отбоя, никакой музыки, нет ночника в том конце, никаких иных источников света, никакой ходьбы, трепа по телефонам и пр. возни, все спят. Но зато - увы, стрем теперь сюда не “пробивает”, и о том, что идут “мусора”, можно узнать, только прислушиваясь, ЧТО они кричат в “фойе” и в ту секцию.
Сегодня событий было меньше. Очень удачно опять сходил в баню прямо из столовки, с завтрака, - слава богу, дрова были! Еще задолго до 8 утра, до включения всех кранов, вместе с одним всего человеком (СОПиТовцем, теперь у нас) помылся под “блатной” “лейкой”. Стекла в окна бани эти суки начальство так и не вставили до сих пор, хотя уже холодина, октябрь; лишь дальнее из окон снизу заставлено какими-то фанерками, даже не прибитыми; да в раздевалке тоже нет форточки в одном из окон.
Пока одевался, какие-то парни, тоже одевавшиеся, говорили, что процентов 80, что сегодня будет общелагерный шмон. Я занервничал, конечно, сразу, - во-первых, дневники (но они-то хоть не запрет, если не лезть их читать), а во-вторых - теперь некуда прятать обе “заточки”! Провались ты со своим шмоном!.. Со взвинченными нервами пришел в барак, живо убрал тетради в баул, позавтракал и занялся разбором баула, забранного вчера из каптерки. Ботинок казенный на правую ногу, на толстый шерстяной носок наделся еле-еле - думал, совсем не натяну, но потом пошло легче. Достал большую зимнюю “телагу”, пришил к ней бирку (оказалось - чересчур низко, после проверки пришлось перешивать), убрал маленькую “демисезонную” под матрас, распихал сигареты, сумки и пр. барахло между торцом шконки и стеной, как у меня было на 13-м (только тут щель значительно Уже, а шконка - я пробовал - не отодвигается), и т.д. Закончил около 11-ти - шмона нет. Ну, слава богу.
Потом опять была долгая, мучительная, неоднократная проверка на холоде, пронизывающем осеннем ветре и мелком дожде (или снеге?). Завхоз на вопрос мелкого архиблатного чма сказал, что теперь проверки всегда будут долгие, т.к. СДиПовцев считают по постам. (Постов я по памяти насчитал в “жилке” 9 штук. А мелкое чмо вчера, во время построения и зачтения списка как ни в чем не бывало, без всяких признаков робы, шапки, бирки и пр., тусовалось на “балконе”, - до такой степени оно блатное!) Потом обед; с обеда я было пошел сразу в ларек - и тут у поста, который между столовкой и штабом, СДиПовец говорит: иди обратно, сейчас будет общелагерная проверка!
Что за черт?! Смотрю, весь народ действительно идет оттуда в сторону бараков. Будьте вы прокляты!.. Оказывается, после утренней проверки у них не сошелся счет, и вот - опять... Зашел, погулял по двору, народу во дворе еще мало. Поднялся в барак, отдал кошке Маньке (она, бедолага голодная, будет еще ждать их “проверок”!..) “вискас” из столовского супа (но мало было, увы). В бараке народу больше. Вдруг стрем кричит: “Шмон-бригада на большом!”. Кидаюсь опять убирать пакет с тетрадями в сумку, а то перед 1-й проверкой уже успел вытащить, думал - обошлось. Но это, видимо, была никакая не шмон-бригада, а шли считать, “проверка”. Думали - будут по карточкам, но - посчитали просто по пятеркам, как обычно, и - гораздо быстрее, чем в 12 дня. Оттуда сразу пошел в ларек - пришел в 14-30; там кто-то говорит, что вот, мол, есть всё, а продавщица отвечает: “Только покупателей нет!”. Быстро купил себе рулет и 2 сока, пришел в барак, съел рулет, попил соку, написал еще раз заявление на зимние вещи - отряднику 13-го, с которым о потере моего предыдущего заявления говорил сегодня в обед, и он сказал написать еще одно и передать лично ему. Потом достал опять дневник и пр. из баула и уселся писать вот это все. На описание этих полутора дней потратил 2 с четвертью тетрадных листа мелко по 1 строке на каждой клетке и полтора часа времени - начинал в 15-20, а закончил вот только что, в 16-51.

9.10.09. 14-32
Меня трясет, выворачивает от омерзения и ненависти к ним ко всем. Опять трясет, как уже третий год тут, как каждый день... Мразь завхоз проходит по секции, я держу на плече и глажу большую местную кошку Мону - а он говорит, не мне лично, а вообще, всем: выкиньте этих кошек, от них вонища! И приказывает открыть все окна в секции. Лучше бы тебя выбросить, злобный дебил!.. Входишь в столовку - в нос шибает дикая вонища: так пахнет местный “суп”. Помои... Мерзость... Мразь... Вокруг - тупое, примитивное, злобное быдло, существа, которые даже на животных-то не тянут. Злобные насекомые...
Недолго музыка играла: только я утром позавтракал и сел переписывать август 2009, - явился новый сосед по проходняку, - СОПиТовец какой-то, на нижней шконке прямо напротив меня. Вчера их обоих, нижнего и верхнего, не было весь день до самого отбоя, а сегодня - пожалуйста, нате! Явился... Уселся сперва на своей шконке с кем-то играть в нарды, потом завалился спать, ближе к проверке вроде свалил. А я - писать начал вместо обычных 9 часов чуть не полдевятого, но вместо того, чтобы работать до 11-ти, вынужден был бросить в 10 - слипались глаза, буквально засыпал, сидя, не было сил продолжать...
Проверка была опять такая же нудная, тягучая, многоразовая, да еще под дождем, почти проливным: вдруг оказалось, что людей на одного больше, чем должно быть по счету. Не могут даже посчитать свое стадо, твари, пастухи тупорылые... Не знаю уж, как разрешилась у них эта коллизия, но стояли чуть не полчаса под дождем...
Башка разболелась вот... Черт бы побрал... А надо писать, добить эти 2 месяца, пока время и условия есть. Будьте вы все прокляты...

10.10.09. 18-55
Осталось 526 дней, 75 недель и 1 день. Все веселее и веселее... Мразь завхоз продолжает все сильнее “наворачивать режим”. Заявил сегодня перед ужином, что в этой секции (где СДиПовцы и я) “шкерок не будет”, кроме как у “обиженных” (одна, отделяющая их от остальных). У кого были - лично сорвал и бросил тем же “обиженным” на тряпки. Лично осмотрел все шконки, и у кого были веревки на торцах шконок - на них вешают полотенца и пр. - лично ножом обрезал. Докопался и до меня - чтобы “раздевался в раздевалке”, а то у меня телогрейка тоже висела на торце шконки, правда, с внутренней стороны (на 13-м она висела на шикарном крючке снаружи). Я сказал, что я ей укрываюсь, - тогда, мол, пускай не висит, а лежит. Висела на верхней дужке этого торца шконки (2-й ярус, где пока еще никто не спит) стиранная наволочка, досушивалась - тоже потребовал убрать, перевесить на другой торец, у стены. Но она уже почти досохла, и я надел ее на подушку.
От всех этих наворотов возникла в 1-й раз мысль, что с этого 11-го надо куда-то уходить, переводиться на другой барак, - но куда? Где будет лучше?.. То не давали житья (на 13-м, да первое время и здесь) эти блатные мрази, все норовили заставить убрать вещи, вымогали деньги, и пр. Теперь - видимо, настало время мне испытать на себе и ближе узнать другую, “красную” сторону этой зоны. Хотя - давно я убедился, что на деле никакой разницы между блатными и “козлами” нет. На 13-м блатные де-факто исполняли эти функции (одно шимпанзе с его обходами чего стоило!..), тут - да и в “красных” зонах вообще - “козлы” командуют всеми и живут в полном довольстве, там они и есть блатные, у них все по блату, все “вась-вась” с “мусорами”. Парадоксы... Единство противоположностей... Из таких парадоксов и состоит вся жизнь...
Идти звонить сегодня пришлось - тоже перед ужином, как закончил переписывать огромное 25 августа 2009 - к “запасному варианту”. Никого у него не было, он сам торопился смотреть футбол, - очень удачно все, но вдруг куда-то по “продолу” поперлись “мусора” - пришлось бросать едва начатый разговор и уходить. А вчера уже после отбоя, светя в темноте телефоном как фонариком, явился ко мне “телефонист”. Оказывается, мать звонила ему, просила зайти ко мне, он обещал, но - когда я позвонил, она была в совершенной ярости: оказывается, 4 (!) раза, с 3-х часов дня, кажись, звонила ему, а он пришел только в 11-м часу вечера. Бегло сказал мне, пока я ждал перезвона, что опять были у него какие-то проблемы с отрядником, да еще он, оказывается, напился (м.б., потому они и были).

11.10.09. 16-30
Воскресенье. Ситуация ужасная, полная тоскливых предчувствий. Один из “общественников” уже сообщил всем, что завтра на неделю (!) приезжает комиссия. Опять... Давно не было... Но на сей раз, ясное дело, проверять убраность всего и вся в секции будет не та черножопая бесхвостая обезьяна, а другая - долговязая, с мерзкой мордой, но, увы, не менее злобная. Конечно, “козлов” с ней во главе тут поменьше, чем было на 13-м блатных, да и реально злобный, кроме завхоза, там еще только один; хуже будет, если к выносу баулов и пр. подключатся блатные из той секции (подключатся в этой, понятно). Правда - если под сдвоенную шконку поглубже запихнуть, то их вроде и не видно, но нет никакой гарантии, что эта мразь не начнет нагибаться, заглядывать и лично проверять (высматривала же она вчера лично, у кого веревочки натянуты на шконках). Какие-то баулы и коробки из той секции кто-то уже несет через эту в сторону выхода, - видимо, в каптерку. А мразь завхоз как раз проводит (по крайней мере, вчера) большую часть времени и трепа со СДиПовцами и пр. как раз в этой секции.
Вон, про склад говорят в “фойе”. То ли нести что-то туда, то ли наоборот, забирать. 2-й барак, похоже, личные баулы даже вообще в своем здании не держал, а сдавал куда-то, на какой-то “склад”... Я уже слышал что-то об этом.
В общем, придется привыкать к новому раскладу, приспосабливаться как-то к новым формам террора этих подонков. Красное одеяло тут уже не поможет... На 13-м хотя бы алгоритм всех действий, сам метод прятанья и маскировки, был хорошо отработан и действовал. А тут - все заново, с нуля...
Одно хорошо - работа потихоньку подвигается, август 2009 переписан уже почти весь. Вчера - почти 4 листа, сегодня - 3...
Интересно, солнечным он все-таки будет, или хмурым, пасмурным, - этот день 21 марта 2011 года, когда я поеду домой. Мне почему-то кажется, что пасмурным. Но если будет солнце - в 7 утра, когда я пойду на вахту, оно, наверное, должно уже начинать всходить, небо на востоке уже будет озарено нежно-розовым...
Я думаю снова и снова об этом грядущем дне. Это - единственная светлая точка во мраке, единственное, за что цепляется сознание в сегодняшнем беспросветном ужасе...

16-58
Да, действительно - кончил сейчас писать предыдущее, вышел в “фойе” - а там большая груда баулов и коробок из-под посылок, и как раз шныри берут из этой груды баулы и выносят на улицу - на склад!.. Час от часу не легче... До сих пор была только каптерка в самом бараке, хватало и ее, - а теперь вообще черт знает куда, откуда потом и не выцарапаешь свои вещи, сколько раз ни ходи - там всегда будет закрыто, знаем мы эти советские склады!.. Ужас какой-то. Мне и другим старикам в секции, правда, никто ничего на этот счет не говорил, - остается надеяться, что это все же вещи только СДиПовцев и СОПиТовцев, а не всех зэков в бараке.
Прошла 76-я неделя здесь до конца. Она была отмечена частичной раскидкой 11-го барака, переводом сюда большей части 2-го и безумным - по сравнению с тем, что было до сих пор и здесь, и на 13-м - ужесточением “режима” в области кроватей, телогреек, “шкерок” и т.п. Осталось 75 недель, 525 дней.

18-00
За 10 минут до ужина (на час раньше сегодня, в 17-30), узнав все это, я выскочил, пошел к “телефонисту”, там оказалось открыто, зашел прямо к нему. Отзвонился матери, предупредил, что начинается очередное нашествие, связи может не быть неделю, кроме как по ночам, после отбоя (он обещал заходить, но я сомневаюсь). Первое, что увидел на улице, - с 6-го тоже выносят и грузят на тележку баулы. “Т.” объяснил: оказывается, это ВОЛЬНЫЕ вещи загодя вывозят от грядущих шмонов на склад! Вопрос только, а кто мешает этой “шмон-бригаде” просто пойти на склад и выгрести оттуда все это?..
Я уже тут, на бараке, слышал, что на 16-й недавно были жуткие шмоны, все вверх дном. “Т.” это подтвердил, сказал, что и на 9-й, и на “пятерке” тоже, - аж тумбочки ломали, искали “курки” для телефонов...
Одним словом, предстоит неделя “военного положения” (?).
“Вольных вещей” у меня - спортивные штаны на мне под форменными брюками, одна старая-престарая спортивная куртка - тоже на мне, друга, поновее, летняя, от Armani - в бауле. Отшмонают обе? Ну что ж, честно говоря, потеря не такая уж большая. 2 зимы, 1 лето, одна осень мне тут остались, - как-нибудь перебьюсь?
Жилетку из телогрейки теоретически тоже могут “отмести”. В том году перед Н.г. их изымали довольно массово...
“Т.” на мой уже повторный вопрос сказал, что блатное командование с 10-го барака просит его, освобождаясь, оставить ему “трубу” в качестве “общей”.

12.10.09. 9-23
Оделся я, как дурак, в 10 слоев одежды. Как капуста... И все из-за этих проклятых предстоящих шмонов, точнее, слухов о них. Футболка, потом рубашка, потом - та тонкая курточка от Armani, потом - то, что ношу обычно, уже 2-й зимний сезон: старая (2007) , ужасная на вид спортивная куртка (Городец, мать там купила) с поддетым под нее эделевским “термобельем”. Сперва возникла мысль спасти тонкую курточку, поддев ее под низ, потом - опасение, что и футболки ведь все могут тоже “отмести”, если будут шмонать баул. Их ведь уже год, по-моему, сюда не пропускают. Спасти хоть одну футболку, надев на себя... Но это тоже не гарантия, т.к. они ведь могут раздеть прямо на улице... А пока ходи, как дурак, всю неделю вот так вот, - толсто, неудобно, да и жарковато, хотя - на улице, считай, уже зима. С утра - морозец, на траве, досках, местами и на земле - снежный иней. Крупный снег пока не шел, а просто вода вымерзает таким вот снегом к утру. Ноги мерзнут даже в шикарных шерстяных носках (тоже Эделеву спасибо за них). А на зарядку я выхожу в тапочках, т.к. одеть, с огромным трудом натянуть (особенно на больную ногу) эти ботинки, когда тут, в проходняке, еще трое соседей заправляют свои шконки и ходят туда-сюда, не представляется возможным. (Надо мной, сверху, поселили-таки соседа, весьма малоприятного, который, помню, еще на 12-м был “общественником”). Если всю зарядку безостановочно ходить - ничего еще, ноги не так сильно мерзнут (хотя мороз чувствуют, конечно). Но стоять - не простоишь и 2-х минут...
Начинается самое тоскливое - сидеть и ждать беды, тяжелого и (как сейчас кажется) неизбежного испытания. Очередного кошмара, после череды которых можно сказать: да, действительно, я тут “хрипанул”...

13.10.09. 14-53
Комиссия лазит по зоне - перед обедом на тот “продол”, после обеда - на 1-й, а к нам, только я успел с обеда зайти в “локалку” - Агроном. До этого он же, мразь, ходил с комиссией, а когда я шел с обеда - строил перед “нулевым постом” какой-то отряд, идущий из столовки в барак. Пока он торчал на 11-м, я и еще несколько человек гуляли во дворе, кто-то даже хотел уйти на тот “продол” - этому ублюдку на глаза лучше вообще не попадаться (если нет отчаяния забить его сразу и насмерть. Эх, почему тот отряд перед “нулевым”, состоящий из трусов и рабов, этого Агронома не затоптал наконец, не прикончил его всей толпой?..).
До этого комиссия ходила в санчасть, на “промку” и, говорят, лазила там по каким-то “сидорам” (откуда они там?), искала “вольные вещи”. Шмонов по баракам пока нет, но, говорят, могут начаться с завтрашнего дня. В 5 одежках, да плюс еще на улице телогрейка, я упариваюсь, не могу. Вчера часа в 4, а сегодня прямо после обеда, как зашел в барак, после ухода Агронома, снял все лишнее, сижу сейчас в одной рубашке и футболке под ней. Как назло, на улице сейчас тепло и сыро, все утро, с подъема до проверки был дождь, как проверка прошла - тут он и кончился. Зарядку же утром - включили в 6 утра, как обычно, песни, но когда я вышел где-то за пару минут до самой зарядки, до 6-10 - полил вдруг такой ливень, что музыку тут же выключили. Слез по лестнице, успел дойти (без телаги, жарко в 5 слоях...) до грибка и стать под него - и все зря: зарядки не было!..

14.10.09. 14-19
Комиссия, уже с утра сегодня уверенно ожидавшаяся, а потом торжественно объявленная “на большом”, дошла, однако, только до ЛПУ. Зашла, видимо, на стройплощадку (на том же месте, в той же ограде, где весной сгорело, сейчас из кирпича уже почти на метр от земли выкладывают новое здание ЛПУ) - и ушла обратно “на контрольную”. С тех пор о ней пока ничего не слышно. После обеда - я специально посмотрел - через пост в сторону ларька и штаба пропускали свободно. Шмонов нет. М.б., весь этот объявленный ужас, едущий к нам с разгромленных 16-й и “пятерки”, так и кончится ничем?..
...На улице тем временем стало солнечно и почти что жарко. Не лето, конечно, но в 5-ти слоях одежды, плюс на улице еще толстая зимняя телогрейка, - я упариваюсь страшно. Пришел сейчас с обеда, снял все, вплоть до рубашки - отдохнуть и просохнуть.
Завтра баня. Большой вопрос, идти ли во всех этих 5-ти слоях туда. (Да еще - будут ли дрова. Сегодня труба дымит, по крайней мере.) Я склоняюсь к тому, чтобы все-таки пойти - от шмона и от греха подальше, хоть, м.б., сохранятся эти вещи, если что...
“Телефонист” вчера, на удивление, пришел вечером, практически сразу после проверки, без задержек и проволочек - по просьбе, переданной после утренней проверки через его дружка-соседа (вместе с которым он и пришел). Дал мне прозвониться матери, - впрочем, отсутствие связи за двое суток никакой особой бедой не стало, благо я успел ее в воскресенье предупредить и никаких особо важных событий ни у нее, ни у меня за это время не произошло.

16-41
Кстати - все ли вообще комиссии, или только эта, - но обходятся они тут мне полегче психологически, чем на 13-м. Никто - ни завхоз, ни блатные - под шконки не лазили и выносить баулы в каптерку, как там, не заставляли; да под сдвоенной шконкой, в глубине, их особо и не видно. Красное одеяло, как на 13-м, стелить и сидеть на нем (протирая и пачкая поневоле) тут (пока!) не приходится...

15.10.09. 10-00
Весь вчерашний день и все сегодняшнее утро, пока уже шел из бани, - над зоной густой туман. Тепло, сыро, лужи, туман, жухлые листья на мокрой земле и мокрые, черные, голые уже деревья. Осень 2009 года...
Самым ярким событием вчерашнего дня был разговор с вышедшим накануне из отпуска отрядником 11-го - Палычем, как его тут все называют. Еще когда шли на обед, он встретился нам у ворот “продола” и сказал, что вечером отдаст мне письмо. И действительно - вызвал где-то после 4-х часов.
Я знаю его давно, он был еще на моем первом суде по УДО в феврале 2008. Знаю по коротким встречам, мимоходом, где-нибудь возле столовой или в штабе, как этакого грубоватого балагура и остряка, любителя пошутить и похохмить. Но злобным, жестоким человеком он при этом мне никогда не казался, - помню, когда еще на 13-м нас кто-то из “мусоров” строил по трое, чтобы идти из столовки “домой”, - он, стоя рядом, сказал вслух, негромко, - не нам, а как бы про себя, - что вообще не понимает, как инвалиды могут ходить строем...
Лицо грубое, и проще всего представить его себе красным от алкоголя; обычно навеселе такие люди начинают уже не просто балагурить, а буянить. М.б., и в самом деле он пьет, - не знаю, но предположить можно. Лет за 40 уже, но 50-ти явно еще нет. Майор внутренней службы, - по-моему, самое высокое звание среди местных отрядников. Заочно учится на каком-то юридическом факультете, и часто упоминал полученные там сведения и преподавателей. Спросил, что закончил я.
Он вручил мне письмо из Финляндии, от Лены Маглеванной, что есть радость само по себе, - и проговорили мы с ним больше часа, почти до ужина. Он был, во-первых, поражен, что я попал к нему на 11-й, и не знал, что со мной делать. :) Во-вторых, его живо интересовало мое дело, и какую именно “рознь” я “разжигал” (он обо мне из всего слышанного, видимо, запомнил именно это). Ну и так, вообще, о политике и происходящем в стране.
Как ни странно, он оказался в целом весьма недоволен происходящим в стране. Начал с “суперпрезидентской республики” и права президента де-факто отменять решение суда (помилование). Я сказал, что самое мягкое из более-менее точных определений существующего режима - “полицейское государство”. Он достаточно критики высказал и по поводу законов об “экстремизме” (полез сперва за УК, чтобы там посмотреть юридическое значение этого термина, но УК не нашел), и новыми законопроектами о борьбе с коррупцией, и моим делом - тем, что посадили просто за высказывание своего мнения, за слова. Я видел, что и в моем деле, и в происходящем в стране он не все понимает, но то, что понимает - ему явно не нравится. Про меня он с улыбкой - не иронической, а скорее даже сочувственной - сказал: “политический” и, по-моему, “вольнодумец”, или как-то так, - в отличие от всех этих сатрапов, от Милютина и до Казиева, отрядника 13-го, - которые упорно и нагло, вопреки очевидности, отрицали всегда, что я политзаключенный. Поговорили мы с ним и о проблемах наркомании и легализации (последнее - с моей подачи :), коснулись и выборов - как получаются немыслимые проценты у “Единой России”, я припомнил еще выборы в Мосгордуму 2005 г. - последние, которые я застал на воле, - когда наблюдателей, пытавшихся протестовать, со всех участков тут же увозила вызванная избиркомовцами милиция... И еще много о чем, сейчас все не упомню. О диссидентском движении, например, об истории его подъемов, спадов и разгрома в начале 80-х...
Я видел, что ему интересно со мной говорить обо всем этом, - настолько, что он все не прерывает уже сильно затянувшуюся беседу и одного за другим выставляет из кабинета заходящих со всякими пустяковыми делами. Я видел, что он - наедине, по крайней мере, - вполне сочувствует мне, возмущается, что посадили не за кражу, грабеж или убийство, а за слова и мысли...
Я не знаю, насколько искренен он был (хочется верить, что полностью). Не знаю, во что выльется в дальнейшем, за эти оставшиеся мне год и 5 месяцев, его отношение - не будет ли он вдруг меня “прессовать” и сажать в ШИЗО, чего не делал даже Казиев, - но ведь всякое бывает...
Мне почти не приходилось с ним спорить, - он казался если не единомышленником моим, с моей остротой выводов и практических рецептов, то, по крайней мере, понимающим человеком, с которым можно говорить, которого можно убеждать дальше. Не таким тупым и упертым, как они все... Он сказал мне, что если я буду что-то - о политике, об этой стране и пр. - пытаться объяснить окружающим меня здесь, то 99% “спецконтингента” меня просто не поймет (как будто я сам этого не знаю!..). Он упоминал свободно по ходу разговора имена, которые здесь ни от кого не услышишь, - то Фрейда, то вдруг Старовойтову, то - когда зашла речь о чеченской войне - Дудаева. У меня было странное, слегка растерянное какое-то ощущение, что впервые за долгое время (как привезли сюда) я разговариваю с интеллигентным человеком. Не знаю, конечно, можно ли назвать вполне интеллигентным русского майора-тюремщика с лицом алкоголика и дебошира; но глубокое и серьезное отношение к своей заочной учебе на юриста, как и свободное упоминание в разговоре таких имен, как и глубоко критическое - в пользу свободы слова, честных выборов и пр.! - отношение к сложившейся путинско-медведевской действительности в России 2009 г., - говорят скорее в его пользу. (Хотя мимоходом, говоря о Ельцине, попытке импичмента 1999 г. и пр., пытался сказать эту банальнейшую глупость, - что, мол, Ельцин совершил преступление, “развалив” СССР...) Чувствовалось, что и ему интересно говорить со мной обо всем этом, ибо - как и они все, как и Казиев любил со мной в свое время покалякать у себя в кабинете, - с кем еще ему тут поговорить об этом, вообще о чем-то серьезном? Не с этим же примитивным алкогольным быдлом, которое тут сидит; да и коллеги не демонстрируют особого интеллектуального развития...
Словом, не знаю, не знаю. Только ли это видимость, обманчивая и смутная, или и вправду среди них есть еще более-менее нормальные, думающие, критически настроенные к действительности люди? Даже среди майоров внутренней службы... Вот она, беспощадная логика гражданской войны: ведь я знаю твердо, что он мой враг, какой бы он лично, в душе ни был критически мыслящий и вольнодумный; и когда я теоретически обосновываю необходимость их всех, без разбора, убивать - для того, чтобы разрушить это государство, из них состоящее, и выиграть эту гражданскую войну, - то в этом ведь нет ровным счетом ничего личного!!. Лично абсолютное большинство из них ничего плохого мне не сделали, а некоторые, как вот этот вот Палыч, еще и смущают сознание, испытывают на прочность мои убеждения и сложившуюся четкую картину мира. Критически мыслящий интеллигент, тоже мне, в камуфляже и с майорскими погонами!.. Лично, по итогам вчерашнего долгого разговора, я к нему склонен относиться скорее неплохо; но в случае необходимости и представившейся возможности - моя рука не дрогнула бы... Так что самый лучший, самый дружеский совет, который я не дал ему вчера, но, м.б., дам в следующий раз, - снять к черту этот мундир с погонами, уйти с госслужбы, найти для себя в этой жизни другое место и другое занятие...

16.10.09 8-42
Вчера опять отдал 200 руб. ларьком мерзавцу “телефонисту” - выкружил-таки, гад! Сперва, еще на днях, врал, что кому-то там, с их барака, “на выход” из ШИЗО, но брал-то - я стоял сзади него и видел - майонез, лапшу б/п, лимон и т.п. Просто себе на прокорм 200 р., какой там, к черту, “выход”!..
Еще перед обедом вчера его дружок-сосед зашел ко мне напомнить, что тот ждет меня в 14 часов в ларьке. Прихожу - еще закрыто, перед калиткой стоит толпа. Ищу - нету! Что за чудеса?! За жратвой - и не пришел!!. Захожу, стою в кассу, выбиваю, покупаю, ухожу, - нету! Пришел в барак, снял телогрейку и один башмак, развязываю второй, - бежит, запыхавшись! Спрашиваю, откуда, где бегал, - оказывается, только что разбудили! И на проверку даже не встает, дрыхнет по полдня... Пришлось тащиться с ним в ларек 2-й раз - под клятвенное его обещание прийти вечером с “трубой”.
Пришел. Позвонил я матери. Все в порядке у нее. 2 новости - одна хорошая, другая плохая. Хорошая - с того, майского еще концерта в поддержку политз/к, с выручки от него, мне таки выделили 5 тысяч, занимается этим сейчас Кригер, сказала мать. Говорила не с ним - не помню, она называла, с кем именно, и ей обещали на днях все же эти деньги перевести на счет.
А плохая - Ганнушкина, оказывается, под заявлением в мою защиту, под которым сейчас там собираются подписи, отозвала свою уже данную подпись, когда получила его по е-mail’у для Ковалева и Алексеевой и прочла сама. Мать говорит, что Мане (которая ей и закидывала текст) она написала большое письмо о своем отказе; смысл его сводится к тому, что невиновным меня (как сказано в заявлении) она не считает, а, по ее мнению, я действительно разжигал “рознь”, просто дали мне слишком много. Вот дерьмо-то, прости господи, эта Ганнушкина! (Хотя и давала она деньги матери, за что та ей все благодарна и пытается защищать). Трусливая мразь... И не она одна. Гефтер еще раньше отказался подписать вообще - как же, он ведь “член комиссии по правам человека при мэре Москвы”, его со всей их “правозащитно”-сервильной тусовкой в духе Алексеевой даже в Кремль приглашают, в круглых столах с Медведевым участвовать... Ничтожества. Падаль. “Правозащитники” хреновы, дешевка... Права на 100% была Маня, когда говорила мне, как сильно она в этих правозащитниках разочаровалась, хотя бы только после разговора с Рыбаковым о деле якобы готовивших покушение на Матвиенко - но, м.б., и не только...

16-30
Мрази... Ублюдки... Своими руками забил бы их тут всех насмерть, ноги бы переломал... Недолго музыка играла, недолго я нормально жил в проходняке, готовил себе еду и ел на тумбочке, как все нормальные люди. Сегодня после обеда, совсем недавно, у них вернулись из больницы (?) 2 “пидораса”, как они выражаются. “Красные” мрази по приказу завхоза затеяли очередную “перестройку”: к “петушатнику” придвинуть еще одну шконку, кого-то куда-то с нее переложить... Я уже ждал, что и меня начнут перекладывать, и придется насмерть воевать с ними. Но не пришлось. Зато тумбочку из ликвидированного (вроде бы; я не понял точно их перестановки, да и не вникал) проходняка взгромоздили опять ко мне в проходняк - сверху, на ту, что уже стояла! (Точнее, верхнюю из соседнего - ко мне, а из ликвидированного - наверх в соседний.) Ублюдки, сволота... Осталось немножко пространства нижней - верхняя Уже и сдвинута назад; кружку с чаем еще поставишь, но готовить - места нет. На мой вопрос один из “общественников”, мразь, мне ответил, что в секции есть вообще не положено. Ну хорошо, 2 листа (оргалит и фанера), на которых я ел еще после переезда с 13-го, можно всунуть под дверцы верхней тумбочки - что-то типа небольшого столика получится, хоть колбасу порезать. Но в этой верхней тумбочке как раз хранится чайник этого самого упомянутого “общественника” - шнырь и он сам поминутно лазят то брать его, то ставить, и всю еду-питье, что у меня будет тут, на “столике”, лежать, могут просто скидывать на пол.
Правда, я могу и саму их тумбочку просто взять да и выкинуть вон из проходняка...

18.10.09. 18-35
Никаких событий. Пустые дни. Тоска, пустота, бессмыслица. Только мелкие, бытовые заботы. Вчера 2 раза ходил к запасному варианту, - сперва утром, сразу с завтрака, хотя не сомневался почти, что он дрыхнет. Нет - сидел, только проснувшись, в постели, зевая и спрашивая у меня, сколько времени. “Труба”, естественно, убрана. Явно собирался спать дальше, - сказал мне зайти после обеда (не после проверки даже!). После обеда зашел, нормально позвонил матери. У нее никаких новостей, кроме одной, приятной: по последним исследованиям, холестерин у нее снизился значительно после летней биохимии. Что ж, и то хорошо!..
Вечером приперся бывший мой сосед по 13-му, тот 20-летний шнырь-бражник, спавший над старым алкашом в соседнем проходняке. Сообщил, что вместо утепленных спортивных штанов, которые я просил его найти, нашел мне “олимпийку” - так они тут называют спортивные куртки. Позже, когда я уже ужинал, он принес ее, - неплохая, но не утепленная (говорит, что теплая подкладка была, но он, идиот, ее выпорол!), не новая, местами явно потрепанная. Цена - 7 пачек сигарет. Это местная валюта, но для меня за сигареты - все равно что бесплатно, - ладно, взял. 3,5 пачки сразу, вчера, за остальными он пришел сегодня. Купил я еще недавно (тоже за сигареты) у старого алкаша хороший, теплый свитер (туда, на 9-й, отдал его один из “общественников” 11-го, на котором я этот свитер еще недавно видел), - если не “отметут” на новогодних и пр. шмонах, то последнюю четверть своего срока прохожу хоть более-менее прилично одетый. Бражнику еще на 13-м, в том году еще, я говорил, что хорошо бы мне он нашел тут “мокасины”, такие же, в каких я ходил последние годы летом в Москве и приехал сюда. Ему вчера вдруг отдали что-то похожее, и он сегодня притащил мне! Здоровенные, сильно поношенные чоботы, слегка напоминающие отдельными деталями декора мокасины, но, конечно, вовсе не мокасины на самом деле. На левом подошва оторвана, внутри тоже драное все, а главное - 43-й размер! А мне нужен 42-й! 43-й - померил - мне даже на шерстяной носок велик, а летом ведь не будешь ходить в шерстяных носках и с шерстяными стельками! Недорого: 8 пачек. Он уговаривал, что, мол, пригодятся, возьми, свободная обувь (на размер больше - свободная!..), и т.д. Я отдал ему, чтобы пришил или нашел, кто пришьет подошву на левом, и только тогда пусть приносит снова. Я еще раз обдумаю за это время, стоит или нет.
Еще в первый сегодня заход “бражника” я просил его передать “телефонисту”, чтобы тот зашел. Во второй приход - с ботинками - тот сообщил, что передал и что “телефонист” обещал быть после ужина. Что ж, ждем-с!.. :) Посмотрим, соизволит ли оно прийти хотя бы после проверки...

20.10.09. 9-10
Вчера утром, после завтрака, мелкое архиблатное чмо, рулящее тут всем бараком, раздавало сигареты всем “обиженным”, аж по 2 пачки в каждые руки. Но отношение к этим бедолагам тут все равно остается совершенно зверским, как было и на 13-м, как везде и всегда, где они могут безнаказанно пнуть слабого... Мало того, что при общем подъеме в 5-50 их поднимают в 5 утра ровно, - так вчера утром был оглашен еще и приказ (строгий, но чей - осталось неизвестным. “Сказали...” - обычная тут форма приказа.), чтобы они (точнее, несколько пожилых, седых, самого последнего из них всех разбора дядек, уборщиков туалета, двора, мусора из “алёнок” (урн) и пр.) с самого подъема, еще до зарядки и даже “до первой песни” (начинаются они в 6 ровно, до зарядки) уже были на улице. По утрам сейчас уже холодно, да и вообще - к начинающейся зиме это распоряжение должно быть им особенно приятно...
Сейчас вот - из “культяшки” только что неслись музыка и топот, и кто-то сказал, что “танцует” тот самый “обиженный” пацаненок-малолетка, вернувшийся на днях из больницы после перелома пальца в 3-х местах (оказалось, по руке его ударили табуреткой). А вчера, пока кипятил чайник себе на ужин - один из этих пожилых дядек, стирающий мне вещи, постоянно моющий и “проливающий” туалет, вдруг оказался нуждающимся в медпомощи, - в том, чтобы ему перебинтовали голову. Наглый “обиженный” же малолетка забинтовал его, но из-под бинта все равно сочилась кровь, и вскоре он этот бинт снял. Догадываясь, ЧТО именно случилось (уж явно не с лестницы он упал!..), но не зная подробностей, я спросил его сегодня утром, сразу после зарядки. Оказалось, что, войдя накануне в туалет, он “не поздоровался” там с одним из местных блатных (до сих пор принудительное здорование практиковалось вроде бы только с “мусорами”), и тот ударил его по голове “мамкой” - большой, на литр, эмалированной кружкой, которые у них всегда стоят в туалетах...
Чайник у меня уже еле-еле включается, один из проводков к нему от вилки явно “отходит”, искрит, контакта нет, - и я хочу сегодня, как увижу и договорюсь, отдать его на 7-й, в ремонт тому пожилому умельцу (и тоже пьянь!), который был со мной на 13-м и обещал починить его, если что, а недавно я специально отловил его на “продоле” - и он подтвердил свое обещание. Главная забота - чтобы, если возьмет, то сделал и вернул сегодня в 7 вечера, а то кипятить воду для ужина мне будет не в чем.
Шнырь-бражник с 7-го опять принес вчера эти ботинки, - кожаные, наподобие мокасин, сильно уже поношенные, но теперь левый был прошит (после того, как в 1-й раз он принес с оторвавшейся подошвой и я велел сперва починить, а потом уже притаскивать мне всякое старье и рвань). 43-й размер, но - померил - на шерстяной носок и с шерстяными же двумя стельками (мерил с одной, правда) - ничего; и я взял. За 8 пачек сигарет, как договаривались раньше, да еще 9-ю он “выкружил” с меня под предлогом, что, мол, надо отдать ее за работу тому, кто прошивал. Так что вчера вечером и сегодня утром ходил уже в них, - неплохо, удобно, из натуральной кожи обувь и вправду хорошая. Теперь решилась сама собой одна важная и неприятная проблема: долгое, мучительное, до стертой кожи на пальцах рук, натягивание по 5 раз в день казенных “гадов” и шнурование их (начинать их натягивать перед столовками и проверками приходилось загодя), да и на зарядку теперь можно выходить все-таки в обуви, а не в тапках. Всякого рода “прощайки” и пр. войлочно-текстильная обувь, если долго стоять на холоде, точно так же не греет, ноги абсолютно так же окоченеют и в ней, как и в этих осенних ботинках; но кожаные ботинки от дождя, снега, луж и пр. хотя бы не промокают так, как войлочные, так что лучше уж ходить в кожаных осенних ботинках всю зиму.
Вчера день был без связи, и сегодня, по всей видимости, будет то же. Если к вечеру не придет “телефонист” (его дружок-сосед вышел уже утром с длительной свиданки, и “телефонист” загодя обещал мне даже принести “что-нибудь вкусненькое”, хотя верится в это очень слабо), то завтра с утра пойду к “запасному варианту”, хотя там, скорее всего, - не раньше, чем после проверки.
“Телефонист”, все же придя позавчера вечером в 8, когда я готовил себе ужин (мать тоже звонила ему и просила зайти ко мне), сообщил потрясающую новость: ему “говорят” (кто - я не понял), что якобы ему еще год сидеть, домой не в январе 2010, а в январе 2011. Я был в шоке. Это, конечно, капитально решило бы мои проблемы здесь со связью на весь 2010 год, но - его ведь и привезли сюда с “восьмерки” в конце 2008, сменив режим со строгого на общий и скинув полтора года сроку, - я хорошо помню, он говорил об этом как о свершившемся и не подлежащем сомнению факте...

21.10.09. 22-30
Мерзкий, жирный блатной, с хомячьей щекастой харей, рассуждающий о том, что, мол, захотят “перекрасить” лагерь - поставят сверху одну подпись - и “перекрасят”. Ничего, мол, сделать нельзя, у них там все так продумано, предусмотрено и пр. Трусливая мразь!.. Мерзкие, трусливые, рабьи рассуждения, парализующие любую волю к сопротивлению, и свою, и чужую. Специально, видимо, “мусора” дают рулить толпой быдла таким вот блатным хомякам, чтобы они парализовывали и нейтрализовывали всякую даже мысль о сопротивлении, о борьбе, внушали, что всякое сопротивление бесполезно, мол, сейчас тут очень хорошее положение, а вот захотят “перекрасить” - и “перекрасят”. Суки! Мразь!.. Трусливое, рабское быдло, пусть вас на ваших “семерках” и пр. хоть убивают, хоть ногами топчут, хоть на куски режут, - вы заслужили это своей трусостью, рабством, пассивностью, неумением и нежеланием отстаивать свои права. Значит, и не положены вам права, пусть с вами ваше же государство делает, что хочет! Поделом... Речь эту свою блатной хомяк произносил перед самой вечерней проверкой, когда уже построились, вот совсем недавно.

22.10.09. 15-06
Опять какая-то комиссия, не то генерал какой-то (но чем генерал - не комиссия?) то ли уже в зоне, то ли приезжает завтра, - хрен поймешь, короче. На 9-м, сказал мне старый алкаш, собирали барак и сказали (убирать “сидорА”, в частности, и пр.). На 11-м, в СДиПовской секции - тишина, спокойствие, никто никого не собирает, ничего не говорит, коробки и баулы спокойно (пока!) стоят под шконарями. Но! - шел сейчас из ларька - навстречу в ворота “продола” шныри (заготовщики в основном) выносили кучу баулов и коробок, - видать, опять потащили вольные вещи на склад... Как раз сейчас, когда я вдруг тут обзавелся кучей вольных вещей за сигареты, - обидно, конечно, будет, если их все заберут. Но - в сущности - наплевать! 514 дней мне тут осталось, - проживу как-нибудь.
Маня упорно прыгает мне на колени и там кружится, укладываясь и умащиваясь поудобнее. На одной ноге - тетрадь, в которой я пишу, на другой - лежит она.
В ларьке потратил безумно много денег, но - ура!! - все только на себя; с переводом на 11-й вымогательство прекратилось; остался в качестве вымогателя только “телефонист”. Тогда, не так давно, отдал ему банку консервов из передачи, - теперь 2-х не хватало, на 2 последних дня перед свиданкой (в тот раз мать привезла на 1 меньше, чем надо). Пришлось покупать 2 тушенки в ларьке, а они по 66 р. - вот и лишние траты...
В баню сходил достаточно удачно, сразу после завтрака, дрова были. :) Но стекол в 2-х окнах (и третье - в раздевалке) как не было, так и нет.

24.10.09. 14-50
Поработал, блин, на выходных (сегодня суббота), попереписывал октябрь 2009-го, чтобы уж скорее закончить...
Как и говорил вчера вечером один блатной, сегодня - впервые в выходной день за мои 2 года 3 месяца здесь - они устроили шмон. “Колонийский”, как здесь выражаются, т.е. общелагерный.
Где-то около 10 утра в торцевое окно барака - в “фойе”, у стола “дневальных” - сам вместе с другими наблюдал это нашествие “мусоров”. Впереди целой толпой шли отрядники, прочее начальство, дальше - еще большей толпой - “обычные” “мусора”. Незадолго до этого “козлы” начали будить всех спящих в бараке со словами, что сейчас будет “общелагерная проверка”. Но вид этой толпы камуфлированной нечисти, надвигающейся от вахты на бараки, наводил на мысль, что скорее это будет шмон, - для “проверки” столько не нужно...
Кроме Палыча (отрядник), к нам зашел Наумов, еще какой-то начальничек в синей форме и фуражке, и пара рядовых в камуфляже. Немного. Но - передалось тотчас через зэков - велели выходить всем с вещами! Вот это уже плохо, я даже не ожидал. Что ж, опыт 27.11.08. и 31.3.09. - шмонов с вещами на 13-м - у меня есть, начинаю собираться. Одеяло красное беру с собой, - не дай бог, увидят на шконке 2 одеяла! Вольные ботинки пихаю в двойной продуктовый баул, под днище внутреннего, - авось не заметят. Вольный свитер, недавно купленный, одеваю под недавнюю же “олимпийку”, сверху - робу, а еще сверху - телогрейку. Жарко неимоверно, пот так и течет, особенно от возни при сборах всего барахла. Теплые шерстяные стельки из вольной обуви - в баул (ботинки “отметут” - хоть стельки сохранятся), на ноги - “гады” вообще без стелек, - и на улице, пока ждал, ходил туда-сюда, - все равно, даже в теплых носках ноги начали замерзать. Сгреб все, но потом, уже вынеся 2 баула, забитых доверху (даже пакеты со жратвой из тумбочки туда запихнул), еще раза 3 ходил, забирал из-под матраса старые джинсы, “тепляки” и пр. барахло, - если и не отметут, то в неразберихе шмона и последующей уборки могут пропасть.
Вынес все, вышел сам, гуляю по двору и жду. Но шмонщиков больше не стало, кроме тех 4-х никто не заходил. Самая горячая тема - щиты (из досок, на этих щитах здесь всем почему-то нравится спать больше, чем на пружинных шконках. На 13-м-то хоть были пустые рамы шконок, без пружин, а тут - поверх сетки кладут эти щиты.). Еще пока я собирался в секции, Наумов ходил мимо меня туда-сюда и говорил, что, мол, у кого щиты подписаны - могут оставить, а остальные - выносите, или их будут забирать; в общем, как-то так. У меня щит забрали еще 3 октября, так что мне это пофигу, я даже не слушаю (мне вольные шмотки важнее). А народ бегает по двору, “продолу”, из барака и в барак - идет великое прятанье щитов. На “продоле”, напротив бараков, находится отгороженный забором хоздвор (“кечь” или КЭЧ, что это значит - до сих пор не знаю). Забор там такой же, как и везде тут - из вертикальных металлических палок; одна из них, прямо напротив 11-го, отодвигается, и сквозь забор можно пролезть. Они лезут туда, пропихивают сквозь решетку щиты и складывают их там - но почему-то рядом с забором и так, что с “продола” они ясно видны. Прячут также и в большой кирпичный сарай, стоящий на территории “кечи”, но одним торцом выходящий на наш “продол”, как раз за СДиПовской будкой. Там большой дверной проем снизу чем-то забит, а верхняя его половина - пуста, или ее закрывают чем-то, что легко снимается, так что в этот сарай свободно можно лазить с “продола”.
Гуляю, жду. “Отметут” вещи, - ну и плевать, черт с ними! Не стоит о них жалеть, это чистая суета сует; как-нибудь оставшиеся мне 2 зимы и лето, 512 дней, прохожу и так. Главное - мои бумаги, дневники, и пр., но им вряд ли при таком общем шмоне грозит серьезная опасность.
Время от времени дальше по “продолу” раздается треск, грохот, я в открытую калитку выхожу посмотреть - там, видимо, с треском ломают щиты, на “продоле” видны валяющиеся их обломки, чьи-то раздербаненные баулы и куча барахла из них. Вдруг, часов в 11, кто-то из “козлов” выходит и с лестницы говорит “обиженным” идти убираться в секции. Все, шмон окончен?!
Поднимаюсь наверх. Да, “мусоров” в секции уже нет. Особого погрома тоже, впрочем, на этот раз нет. Матрас мой задран, и из-под него исчезла жилетка из телогрейки - та самая, что еще в ноябре того года начинал старый алкаш, а заканчивал в августе Юра. Один из соседей-“общественников” говорит мне, что ее забрали (он видел), но второй тут же сообщает, что он ее спас, и отдает мне ее. Больше они особо не рылись, - из-за торца шконки не стали даже доставать оставленное мной там барахло - пакет с сигаретами, сумку старых газет и журналов, пустые пакеты и пр. Обошлось?
Все, побежав наверх, прихватили с собой и свои коробки с баулами. Все, но не я: у меня их уже три; в третий от начинающегося дождя я спрятал одеяло и “тепляки”, вынесенные уже после выноса обоих баулов. Он легкий, его я могу вверх по лестнице тащить сам, а остальное - увы, нужна помощь. Прошу соседа из соседнего проходняка, здорового 28-летнего заготовщика и уборщика, мне помочь. Он нехотя, не сразу, но соглашается. Берет мою спортивную черную сумку и несет наверх, я - за ним с легким баулом. Но наверху в дверях стоит жирная блатная хомячатина и говорит ему: куда вы это все тащите, потом ведь придется тащить обратно, в 12-10 будет проверка по карточкам и шмон личных вещей! - Вот так тАк!..
Что ж, возвращаемся вниз, ставим баулы на прежнее место. Я поднимаюсь в секцию и слегка навожу там порядок, укладываю хотя бы как следует матрас. До проверки еще минут 40-50. И постепенно мне приходит в голову, что странный какой-то этот шмон: если помещение прошмонали уже и ушли, а баулы еще не трогали, - помещение ведь, по логике, не будут уже шмонать 2-й раз, верно? А значит, пока они ушли и не смотрят, из подлежащих шмону баулов можно кое-что занести обратно в секцию и там спрятать!
Так я и сделал. Быстро спустился, вытащил из баулов спортивную курточку от Армани, ботинки и старую спортивную куртку вместе с “термобельем”. Снял с себя “олимпийку” и свитер, в пакет их - и за тумбочки, поглубже вниз, благо двойную тумбочку и отодвигать труднее (у нас не тронули, а одиночные кое-где отодвигали). Ботинки - под шконку, тоже поглубже. Старую куртку с термобельем - на себя. Армани - свернул и засунул внутрь телогрейки, лежащей под матрасом (не тронули, расстегивать даже не стали). Вот так-то лучше. Только бы им не пришло в голову шмонать барак 2-й раз!..
Спускаюсь, жду. Вся эта сволота - Наумов и пр. - сидела в кабинете у отрядника, и в 12-05 спускаются вместе с ним. Те отходят к калитке, отрядник считает. Ждем. Отрядник говорит: а теперь поднимаемся в барак и наводим порядок. Всё?! Шмон окончен?!.
Это был, конечно, поверхностный, туфтовый шмон, для “галочки” скорее, а не чтобы реально что-то найти. М.б., чтобы убрать все щиты из бараков, все и затевалось? Ходят упорные слухи, что завтра или в понедельник приезжает какой-то генерал (а запасной вариант вчера утром говорил мне, что прокурор). Но уж чем генералу так мешают эти щиты, да и будет ли он лично обходить все бараки?..
Они - отрядник, Наумов, “мусора” и “козлы” - занялись сразу после проверки погромом в уличной “курилке”, где тусуются “обиженные”, и выбросом из нее всего скопившегося барахла. Штабеля досок оставили под лавками; оконные рамы со стеклами и без поставили почему-то к забору хоздвора, на “продол”; а всевозможные чьи-то баулы и коробки из-под посылок - не пустые, с вещами! - Наумов и прочие безжалостно пинали ногами и вышвыривали вон.
На обед я пошел во всем, в чем хожу обычно, - в частности, в вольных ботинках, которые гораздо удобнее “гадов”, их не нужно изо всех сил натягивать и шнуровать. У нас-то, кроме “курилки”, обошлось еще легко, без потерь; а с других бараков, и с того “продола”, и с этого, я видел, отобранное барахло вывозили возами, - с каждого барака, без шуток, лошадь с телегой, доверху нагруженной чьими-то вещами из распотрошенных, лежащих тут же баулов...
Куда же они ехали? Последний штрих сегодняшних событий, весьма яркий, я наблюдал уже в столовой. Еще на подходе к ней был виден огромный столб черного дыма с помойки, которая сразу же за столовкой. Войдя, я, как и многие, прилип к окну: там, на этой помойке, прямо под столовскими окнами, валялось огромной грудой все это барахло, вывезенное из бараков, а чуть подальше, за деревянной высокой оградой, зэки - работники этой помойки, видимо - сжигали его на большом, ярко пылающем костре...
По разговорам “козлов” и завхоза между собой, еще до проверки, - завтра все то же самое будет проделано заново. Верится с трудом, конечно, - уж больно дико и бессмысленно, но - в этой проклятой стране возможно все.

25.10.09. 11-04
Ну вот и все. Все было и сегодня, но оказалось еще большей туфтой, чем вчера. Где-то в начале 10-го - “пробили”: сперва “три “мусора” дальше по продолу”, потом - “шмон-бригада на большом”, потом - “шмон-бригада в отряд” (к нам).
Говорили, что их опять 4 человека (плюс Палыч, или, м.б., включая его). Один СОПиТовец, правда, сказал, что на всем “продоле” - 54 “мусора”, но верится что-то слабо. “Козлы” и завхоз стали выгонять всех опять с вещами, как вчера, Что ж, основное было на мне надето уже заранее; быстро собрался, как вчера; “олимпийку” и свитер прямо заправил в брюки, чтоб не торчали.
Стоим на улице с вещами, ждем. Гляжу в окошко в заборе - 6-й по соседству гуляет точно так же, но ни одного “мусора” в их дворе тоже не видно. Вообще, когда во дворе нет “мусора”, который бы следил за зэками, пока основная шмон-бригада в бараке, - это не шмон, а туфта. Постепенно становилось все яснее, что и на этот раз баулы шмонать не будут - для этого не 4 человека нужно...
Вдруг все толпой посыпались из барака на улицу. Что такое? Оказалось, там объявили, что сейчас будет “строевой смотр”. Что ж, на мне все казенное, и даже под “телагой” застегнутый до самого горла “лепень” (роба). Пусть смотрят.
Но вскоре вышел - без верхней одежды, в одном... кителе, или как его, если это камуфляж? - Палыч, и с ним, таким же макаром, еще один “мусор”. Отрядник объявил: сейчас поднимаемся все в секцию, наводим порядок; а то, хотите, будет строевой смотр еще на 2 часа? Никто не хотел, разумеется. Я спросил его: вещи брать наверх? Да, брать, но класть в каптерку, а не под шконки! Все, шмон окончен.
Тот самый СОПиТовец, видевший “54 мусора”, говорил, что там, в секции, они зашли, походили, подняли несколько матрасов, посмотрели постели, постельное белье - вот и весь шмон. Зато когда я с первым, самым легким баулом, поднялся обратно в секцию - бдительный “общественник” во исполнение начальственного указания тут же чуть ли не заорал мне: мол, все баулы в каптерку! Я отбился, сказав, что мне сперва надо разобраться, все выложить и т.д. Потом этот хмырь заснул и за мной уже не следил. Так что, м.б., на время приезжающего то ли сегодня, то ли завтра генерала мне предстоят еще - привет незабвенному 13-му! - арьергардные бои по поводу пресловутой каптерки.

14-22
На других бараках, по рассказам, они шмонали тоже еще меньше, чем вчера, в баулы нигде не лазили. Но на 9-м строили раза 4, в том числе 2 - на проверку, - отрядник, а потом еще и контролер, которому также захотелось их посчитать. По зоне опять бродит какая-то комиссия, и по этому поводу на 11-м был легкий переполох между заносом вещей назад в секцию и проверкой. Но комиссия (?) эта, не дойдя до бараков, ушла, как это часто бывает, назад на вахту. Однако ее появление все еще возможно в любой момент, а за ней, на горизонте, смутно маячит еще и с трепетом ожидаемый генерал...
2-й день я без связи. О двух известных матери номерах внутри 11-го барака нечего и думать, чтобы они позвали меня, когда включатся вечером и мать (вдруг!) сумеет-таки прозвониться. К “телефонисту” я ходил вчера вечером, между их ужином и нашим (нашел удобный момент на будущее ходить туда), он обещал вечером (тогда еще все было строжайше убрано, в 6 вечера!) зайти; но из его - если что, на всякий случай - извинений было ясно, что он не придет. Не пришел, понятное дело. Сегодня я уже через 2-х других передал ему приглашение на вечер, но, увы, результат на 99% тоже известен загодя. Сегодня же перед обедом я лично убедился в правоте его вчерашних слов: “правда, все “дороги” закрыты...”. Действительно, маленькая калиточка от нас на 6-й в дальнем углу “локалки” с той стороны чем-то заложена (открывается она во двор 11-го). К вечеру, после вечерней проверки, м.б., ее и откроют, - путь к запасному варианту будет свободен. Но, скорее всего, и там все “трубы” будут после целого дня “отключки” загружены настолько, что придется ждать (да еще в большой кампании, вечно там собирающейся), а ждать, зная, что вот-вот начнется обход и не успеешь поговорить, - занятие малоперспективное...

19-02
Туфтовые, бессмысленные - но и безумные шмоны, охватывающие сразу всю зону, будоражащие массу людей, подрывающие здоровье и нервную систему мне... Говорят, ожидается еще и завтра!.. Последний аккорд... А генерал, приезжающий на днях, - говорят, зам. начальника ФСИН. Крупная шишка!.. :)
Мне хорошо, я сейчас этак приятно расслаблен, в душе я могу торжествовать. 2 дня кошмарной этой суматохи - пока что без потерь. Более того, сейчас, после ужина - думал-думал и решил: ЧТО сидеть пассивно и ждать, под лежачий камень вода не течет! Я ведь всегда был активным, надо как-то шевелиться и здесь. Вышел, посмотрел - “дорогу” от нас на 6-й открыли, но с 6-го на 5-й (как и от нас на 5-й - есть там и “прямая” калитка) закрыта. Черт возьми!.. Но - сегодня днем вдруг начали красить коричневой краской ворота обоих “продолов”, и они по такому случаю стояли нараспашку. Вышел на “продол”, посмотрел - ворота закрыты, но открыты калитки (открывающиеся электрокнопкой из будки “нулевого поста”). Этого достаточно. Вышел, прошел на тот “продол”, зашел к запасному варианту и позвонил от него матери. У нее - надо же! - улучшилась существенно кардиограмма. Отлично! Я хоть предупредил ее, что со связью такие проблемы, будет ли связь до 29-го, дня свиданки - неизвестно. Потом тем же путем ушел назад.
Вот так, наверное, учатся пофигизму. Кто на войне, под минометными обстрелами и бомбежками; а кто - здесь, на зоне, проходя через все эти шмоны и карцера (вот где я еще не был-то! Но, м.б., это предстоит за оставшиеся год и 5 месяцев...). Мне уже все пофигу. Ну, отберут вещи - черт с ними, наживу еще. Осталось немного. И - смешно, конечно, при моем-то мироощущении, настроении, склонности к суициду, черт возьми! - у меня (мысленно) блуждает после всех этих испытаний этакая плутоватая, с хитрецой, улыбка на губах; мне легко и спокойно, потому что глубоко в душе вырабатывают эти испытания, эта жизнь непоколебимую уверенность: все будет хорошо! :)

26.10.09. 17-15
К нам едет, к нам едет, к нам едет генерал!!! Сейчас - нечто новенькое! - в “культяшке” всех собирали уже не блатные, как обычно, а... Палыч, отрядник! Перед этим, проходя по секции, он сделал мне замечание - одеть х/б, чтобы не бросалась в глаза спортивная куртка. А на собрании он - с шуточками, как обычно - матом и жаргоном этих же зэков (“рамсить” и пр.) тоже призывал в связи с приезжающим завтра генералом “убрать все лишнее” (как будто тут бывает что-то лишнее!..), из-под шконок все баулы отнести в каптерку, подробно перечислил, что из вещей и продуктов может быть в тумбочке (интересно, где ж это перечислено так досконально?.. :) - 1 консервная банка невскрытая, 1 ручка и тетрадка, книга, полученная в библиотеке, и т.п. :) Щаззз, как же... Призывал не курить в секциях. Сказал интересную вещь, что генерал, оказывается, приедет завтра в 4 утра! Тем же кировским поездом едет, что ли, что и моя мать на свиданки? Зам. начальника ФСИН - или только Приволжского окружного управления? Точно я не понял. Да и зачем мне это? Слишком много чести этому генералишке, чтобы я даже просто о нем думал - не то что из-за него вещи убирать в каптерку, потом их хрен заберешь оттуда... Вот пришло в голову, из старых книг “о войне”: когда партизаны узнавали, что в оккупированный немцами город приезжает какой-то генерал или другое высокое немецкое начальство, - так они старались этого генерала или убить, или захватить. А это, местное быдло - трястись будет от страха и баулы покорно выносить... Палыч говорил - в ответ на чей-то вопрос только что на сборище - что изначально все это нашествие комиссий - из-за побега, да, - того, в начале сентября. И, типа, сочли, что у нас тут режим ни к черту...
А до этого было еще одно интересное событие. Пришел с обеда, только сел перекусить - вдруг вызывают в 11-й кабинет (штаба). А я и не знаю, что там такое, - хорошо, что не в 9-й, не к оперу, и только. Иду. Оказывается, там 2 “психологини” в погонах, обе старшие лейтенантши - местные зоновские психологи И одна из них сообщает мне, что пришел какой-то запрос провести со мной психологическое исследование на предмет возможности привлечения в качестве свидетеля по уголовному делу.
ЧТО за запрос, какое именно дело, кто ведет - она ничего не знала (или говорила, что не знает). Что ж, я не стал отказываться. Все исследование заключалось в тесте из 104 или 105 вопросов с вариантами ответов, - все как обычно. Заодно, по моей просьбе, она зачитала мне и подробные результаты моих прошлых тестов, - в целом, оказалось, их выводы соответствуют действительности. Обещала вызвать - чтобы точно пропустили через все эти комиссии и пр. - в четверг или пятницу за результатами - и заодно, м.б., узнать что-то и про уголовное дело. Хотя я почти не сомневаюсь, что это то самое дело, ведомое вот уже 3-й год прокуратурой Советского района Нижнего Новгорода по поводу последнего номера “РП” - мартовского за 2006 год...

27.10.09. 8-47
Вчера вечером, между отбоем и тушением света, это зверьё с бывшего 2-го барака подралось прямо здесь, в секции. Началось с какой-то (я не вслушивался) перебранки по поводу чьих-то “сланцев” (резиновые тапки, в которых тут все ходят), которые один из них уже неделю, что ли, не может отдать другому, и т.д. В общем, чисто бытовая мелочь, пустяк. Но - слово за слово - один вдруг бросился на другого, в проходняке напротив себя, через проход секции. Тот, что бросился, был и старше, и физически здоровее, а второй - явно моложе и более хлипкий, еще почти подросток. Здоровяк реально ударил его несколько раз, повалив на его же шконарь; началась свалка. Через минуту подошел один из промежуточных начальничков в этом же СОПиТе, кажись, - не председатель секции, а другой (тоже, по-моему, бывший прежде санитаром в местной больнице), - невысокий крепыш с явно бандитской физиономией. Накинулся он сразу же на пострадавшего, и стал строго спрашивать, почему тот якобы - я не помню точных выражения - ну, типа, затеял эту драку. Тот возбужденно отвечал, что это не он (и вокруг стояла толпа свидетелей, видевших все развитие событий), но, тем не менее, этот промежуточный начальник тут же, не утруждая себя дальнейшими расспросами, несколько раз (раза 3, если не 4) ударил по лицу и так уже битого парнишку - под предлогом: “не повышай на меня голос!”. Нашел, к чему придраться. Тот, естественно, и не подумал дать сдачи.
Через минут 5 после этого скандал дошел до сведения живущих далеко отсюда, в “приемке”, блатных, и к нам лично явилось мелкое архиблатное чмо - разбираться. Меня это несколько удивило - я не думал, что оно будет лезть и во внутренние конфликты “красных”, тем более в их же секции; но оказалось, что его епархия простирается и сюда. Впрочем, оно никак не наказало ни первоначально напавшего, ни того который потом бил жертву по лицу, а лишь попросило этого второго”не распускать руки”; да кроме того, посоветовало впредь в случае конфликтов обращаться к нему (тоже мне, авторитетный арбитр!..).
Тем временем, “день генерала” на зоне уже начался. Приехал, как я узнал только что из надежного, близкого к “мусорам” источника, :) зам. начальника ФСИН по вопросам конвоирования и охраны - ну да, как же, здесь ведь был побег, это как раз по его части! - и с подъемом обошел по периметру “запретки” всю “жилку” (или вообще всю зону, я точно не понял). Но самая радостная новость, полученная мной из этого источника, - генерал этот должен уехать уже в обед! По баракам, значит, ходить он, скорее всего, не будет... :)

14-30
С утра, после завтрака, пошел густой мокрый снег - и вот до сих пор почти, еще не совсем прошел. Деревья, крыши бараков, земля, жухлая трава, - все на улице белое. Зима... Снег мокрый, разумеется, и не сегодня-завтра стает, так рано зима вряд ли уляжется. Но, - с первым снегом - новое ужесточение режима: обувь оставлять только в “обувнице” (раздевалке), у кого “гады” будут замечены под шконкой - безжалостно велено (“обиженным” уборщикам) выкидывать. Персонально мне не было сказано еще, но это не за горами. Командовало одно животное-“общественник” (вот уж воистину - козел!..), но, естественно, при полной поддержке завхоза, если тот услышит или его на эту тему спросят. Между тем, всем отлично известно, что (как и на 13-м, да и на всех бараках) обувь пропадает, и с этим ничего нельзя поделать: встаешь утром - а твоих ботинок там нет! Потому-то и держат их многие под кроватью - иначе в чем выйти-то, в тапочках? За тапочки, кстати, “нарушение” могут записать, если у столовой где-нибудь увидят. У меня, к счастью, сейчас 2 пары обуви - прошлогодние летние “гады” и летние же вольные, купленные недавно за сигареты. Для меня пропажа одной пары не будет такой уж катастрофой, но все равно - тут не бывает “лишних” вещей. Поэтому приходится поневоле думать, как отбиваться, когда начнут докапываться уже до меня лично. Только четкий, категорический отказ подчиниться и - если понадобится - просто надеть ботинки и ходить по бараку в них. Снимать только на ночь и прятать за торец шконки, к стене...
Баулы под шконками тоже, разумеется, по-прежнему под запретом (даже еще более строгим, чем на 13-м, - там хоть только на время комиссий требовали убрать, а тут - вообще). Уходя в столовку, я как и там, каждый раз рискую их не найти под шконкой - выкинут, да и все (только на 13-м особо некуда было выкидывать, там был глухой тупик “продола”, а тут есть куда)... Сейчас продуктовый баул почти пуст, занимает мало места, спрятать его глубоко под шконкой не так трудно. А через 2 дня, когда мать привезет передачу (послезавтра - короткая свиданка), - он будет набит доверху, и как его ни запихивай, ни прячь - все равно с обеих сторон шконки, даже сдвоенной, виден...
А начальство никакое сегодня так себя и не проявило - ни по зоне не ходило, ни у столовки не стояло, ничего. Да и зачем мы этому генералу?.. Сейчас он уже, надеюсь, уехал, а к вечеру, м.б., и остальное начальство. Все обошлось и на этот раз?..

28.10.09. 14-55
Второе дыхание, что ли, открылось, но только - заметил я - стало мне малость полегче; нет уже того чувства невыносимой, давящей, свинцовой усталости, которое было у меня почти с самого начала - и осенью 2006 года, еще в тюрьме, и в 2007-м, и год назад, в 2008-м, и даже еще этой весной... Полегче стало. На все уже стало плевать, - еще больше, чем раньше. Связано это, видимо, с тем, что появился просвет впереди, - все меньше и меньше остается мне сидеть; вот уже всего 508 дней осталось, год , 4 месяца и одна неделя... Да еще с тем, что уже большой - бОльший из всего пока написанного - кусок дневника сумел отдать я на волю. Как бы там ни было - не пропадут мои здесь мучения безвестно, не канут в Лету; останется память...
А новости довольно мрачные. Пришел сегодня Палыч - и сразу же вызвал меня к себе, вручать очередное письмо от Стаса Журавлева из Самары. Очень удачно получилось: я зашел, как только он открыл свой кабинет, а вслед за мной туда ломанулась толпа блатных - забирать свои матрасы, одеяла и пр., коих в его кабинете была навалена целая беспорядочная груда. И тут-то (при мне) он им и говорит: выйдите все отсюда, никто ничего не заберет, потому что в понедельник все начинается сначала - приезжают опять те же самые!..
Тот же самый генерал, 2-й раз? Невероятно! Поэтому, конечно, поверил я словам Палыча с некоторой оглядкой. Но все равно - он тут работает, знает все точнее, чем зэки по смутным слухам; да и кто-то из других, не генералов, здесь бывших, могут ведь и впрямь приехать опять... Значит - опять эта истерия, опять прятать одеяло, баулы, одевать “гады” на обед, опять, не дай бог, шмоны, опять сгребать скорей-скорей все вещи в баулы и переть на улицу... Тоска охватывает смертная при одной этой мысли.
Потом - уже по слухам среди зэков - услышал я версию, что приедет Большаков. Это, конечно, совсем другое дело; но - истерия “козлов” в секции по поводу уборки и прятанья (а не то - выкинут!) всего и вся будет такая же, как была сейчас, перед “генералом” (и такая же, кстати, как у блатных, заправляющих на других бараках. Здесь, в этой секции, в роли блатных, всем командующих, - “козлы”).
“Прячьте всё и прячьтесь сами!”

30.10.09. 8-25
Все тает и капает, но снег идет вот уже больше суток, со вчерашней зарядки. Опять все вокруг белое - земля, крыши, деревья; пейзаж совершенно зимний. За перила и вверх, и вниз со 2-го этажа, из барака на улицу - голой рукой за лежащий на них снег...
Вчера был обычный день, обычная суета. Обычное вымогательство... Сходил на короткую свиданку - приезжали мать и Фрумкин. С ним мы даже не поругались, как в тот раз, :) но он, как обычно, быстренько убежал, - курить...
Передачу, все 23 кг, на этот раз волок полностью сам, весь путь от вахты до барака, и самому же пришлось втаскивать наверх, в барак, - никто и не подумал помочь. И - видимо, во время проверки было вслух объявлено, что я на свиданке. Первым, сразу после обеда, пришло чмо, на чей телефон иногда в барак дозванивается мать. Начало оно с того, почему ж я вчера не сказал, что мать едет на свиданку, и она тоже не сказала, - вы сговорились, что ли? Я бы, типа, дал “трубу” по-другому, - быстрее, что ли, приоритетнее :), или хрен его знает, что оно имело в виду. Сидит за квартирную кражу, через 4 месяца уже домой, и стало мне объяснять, что, мол, красть - это нормально, это работа такая, а деньги дают возможность свободной жизни, независимость, комфорт и т.п. Нечисть конченная, короче. Но я-то понимал, зачем это чмо пришло, и вскоре оно подтвердило: дай, мол, чего-нибудь пожрать, угости! Меня разбирал внутренний смех, перешедший тут уже, по-моему, и во внешний.
Пользуясь случаем, я с его телефона позвонил матери - они все еще сидели тут, около зоны, ждали вечернюю электричку в Нижний. Но тут - не успел я ничем еще “угостить” его- заявился “телефонист”, тоже большой любитель угощений, да еще со своим дружком-соседом. Оказывается, он заходил после проверки, меня не нашел - и словоохотливые соседушки ему, разумеется, сообщили, где я. Черт бы побрал!.. Вот уж не повезло, - со всех сторон обложили. Тоже начал клянчить жратву, а я спросил его про интернет, - оказывается, он уже все наладил. Стал еще клянчить и чай “рассыпной” на чифир - типа, отметить завтра полгода со дня смерти его матери (хотя прошло не полгода, а всего 3 месяца, позже он таки сообразил). У меня такого чая не бывает, - значит, надо идти в ларек (сегодня как раз наш день, четверг. А баня опять не работала. :) Торопился бежать к себе в барак, и стал звать меня к себе, пошли мол, посидишь у нас, полазишь по инету, а потом пойдем в ларек. Я подумал, согласился, и примерно с 4-х до 6-ти вечера сидел у них, лазил по инету, заодно (что редко бывает) позвонил еще Мане и Павлу Люзакову. Свой “блог” увидел впервые (с десятой попытки и после звонка Мане - уточнить слово rossia в адресе). Сервер Михилевича marsho.net не работал почему-то.
Пошли в ларек. Подождали еще его открытия в “курилке” у штаба. Эта тварь так, заранее, на чай и конфеты выклянчила 100 рублей, а в ларьке захотела еще и сок - еще 42 рубля пришлось потратить на нее. Потом хотела на обратном пути зайти ко мне уже за моей жратвой - еле уговорил хотя бы отложить на потом, чтобы глаза не разгорались, пока я буду лазить доставать. Обещала в 8 прислать своего дружка-соседа, реально прислала почему-то шныря-бражника. Так, значит, - кусок колбасы (со старой еще передачи, остатки) и шоколадка. Но еще до бражника явился опять тот ворюга квартирный, что клянчил днем. Так, - еще кусок колбасы (той же), 2 пачки лапши б/п (теперь у меня в обрез до следующего ларька в четверг 5.11.), плюс - тоже шоколадка, но уже хорошая, “Осенний вальс”, вовсе не для этих тварей купленная. Насилу отвязался: банку бычков в томате это чмо, видите ли, есть не захотело, вместо них потребовало колбасу. Мразь, нечисть, отребье, слякоть...
Таковы итоги вчерашнего дня.
Да, мать привезла документы на УДО и доверенность от Эделева. Придет Палыч - надо будет написать ходатайство об УДО и нести все это подавать ему.

14-12
После завтрака сразу пришел “обиженный” Юра, опять с 13-го, - зашивать мне “новые”, купленные у подонка-“бражника” ботинки. Мы посмотрели внимательно - обе подошвы сзади, на пятках, оказались треснуты, и все стельки сзади - сырые (выходил в этих башмаках с утра на зарядку и завтрак). Пощупал носки - тоже. Прошить подошвы вокруг и зашить (стянуть) “капронкой” эти трещины - вот план работ. Юра сперва, как всегда, сидел на корточках (“обиженным” по этим блатным “понятиям”, видите ли, не разрешается садиться на шконки всех остальных, не “обиженных”!), но потом, в процессе работы, все же сел на соседнюю со мной шконку в моем проходняке. Все ходили мимо, шныри поминутно заходили в проходняк и лазили в свою тумбочку - никто слова не говорил. Но пробегало мимо какое-то юное мелкое чмо, которое в этой секции даже и не живет, - кто-то из большой толпы местных стремщиков, по-моему. Увидело - остановилось на бегу, дало задний ход и докопалось до бедного Юры, стало его разносить. Ушло, потом через пару минут вернулось - и понесло уже на меня (причем непонятно, в чем конкретно я обвинялся, - похоже, просто в том, что не согнал его со шконки во имя безумных кастовых предрассудков всей этой швали, не соблюл, так сказать, их традиции). Но со мной было труднее: я неплохо умею огрызаться и отбрехиваться от них. :) Угрожало подойти сейчас к “людям” (а вокруг нас при разговоре, значит, были не люди, да и сам я - не человек; ну да, “людьми” вся эта блатная мразь считает исключительно себя), и те мне “объяснят” (а я прямо сразу им поверю и приму их гомофобские “объяснения” за истину в последней инстанции :). Но никаких последствий инцидент пока что не имел.

31.10.09. 14-24
Вчера вечером таки приходило вот то самое телефонно-воровское чмо, что клянчило у меня накануне жрать, - песочить меня насчет того, что, мол, в тюрьме существуют свои правила, и низ-з-зя сажать “пидоров” на шконку. Поговорили спокойно, без крика, но я стоял на своем. Разошлись мирно.
Сегодня в обед, только что - новый сюрприз: сижу за столом в столовке, жду обед. Уже только зайдя, увидел, что и суп - дерьмо, рассольник с перловкой; и на второе - что-то типа той же перловки или сечки, намешанной, как все время теперь стали делать, с килькой. Хотел этой бурды взять для Маньки, она это ест на ура. Хлеб и раньше часто забывали давать, чуть не раз в день; а тут, смотрю, - вообще ничего, а все уже вовсю едят! Ну ничего себе!.. Спрашиваю одного из заготовщиков, в чем дело; он говорит: мол, вон есть окошко, пойди и возьми.
Сперва я подумал было, что это последствия вчерашнего инцидента с бедолагой Юрой. Тут, уже собирался выходить, один из шнырей спрашивает: не дали ничего, да? А ты подойди к “людям” (блатная кодла, считающая людьми только себя. Забавно, что и себя этот шнырь, видимо, человеком не считает).
Вместо этого, вернувшись в барак, иду спросить у завхоза. Тот выслушивает вполне спокойно и обещает поговорить вот с тем мелким архиблатным чмом. Почему и к чему именно с ним - тайна сия велика есть. Официальная власть тут сильно зависит от неофициальной. :)
Минут через 5 прибегает целая толпа шнырей, заготовщиков и “козлов”. Спрашивают, чем я недоволен. Объясняю. Начинают орать, что, оказывается, я не “уделяю” им ничего на их заготовку, и они, мол, не обязаны мне носить эту их баланду. Оказывается, только сегодня отозвался этим отказом в пище :) мой отказ еще позавчера, как пришел со свиданки, дать сигарет этому чму, совершеннейшему дауну, который живет в соседнем проходняке. Он и заготовщик тоже, но основное его амплуа - уборщик, причем в той, блатной секции, и я уже не помню, на заготовку он клянчил, или на уборку; но в любом случае всерьез я его не воспринимаю, а поскольку это чмо в последнее время начало еще и пытаться меня этак весело, громогласно, со смехом задирать (вот только сегодня между проверкой и обедом, но и тогда тоже), то о даче ему чего-либо вообще речь не шла принципиально (сегодня оно уже колбасу клянчит :). И вот - это чмо нажаловалось, видимо, другим заготовщикам, а те, м.б., и блатным, - не знаю уж, кто принимал решение.
Когда все это выяснилось, отношение мое к происшедшему (вот сейчас, пока пишу это) стало скорее юмористическим. Это смешно, господа! Я не умру с голоду без их баланды; если даже не будет передач из дому - я могу питаться с ларька (вот только если там не будет хлеба, тогда плохо). Шныри ушли, а мерзкий, злобный “козел”, живущий в этой секции, еще долго возмущался и бормотал обо мне всякие гадости, угрожая составить для меня график уборки секции, чтобы я с “клюшкой” ее убирал, и т.п. :)))
Не знаю, имеет ли смысл говорить об этом с отрядником. Шныри, конечно, взахлеб уверяли, что он и слушать не станет. Но выслушать-то, я думаю, выслушает по-любому...

15-22
Забыл еще кое-что: свеженькие слухи-ужастики. Вчера вечером - что со 2-го ноября будет не 2 проверки в день, а 3. Еще одна - видимо, утром, в 7-30. (Число и время называл завхоз.) Сейчас вот, после обеда - что отключат на двое суток свет (и воду, ясное дело, тоже). Шныри уже вовсю запасают воду бадьями и носят ее куда-то. Куда? Разве что в пластиковые бочки на улице. Но - сегодня, точнее, даже вчера вечером, подморозило, на улице уже настоящая зима (надеюсь, еще растает, а пока - надел уже зимнюю шапку, казенную). Так что как минимум эта вода покроется там ледком.
“Лишались огня и воды”, - написал когда-то Троцкий о своих последователях, разосланным по сталинским ссылкам в Сибирь. Теперь вот то же самое и со мной.. Сижу здесь, лишенный воды в самом прямом смысле слова. Не было летом и, скорее всего, в ближайшее время тоже...

Дальше

На главную страницу