ОКТЯБРЬ 2010

1.10.10. 10-44
Завели после проверки не сразу еще, меня - последним - только около 2-х часов. Свиданка вышла на редкость удачной, я даже удивился, - особенно повезло, когда сдавали передачу и обе “контролерши” не тыкали щупами в конфеты, колбасу, плавленый сыр и т.п., а просто (пл. сыр) прощупали сквозь упаковку пальцами, и даже из 2-х баночек не высыпали, как обычно, в пакетики сукразит, - о, диво дивное!..
Опять вечерние беседы с Мишей, дневальным 1-го этажа, моим давним знакомым, - он, правда, все норовил после чая поскорее смыться. Совсем сошел с ума - яростно не хочет ехать домой после срока, жить вместе с матерью и т.д. а вместо этого размышляет - то ли уйти в монастырь, то ли в лес - и жить там бородатым отшельником-богомольцем в землянке...
3 дня прошли хорошо, 4-й же - день выхода со свиданки, вчера - оказался трудным днем. Баул с передачей пришлось тащить самому, останавливаясь через каждые несколько метров, раз 10 по пути, не меньше. На барак поэтому пришел без сил, сердце дрожало, во всем теле - слабость, - ничего не оставалось, как лечь и лежать. Зашедший попозже сигаретчик сказал, что он ходил меня встречать, но не дождался и ушел (2-й этаж вышел раньше 1-го, и он, видимо, видел их толпу, - если вообще верить, что он ходил, а я не очень в это верю). Заодно он “порадовал”, а потом это подтвердилось и в разговорах других насекомых: с понедельника в лагере - ОМОН (!), хотя непонятно, зачем - все тихо и спокойно; и по ночам “маски” ходят по баракам. Ночью вчера уже они и правда ходили, но до нас не дошли, я их не увидел.
Стала вдруг подскакивать вчера и температура (небольшая, впрочем), - то поднимется, и я чувствую, что лоб теплый и горит все лицо; то - на лбу выступит пот, - значит, t° спала. С утра сегодня, сразу после завтрака, хотел засесть за дневник, полдевятого было - но вдруг ясно ощутил жар, да еще сильнее, чем вчера, - пришлось лечь и пролежать, частью даже продремать больше 2-х часов...
Вчерашний вечер ознаменовался опять стычкой с этими подонками - блатными и полублатными - из-за сущей ерунды. Вышло как-то странно: днем после обеда на час или 2 выключили свет. В положенное время - полседьмого - собрался на ужин, оделся, вышел на двор - гуляю и жду. Никого! Погуляв какое-то время, захожу назад в барак - на ужин идти никто и не думает, все заняты своими делами. Я в недоумении спросил (позже) у одного азиата-блатного, расположенного ко мне, что теперь, ужин в другое время, что ли? - он не знал ничего и сам идти не собирался.
Короче, не идут - и черт с ними, мне-то эта столовка вообще не нужна! - я разделся и лег, а в обычное время (19-30) занялся готовкой ужина себе.
А оказалось, что им всем кто-то когда(?)-то загодя объявил: т.к. света не было, ужин не успели приготовить, так что в столовку идти всем в 8 вечера. И поэтому в 8, когда на тумбочке у меня в миске уже запаривалась лапша - позвали всех в столовку.
Я, естественно, не пошел - лежал, собирался есть минут через 5, а на шконке у меня сидел немолодой мужик, завязавший со мной разговор в “фойе”, пока я ждал чайник, - здесь он, оказывается, с 1999 (!) г., т.е. дольше все присутствующих зэков; сроку у него было сперва 20 (!!) лет - о таких сроках на общем режиме я еще не слышал, - но ему в свое время удалось “откусать” 5 с чем-то лет - и вот осталось ровно 2 года.
Я был очень заинтересован его рассказом, спрашивал детали - и тут мимо нас по секции прошел тот мелкий полублатной сучонок-“дорожник”, что со дня переезда в нынешний проходняк выбрал меня в объекты своего глумления и насмешек, постоянно подходит и говорит всякие гадости, замахивается, пускает сигаретный дым изо рта мне в лицо и т.д. Короче, мелкая омерзительная гнида, гаденыш, которого просто по стенке растереть (с каким удовольствием я сделал бы это лично!..).
Только увидев его, я уже чутьем понял, что сейчас будет. И точно! - уже вроде бы миновав мой проходняк, эта мразь вернулась и спросила, почему это я не пошел в “шушарку”. Я ответил, как есть - что хотел идти в полседьмого, а сейчас уже собираюсь ужинать сам; потому и не пошел (не бросать же миску, чтоб все остыло!..).
Естественно, этой твари (сидевшему около меня дядьке она, кстати, слова не сказала, хотя он тоже и вполне очевидно не пошел) не был важен мой ответ, а нужен был повод, чтобы докопаться до меня. Поэтому оно тут же этак высокомерно заявило, что, мол, я ему говорю какую-то “х...ню”. Я посоветовал ему идти своей дорогой, куда шло. Эта мразь, уже вроде бы отчалившая и сделавшая пару шагов в сторону выхода, в ответ вернулась назад, заскочила в проходняк и кинулась на меня.
Видимо, реакция у меня до сих пор неплохая - на всей скорости я успел остановить ее толчком ноги прямо в грудь. Попал, надо сказать, очень удачно, почти не думая и не целясь :))) - и на груди синенького пиджачка, носимого этой тварью в качестве “лепня”, остался большой след от подошвы моего “сланца”... :)))
Что тут началось!.. :) Тварь провозгласила, что, мол, сейчас я у нее “отдуплюсь” (??), убежала - и через минуту вернулась с тем блатным, что дает мне последнее время “трубу” по просьбе “телефониста”. Тот, вопреки ожиданиям твари (оравшей, что я, по ее мнению, “чесотка” - а себя и свой круг она считает типа аристократами, как же :) бить меня не стал, просто сказал, что, мол, так делать не нужно - бить ногами - и ушел.
Короче, за вечер они меня одолели! Эта тощая мелкая мразь рассказывала о том, как ее ни за что ни про что ударили ногой (!) в грудь, одному, другому, третьему - и всех их приводила ко мне, чтобы они меня песочили. Особенно их всех возмущало, что удар был ногой, - ладно бы еще рукой; ногами же, по их понятиям, бьют только всяких “гадов”, “чесотку” и пр. низшие слои, а не такого высокодостойного “мужика”, как этот. :)) На обещания и разговоры, что, мол, оно имело право меня ударить, я ответил, что после этого удара оно может не счесть проблем, да еще, чего доброго, родственники пострадают (а почему бы и нет, если их удастся найти?) - это было встречено настоящей истерикой.
Они не давали мне попить даже чаю, набившись в мой узенький проходнячок всей кодлой - человека 3, не меньше и все орали на меня и доказывали что меня за удар ногой надо избить, и как именно избить, - как вдруг пришел и тоже сел “запасной вариант” с телефоном, - мать, видимо, звонила, и он хотел набрать ей. Я сказал ему, что вот, мол, какие тут опять разборки. Что ж вы думаете?! - посидев с полминуты, послушав этот хай, он, вместо того, чтобы цыкнуть на них и дать мне поговорить с матерью - ушел вместе с телефоном! Т.е., ни на копейку, ни на самую малость не хочет абсолютно ни во что вмешиваться и даже находиться радом, - в общем, живое воплощение тезиса, что все зло происходит от равнодушных. Хорошо, что после проверки уже, перед самыми “мусорами” и “масками”, я успел коротко позвонить матери с другого телефона.
Апофеозом же этих разборок стал момент, когда сразу после проверки - не успел я еще сойти с места, около меня уже собралась целая толпа, человек 5-6 слышавших о происшествии; все они стали выпытывать, за что же это я ударил, да еще ногой (!! :), такого замечательного “мужика”, который, конечно же, никак не мог кинуться на меня, это исключено (сам он стоял тут же и, конечно, активно все отрицал) - и грозить физической расправой. (Плюс - допытывались попутно, почему же я в самом деле не пошел в столовую.)
Если честно, мне было не столько страшно, сколько смешно. В кои-то веки я нанес действительно хороший, меткий, точный, сочный удар! :) - и вот теперь вся эта кодла, вся стая злобных шавок возбужденно воет и визжит на меня - но ударить не решается, боится! Ничего вы мне не сделаете, твари!..
В этой обступившей меня своре оказался и один из старших, всем здесь рулящих блатных. Пообещав, что с следующий раз за такое они подойдут строго - изобьют меня жестоко, но “справедливо” (неужели он думает, что после этого я буду молчать?..), он долго нес мне свою обычную ахинею - про “людское”, про “уважение”, которому эти старшие блатные учат своих щенков - уважение к возрасту и пр. (я спросил, уважение ли это - пускать дым изо рта мне в лицо? - Ты так делал? - спросил старший блатной сучонка. - Нет, - ответил тот, разумеется, - и вопрос был закрыт.); доказывал, что мне здесь еще очень хорошо живется - у меня есть шконка, причем на 1-м ярусе (как будто я стал бы лазить на 2-й, если б даже они того захотели!..), я могу и днем, и ночью спать на ней, сколько захочу, могу вот гулять в “локалке” в11-м часу, не то что на других зонах, и т.д. Вся шваль уже разошлась, и заканчивали мы с ним разговор, уже бродя туда-сюда по пустому двору. Версию о нападении на меня этого сучонка он тоже отрицал категорически (они всегда защищают только своих, такова их “справедливость”...) - мол, я его знаю, знаю, “как он живет” (их любимая, но внутренне бессмысленная формула) - он не мог на тебя броситься. (Однако версии, зачем бы я его тогда ударил, он тоже не предложил.) Поговорили - еще раньше, при шпане - опять о то, что, мол, я пишу “статьи про Буреполом”, написал в интернете, что меня здесь убили, и т.д. - от меня, короче, “есть вред” (какой? :). Закончил же он, как все они и всегда, описаниями ужасной жизни на других зонах и уверениями, как здесь, на этой, хорошо живется в сравнении с ними. Когда же я сказал ему элементарное - что в своих мучениях зэки там виноваты сами, раз не хотят бороться и отстаивать свои права, имея к тому все возможности; что раз, допустим, на “девятке” или еще где-то все стоят в мороз часами на плацу, мерзнут, коченеют, но не расходятся, - значит, им нравится так стоять, они сами виноваты в своих мучениях, - он забормотал что-то про серый, забитый, не понимающий, как бороться за свои права, контингент, - и быстренько убежал. На сем беседа и вечер моего пропесочивания были закончены. :)

14-50
Подходила сейчас, после обеда, эта чума - “запасной вариант” - просить “что-нибудь сладкое - чай попить”. Я отдал последнюю шоколадку из предназначенных для подкормки этой блатоты. На мой вопрос - что же ты, мол, ушел вчера вечером во время этих разборок, - сказал, что ему, мол, нельзя ни в коем случае трепать нервы. Чмо чмом, короче.
То подскакивает температура, горит лицо, то опять падает. Вся правая рука, по всей длине, сильно болит - от вчерашнего тасканья, видимо. Слабость какая-то, нехорошее, болезненное состояние со вчерашнего дня.
Вчерашний сучонок-ублюдок пока не лезет, молча проходит мимо. Вчера, когда разгорелся этот скандал, я поневоле вспомнил того, на 11-м (сейчас числится на 6-м) - пучеглазого агрессивного дебила-“инсулинщика” 1990 г.р., который из-за случайного толчка на проверке хотел в июне выбросить мои вещи и матрас из блатной секции. Это такой тип, тут такие есть на всех бараках - молодые, очень глупые, зачастую с отставанием в развитии, закомплексованные мальчики-неофиты, которые в тюрьме и на зоне приобщились к воровским “понятиям”, ко всей этой насквозь лживой и циничной жизненной философии (главная цель которой - как бы урвать с соседа что-то материальное, будь то деньги на воле или шоколадка здесь) - и им понравилось, их жалкая, пустая, коротенькая жизнишка обрела высший смысл, и, с остервенением и восторгом неофитов, они несут всю эту блатную мерзость, все эти наглые “просьбы” (от которых нельзя отказаться без ругани и мордобоя) в массы, “идя от людей”, как подчеркивал этот, вчерашний. “От людей” (блатных) - к кому (всем остальным”)? К животным?..
А на улице между тем уже реально холодно, ходить можно только в телогрейке. С утра - морозец, ледок на лужах и густой белый иней на земле, траве, досках во дворе... Сейчас он стаял, сквозь облака порой даже проглядывает солнце, но, как бывает и зимой, и уже сейчас, не греет...
Кончается 25-я неделя, отмеченная свиданием с матерью. Мне осталось сидеть 170 дней.

3.10.10. 8-50
Температура, слава богу, прошла еще до вчерашнего утра, самочувствие нормализовалось. И - вчерашний день оказался днем забавных новостей.
С утра, в самом начале 10-го - сидел, переписывал позавчерашнее - вдруг передают вызов в 15-й кабинет (к Агроному то бишь). Идя, я с большой вероятностью уже предполагал, ЧТО им нужно, но - суббота?!. Однако прихожу - а кабинете вместо Агронома Наумов и еще какой-то, в милицейской форме - и начинает мне зачитывать ту самую эделевскую жалобу об избиении меня “подложенцем” 13.7.10, о которой я и думал. Оказалось, после почти 3-х месяцев хождения по инстанциям она поступила к ним в милицию (Тоншаевское ОВД? Но сам мент на мой вопрос сказал, что он из Пижмы) только накануне - и ему дан приказ оформить все бумаги в 3-хдневный срок! Что ж поделать, я написал отказ от дальнейшего разбирательства (по настоянию мента, хоть и прошло уже почти 3 месяца) от судмедэкспертизы.
Заходили уже в ворота столовки на обед - завхоз 8-го вдруг говорит мне, что ему дали официальную бумагу: мой адвокат, оказывается, подал на УДО для меня! Причем без моего ведома!! :) В полном недоумении я нахожу его после обеда, и он, как обещал, мне эту бумагу показывает. Так я и думал - конечно же, это Качанов, эделевский адвокат, кто же еще! Но подал он, правда, 22 сентября все же в Тоншаевский суд, а не в какой-то другой. И теперь - в этой бумаге - Тоншаевский суд просит администрацию ИК-4 прислать ему всю информацию о моих взысканиях и пр. Забавно.
Подошел сейчас, пока писал, “общественник” - вызывают в 7-й кабинет к 10 часам. То ли это Одинцов, опер, то ли уж не помню кто. Что бы им опять было надо?..
Так вот, про вчера. Забавно, что все-таки случится, видимо, 5-й раз, 5-е мое УДО, о котором я уж и не думал (мог подать еще в июне, да мать не захотела мотаться, собирать документы). Еще забавнее, что теперь - впервые - делать это, предоставлять все мои бумаги, придется самой администрации. Правда, от прежних попыток в архиве Тоншаевского суда остались и приговоры, и все прочее, - могли бы взять и оттуда.
Блатной азиат, неожиданно столь благорасположенный ко мне, оказался родом из Ташкента, - узбек? Ситуация с ним развивается по накатанной, как и со всеми прежними: нажравшись моих шоколадок (2, нет, даже 3 штуки), он вчера вечером начал уже клянчить у меня просто жратву - сперва “банки” (я сказал, что нету), а потом, уже после проверки, подойдя и сев на мою шконку еще раз, - “колбас-молбас”. Черт с тобой, сука! - я отрезал ему кусок колбасы от батона - последнего, оставшегося еще со свиданки 29.8.2010. Пользуясь такой его близостью (сидел совсем рядом) и уверениями, что он всегда за меня вступится, если что, я напомнил ему, что так и не перезвонил Мане - она звонила на днях пару раз на номер другого блатного, телефонистова землячка, и азиат, который живет с ним в одном проходняке, пользуется одной “трубой” и даже “симкой” (я специально уточнил), сам говорил мне о ее звонке - видимо, она попала на него.
Он тотчас притащил мне “трубу”, я набрал Мане. Говорили мы довольно долго - главным образом мне хотелось узнать последние новости, и тут-то Маня сообщила последнюю поразившую меня новость за вчерашний день. Оказалось, Всемирный чеченский конгресс в Польше - недавний, тот самый, на который ездил Закаев, и проводившийся, естественно, противниками Доку Умарова и Имарата Кавказ, - такой, увы, среди чеченцев теперь наступил раздрай, - предоставил мне чеченское гражданство! Удовлетворив тем самым мою просьбу об этом, написанную еще в тюрьме, в июле 2006 г., сразу после убийства Басаева, в знак солидарности с чеченцами; это заявление было тогда же переправлено Тарамову, чеченскому представителю в Швеции - и, как сказала Маня, было тогда же опубликовано на “Чеченпресс”; но в самой просьбе было, тем не менее, отказано - из-за недавнего тогда еще конфликта по поводу карикатур на пророка Мухаммеда.
И вот... Но с тех пор, увы, ситуация резко изменилась - и радость от удовлетворения тогдашней просьбы сильно поблекла. Маня - думаю, с полным основанием - говорит, что в итоговом документе (не читал и не знаю ни названия, ни формы) конгресс написал полную хрень - что-то о возможном сотрудничестве с Россией. Это после всего того, что было на чеченской земле... Закаев, главная фигура этой части политически активных чеченцев, давно уже - и сильно! - запятнал свою репутацию какими-то переговорами с Кадыровым (!!) о своем возвращении в Чечню. Так что - к радости по поводу того, что не забыли, отметили, удовлетворили давнюю просьбу, теперь примешивается и изрядная горечь по поводу того, что внутреннее единство мужественной, бесстрашно боровшейся нации не было сохранено...

10-29
В 7-й кабинет вызывали, оказывается, затем, чтобы сфотографировать - анфас и в профиль с обеих сторон - и откатать заново отпечатки пальцев. Их уже катали, когда только привезли сюда, летом 2007 г. Зачем понадобилось снова? “Мусор”, проводивший все эти процедуры, отговаривался полным незнанием, - мол, начальство велело, а зачем - понятия не имею - и даже сказал, что на сегодня у него еще целый список тех, кому тоже надо снять отпечатки пальцев. Но к 10 утра, по крайней мере, пришел я один, и когда уходил - тоже никого не было. М.б., эти данные - фото и отпечатки - положено обновлять время от времени? Пусть так; хотелось бы только, чтобы это не было связано с каким-нибудь новым следствием по новому, мне еще неизвестному делу - и чтобы в марте я поехал бы отсюда все же домой, а не на централ в Нижнем...

4.10.10. 10-16
Понедельник. Началась 24-я неделя до конца. Баня была, видимо, последней в старом, кирпичном здании - его активно ломают. Внутри, в раздевалке, уже все ободрано и разломано; снаружи - на днях снесли крылечки у обоих входов, сегодня с утра взялись отдирать железные листы с крыши. Ту, маленькую, деревянную баньку рядом никак не подключат - от
Вызывают в 16-й кабинет.

10-42
Оказалось, в 16-м тетка, которой дали печатать мои вчерашние фотографии, никак не может этого сделать - они размыты, нечетки, сняты очень плохо. Сфотографировала меня еще раз; а я как раз вчера вечером наконец постригся - и теперь на фотках вместо нормальной прически останется этот ужасный короткий ежик, почти весь седой. А зачем нужны эти фотографии - тетка тоже (как она говорит) не знает...
Пошел туда - а “Макар” и Демин (санчасть) навстречу мне, но успели свернуть на тот (1-й) “продол”. Полторашка, мелкая тварь, сидя в будке “нулевого”, не хотел было пускать - мол, бери “общественника”, а то вон начальник (показывает рукой на “Макара”). Пустил только тогда, когда я сказал, что мне плевать - я могу и не ходить вообще по их вызовам, это им надо, а не мне.
Были в бане - вдруг вырубился свет. Хорошо, я уже успел помыться, одевался. Тетка в 16-м сейчас подтвердила слухи: выключили до 5 часов вечера (и воду тоже!!!); причина - какая-то профилактика, так что в поселке тоже нет света. Пользуясь этим, у бокового входа в больницу меняют столб; он выворочен, рядом стоит кран, а провода сняты и валяются на земле.
Да, деревянную баньку никак не подключат - от бочки, установленной рядом на верхотуре, к зданию не идет еще никаких труб, вода не подается. Видимо, на этой неделе старую баню уже сломают - раз взялись разбирать крышу, а сейчас ведь сезон дождей; а новую так скоро точно не подключат, - какое-то (?) время зона будет без бани. Впрочем, блатным на это наплевать - они моются в туалетах, завесившись банными синтетическими шторками, а на 8-м есть даже здоровенный электротитан, чтобы греть им воду.
Хитрый, наглый, косоглазый блатной азиат вчера вечером уже подрулил ко мне на тему - вот завтра пойдем в ларек, одолжишь нам 500 рублей, да? А то у нас все кончилось (у всего их Узбекистана местного?); я получу перевод - отдам... Ага, знаю я, как здесь отдают с переводов!.. Не успел маленько отвязаться от одного блатного чма - “телефониста”, уже ненужного, да и недоступного теперь на том “продоле” - как на шею уже садится другое, более близкое, но столь же хитрое и наглое...
В общем, жизнь тут становится все тяжелее, грубее, бессмысленнее; все невыносимей. А на улице - все холоднее. Злобные, агрессивные твари, алчущие только, ЧТО бы урвать; тупое и тоже злобное начальство, которое только навязывает свои идиотские , бессмысленные правила; но ним помощи, ни защиты у него искать нечего. Жизнь не по разуму, а по звериным инстинктам окружающей швали...
Я не знаю, как мне скорее вырваться отсюда, когда же наконец наступит этот долгожданный час. Осталось 167 дней...

5.10.10. 8-36
Этот вывороченный столб, эти валяющиеся на земле провода - стали вчера для меня настоящим кошмаром. Свет дали, видимо, в 5, как и обещали, но - на тот “продол”! Часть зданий в центральной части зоны тоже была освещена, и дико было видеть - 2 светящихся окна “варочной” и темную остальную столовую; а на нашем “продоле” - светящиеся окна “культяшек”, - оказалось, они запитаны от бараков в другом крыле корпусов, на том “продоле” - при темных остальных окнах барака.
Поужинать не пришлось. Воды также оставалось в обрез, хоть я и мало пил, не хотелось, - спасибо, сигаретчик, явившись вечером за куревом, а заодно и смешить меня своими приколами, вызвался сходить на “кечь” и принес к 9 вечера полную бутылку. Спать я лег, “поужинав” уже после 10 вечера, после лазаний по бараку ОМОН-овцев в масках, докапывавшихся, почему кто не спит, сколько народу в бараке, и пр., двумя печеньями и запив их водой. Свет дали только ночью.
Хуже оказалось другое: целый день не работал вчера ларек. В прежние годы он работал и без света - одно окно освещалось светом окна, выходящего на улицу, а другом (моем), помню, даже свечку зажигали. Но вчера сразу же пошли слухи, что ларек закрыт. С обеда я пошел туда -еще не завернув за угол штаба, увидел у ворот очередь. Хотел подойти, узнать, - м.б., есть надежда, раз чего-то ждут, - но в этот момент из ворот ларька вышла и направилась к вахте целая процессия - “мои” бухгалтерша и продавщица, плюс еще кто-то, не помню, кто, в сопровождении “мусора”, разумеется. Еще издали, на ходу я спросил у хорошо меня знающей продавщицы, - хотя и так было ясно ларек не работает, раз они уходят. Но на мой вопрос она ответила, что и вечером они работать не будут! И из разговоров следовало, что дело не только в электричестве, а еще и в том, что в ларьке вроде бы до сих пор не высох пол, покрашенный якобы еще в субботу, 3 дня назад, - и потому неизвестно, будет ли он работать и в следующие дни. А сегодня как раз “наш день”, 8-го отряда, понедельник. А в другой день меня, хоть сдохни, не пустят эти ублюдки, вся эта мелкая шваль из “КОПа”, хорошо знающа меня по 11-му бараку и люто ненавидящая. А у меня кончается лапша! - ее осталось на 3 дня; вчера, правда, положенную порцию съесть не удалось из-за проблем со светом и водой. То бишь, сегодня (вторник, 5-е), завтра, послезавтра - а потом пятницу и выходные я без ужина, до следующего понедельника (если и тогда опять не помешает что-нибудь). Вот такие дела; и взять неоткуда, просить некого, всем плевать, хотя я и сделал уже с утра жалкую, безнадежную попытку вызвать к себе с 7-го того инвалида-пенсионера с палкой, который может пойти в ларек и сегодня - в “свой день”, и еще имеет там день дополнительный.
Задумался сейчас, утром - грустно и глупо, что эта бытовая проблема, отсутствие жратвы на 3 дня, расстроила меня так сильно - почти как само попадание сюда, или как ощущение гнетущей бессмыслицы моего существования. Проходят годы, уходит жизнь, отпущенного времени все меньше - а смысл так и не найден, главная, генеральная задача не только не выполнена, но я не знаю даже до сих пор толком, в чем она состоит. Время уходит попусту, потом его уже не вернуть - а я живу зря, сам не зная, зачем, и эта бессмыслица бытия, эта пустота и подспудное ощущение, что тут что-то не так, что я попусту теряю время, мучают больше всего. Моя руки в “фойе”, я взглянул еще раз на себя в большое зеркало, висящее над умывальником. Боже, неужели это я?!. При виде этой ужасной рожи с коротким седым ежиком на голове всплыли опять те детские фотографии - 6, 7 лет - которые когда-то сам наклеивал я в альбом. Неужели этот симпатичный малыш превратился в такое вот чучело?.. Что же должно было для этого с ним случиться, какие ужасы? И - главное - достиг ли он хоть чего-нибудь в жизни, что оправдывало бы это превращение из ангелочка в черта, добился ли чего-либо, что искупало бы эту перемену, эти стремительно и безвозвратно улетающие дни и годы? Нет, ничего...
С утра заревела сирена, - что ж, ожидание шмона для меня давно стало здесь привычным состоянием. Сейчас, пока пишу, я меньше думаю о нем - но время только 9-05, еще все возможно. Правда, сегодня только вторник, а они обычно шмонают в среду или четверг. “Маски” не уезжают, - днем не показываются, а ночью начинают толпами (вчера - 8 человек) бродить по баракам. Здесь, на 8-м, они только разговаривали и приказывали всем ложиться спать, светя фонариками; а на 11-м, говорят, они устроили какой-то погром, разбросали во дворе какие-то бочки, что-то еще... В общем, на душе тоска и отчаяние, безнадежная, унылая беспросветность, совсем под стать этой холодной, промозглой, темной осени. Темно, холодно, тоскливо. Если что-то и поддерживает еще - то лишь мысль, что все это пройдет, кончится, что осталось уже немного...

10-54
Единственный смысл моей жизни теперь (давно уже) - это месть. Месть им всем...
Вышедший перед проверкой из ШИЗО парень рассказал, что все 5 дней его там пребывания “маски” заходили к ним в камеры на подъем, будили, а кто мешкал, не вставал вовремя - били током с помощью электрошокеров...

6.10.10. 10-17
Свет вчера дали только в 9 вечера, перед самой проверкой. Благо, была вода в бутылке - я успел быстро поесть, когда мыл посуду и нечем было смыть мыльную пену - как раз в этот момент вода пошла и из кранов. Магазин опять не работал весь день, страшно представить, какое там будет столпотворение, когда он (сегодня?) откроется. Чай пил уже после проверки. Пока ждал чайник - с милой улыбкой подошел “запасной вариант” и стал говорить, что я один только смогу его выручить, - я сразу понял, что он пришел клянчить опять сладкое. Так и оказалось; пришлось отдать ему еще одну шоколадку. Черт дернул меня заговорить с ним про ларек - он тотчас пообещал, что завтра (сегодня) кого-нибудь пошлет со мной, чтоб меня туда пустили (черта с два!..) а я, мол, одолжу ему еще 500 рублей (уже должен 650 с лета) -он, мол. Отдаст обязательно, не надо в нем сомневаться. Таким образом, совместно блатные “друзья”, теперешние мои “телефонисты”, вымогают у меня уже целую 1000 руб., что, конечно, совершенно неприемлемо. Сделаю, конечно, все, чтобы этого избежать - но, думаю, я вообще вряд ли попаду в ларек на этой неделе. Чем платить по 1000, даже по 500 руб. за попадание туда “не в свой день” - лучше уж 3 дня, как кончится лапша, поесть на ужин бутерброды с паштетом (которого теперь скопилось много) на кислом столовском хлебе... А больше, кроме лапши да хлеба, мне ничего там, в ларьке, так уж безотлагательно не нужно.
Ждал, готовился, не верил в душе, уже начинал задремывать, лежа после завтрака и бритья - вдруг крик: “Шмон-бригада на большом!!!”. Забегали, засуетились. Четверо “мусоров” - на 5-й, потом еще четверо. Я достал, надел под спортивную куртку толстый свитер, который спас меня прошлой зимой, - теперь мне надо спасти его от шмона. Сразу стало жарко, тяжело - и я вышел на улицу. Ждал худшего, но - с 5-го выгоняли во двор без баулов, - уже хорошо. Про новые шмон-бригады не слышно, - т.е., это не такой супер-шмон, с огромными, по 100 человек, шмон-бригадами, разветвляющимися на оба “продола”, на все бараки сразу, как они практиковали с конца 2008, с новогодних тогдашних шмонов - весь 9-й год и уже почти весь 10-й. Нет, это оказался обыкновенный, маленький, патриархальный шмон эпохи моего здесь появления в 2007-2008 - 10 человек (2 последних подошли еще попозже), на одном бараке, без вещей. Пришли они где-то в 9-35 - и уж никак я не ожидал, что четверть 11-го они уже уйдут! Весь шмон - чисто ритуальное, не страшное при таком раскладе действо - продолжался каких-то 40 минут...

16-26
Сходил в ларек. :)) Оба блатных одолели - “запасной вариант” еще в бараке после проверки и по дороге до столовки; а азиат собственной персоной пошел со мной туда прямо от столовки. Он, надо признать, сумел протолкнуть меня внутрь, - народу было меньше, чем я думал, и не пускали в основном из-за количества народу, а не только те бараки, кто ходит в среду (5-й, 10-й и 13-й). Половина, не меньше, из тех, кто терся и снаружи, и внутри, был как раз 8-й барак. Азиату пришлось-таки дать 500 р., и 500 взял себе - в понедельник, видимо, и впрямь был завоз, товару полно, обидно было прийти только из-за хлеба и лапши (тем паче, что хлеба не было). Попозже, из столовки, приперся и запасной вариант - ему досталось 350, он сам снизил сумму еще по дороге в столовку, услышав, что должен уже 650 - чтобы было ровно 1000 (да плюс я намекнул ему, что отдавать придется не чеком, куда мне сразу 1000 рублей, а переводом с его счета на мой через контору).
К чему я все это? Вот как летят здесь деньги - только на этих 2-х блатных подонков уже сколько, не считая 650 р. долга до этого. На “красном” 11-м бараке было, конечно, очень тяжело, но хоть деньги там не летели на ветер (а угроза моим вещам тут не меньше, чем на 11-м).
Почти до 4-х стоял в очереди. Давка была дикая, - “как в электричке”, сказал кто-то. Или как в метро, утром, где-нибудь после “Петровско-Разумовской” в сторону центра. (Скоро я все это опять увижу?..) Еле-еле протиснулся к окошку, сдавленный со всех сторон - и жалею до сих пор, что взял всего полбатона колбасы, она оказалась хорошая, можно было бы добить еще, как всегда. А хлеба опять не было, паштеты есть не с чем...
Выдоили, суки, почти 1000 руб. за 1 раз!.. Никак не могу успокоиться, осознать... Если бы не связь (у обоих), да еще не гипотетическое (мало ли, что понадобится) заступничество азиата перед всей этой мразью, - я бы ни за что, никогда в жизни!..

8.10.10. 15-35
Ничего не происходит. 2 дня прошли спокойно (точнее, покамест полтора). “Макар” лазил сегодня до проверки по тому “продолу”, но на наш не пошел. Шмонов вчера (четверг) не было. Баню продолжают потихоньку ломать - обдирают и разбирают крышу, стены пока стоят. Совершенно комически сделали целую постройку вокруг этой бочки, установленной на высоких стальных кронштейнах рядом со срубом, долженствующим вскоре стать новой баней. К кронштейнам приделали дощатые рейки (вертикально); на них горизонтально набили доски от разобранных заборов между бараками; над лежащей на верхотуре бочкой сделали из этих же досок стенки и крышу - и все это дощатое сооружение сверху оббили ржавыми листами железа, содранными с крыши бани! Получилось этакое неправильной формы (прямоугольник с расширением наверху, у бочки) строение, полностью замкнутое; на единственный вход навесили дверь (тоже взятую из бани, видимо) - и сегодня на этой двери уже висел замок. Суть их, глубинная их, подлинная суть во всем, не только в строительстве: вместо подлинного материала - камня ли, металла ли, - набить гнилых досок в основу, поверх обделать дрянной ржавой жестью - а поверх уже можно оформлять и расписывать под Московский Кремль, хоть под мрамор ХХС, под что угодно! Но основа - доски, а все остальное - просто декорации, бутафория. И вот так у них построено само государство; и любую передовую идею они воспринимают именно так - в качестве декоративной раскраски поверх своих родных, исконно-посконных досок...
Смех, как они решили вопрос с трубами, подведенными извне к бочке и оставшимися снаружи дощато-жестяного “здания”. Их обматывают каким-то белым утеплителем (синтепоном из телажек? :), а ту, что потоньше - чем-то вроде строительной пены, толстым слоем. Смешно, - как раз на носу зима, 30-40-градусные здешние морозы, и если за ночь, под утро, трубы однажды и не полопаются от мороза, то уж во всяком случае мыться из бочки, стоящей вместо прежней - кирпичной! - бани в этой новопостроенной дощатой сараюшке, мечтать не приходится. Сразу вспомнился мне бестселлер 2002-03 гг. - книга Паршева “Почему Россия не Америка”, где он пытается все экономическое отставание России свести к различиям климата и необходимости больших затрат на отопление и более толстые, кирпичные стены зданий для защиты от мороза...
Мать сообщила по телефону после проверки новость: на Нобелевскую премию мира от России выдвинута Ганнушкина! Крайне маловероятно, что она эту премию получит, да и не совсем понятно, за какие такие заслуги (после Горбачева с объединением Германии и Переса-Арафата с договором в Осло 1993 г. ее правозащитная работа, помощь мигрантам, беженцам и пр. - все-таки мелковато). Тем не менее, само выдвижение на эту премию - уже огромная честь.
Перед самым обедом принесли вдруг телефон с уже набираемым номером - со мной хочет поговорить с воли прежний “запасной вариант”! Что уж ему от меня понадобилось, не знаю - вряд ли просто дружеское общение, не так уж мы были здесь дружны; а денег, сладкого, жратвы, курева, которые он с меня здесь регулярно тряс, и за этим звонил с 8-го барака на 13-й, у него сейчас там несоизмеримо больше, чем у меня здесь. :) Говорили мы, набрав отсюда, т.е. тратили деньги нынешнего “запасного варианта”; да и на обед надо было; поэтому прежний сказал, что вот ему положат на телефон денег, он позвонит мне еще - тогда поговорим. Что ему может быть нужно от меня, кроме денег? В его дружеское бескорыстное общение я не верю совершенно.
После обеда - по вывешенному списку - должны были вести нуждающихся на склад, получать телогрейки и пр. А на улице тем временем - опять “бабье лето” (или это оно и есть, а в сентябре было обычное?) С утра - мороз, t° не выше ноля, м.б., и ниже; зато днем - небо чистое, ни облачка, солнце, жара - можно было бы даже ходить в одном “лепне”, но на нем уже нет бирки, она на телогрейке, и потому уж я надеваю телогрейку - но без шарфа, не застегивая ее доверху, не говоря уж о воротнике; тогда как и вечером, и - особенно - утром приходится наглухо застегивать воротник спортивной куртки, туго-натуго заматываться поверх шарфом, поднимать воротник телаги - и по утрам застегивать даже его. Это все - чтобы протащиться с толпой насекомых до столовки по холоду, постоять, погулять там немного по двору - и, если выход контролируется “мусорами”, с первой же партией выпускаемых (обычно 9-й или 7-й барак, или вперемешку) уйти обратно, т.к. в столовой я так и не ем, не имея в ней места за столом с 5 сентября 2010 г.

17-20
Пока переписывал предыдущее - случился вдруг обход Демина, нач. санчасти, по баракам; от 13-го к началу “продола”. Паника, конечно, убирание всего с дужек... :) Он зашел, постоял, пожурил моих соседей в соседнем проходняке, что замешкались встать, медленно прошествовал дальше, обошел обе секции - и ушел на 5-й.

11.10.10. 9-48
Понедельник. Началась 23-я неделя до конца. Они таки запустили новую баню, деревянную. Я сходил сейчас. Первое впечатление: это полный кошмар! Не знаю, как вообще не помер там, и до сих пор не могу отдышаться.
Короче, это тот бревенчатый сруб, что строили с весны - без всяких окон, герметичный, дверь с улицы в крохотную раздевалку, а оттуда - в саму баню.
В общем, это получилась традиционная русская парная. Зайдя туда и почувствовав, что воздух там раскаленный и дышать нечем, я сразу вспомнил известную рекомендацию врачей, что людям со слабым сердцем не рекомендуется посещать всякие парные, сауны и т.п. И точно: сердце начинает дрожать, охватывает слабость; носом я дышать вообще не могу - кое-как дышу ртом, глубоко заглатывая воздух, как рыба, вытащенная из воды. Окон нет - зимой не будет дуть, да (бич старой бани) ; но и вентиляции ведь никакой! От горячей воды помещение нагревается, да еще и народу набилось - не повернуться. “Леек”, говорят, сделали 18, как было в той бане, но, по-моему, меньше. К дальним “лейкам” не подойти - посередине зальчик разгорожен длинными скамейками, на которые ставят мыло, шампуни и пр. А у ближних от дверей - 2 или 3 всего - у каждой уже толпа.
Короче, пара минут ожидания у стенки, около входа - и я уже весь сплошь мокрый от пота, как будто из “лейки” облился. Пот попадает в рот, и я чувствую его соленый вкус. А какая-то блатная сволота, неистребимо привыкшая везде командовать, уже орет: мол, все, кто не моется - выйдите, подождите за дверью, а то дышать нечем!.. Ага. Выйди весь мокрый, потный, распаренный - и сразу простудись...
Впрочем, боюсь, что это произойдет все равно. Вскоре, не выдержав духоты, они открыли дверь из бани в раздевалку, а т.к. некоторые говорили, что, мол, сейчас там от пара все вещи будут сырые - то и на улицу. Вытяжка пошла; но кода я вышел, кое-как помывшись (теснота страшная и в зале, и в раздевалке, - еще гораздо теснее, чем было под “лейками” в старой бане), то фактически это было все равно, что выйти прямо на улицу, - дверь из раздевалки наружу была распахнута. Ладно, сейчас октябрь, еще не так холодно (сегодня вроде нет такого палящего солнца, как последние дни - но зато и с утра не было мороза) - а когда зимой будет -20, -30? Что тогда?
В общем, это и душегубка, и простуда одновременно. Не хватит инфаркт или инсульт от духоты в самом зальчике - так прохватит холодом, когда выйдешь оттуда, вплоть до воспаления легких. Что делать теперь, я не знаю, - еще 22 бани осталось; и не зря у меня было еще недавно это предчувствие, что и последнюю зиму тут еще нужно пережить, а это ой как непросто, и что помереть можно от такой вот нелепой простуды и за месяц, и за 2 недели до освобождения.
В остальном пока все спокойно. ОМОН наконец-то уехал на днях, “маски” больше не шляются по ночам. Скоро, на днях, наверное, должен выйти из отпуска отрядник 8-го, - ничего хорошего, ясное дело, это не сулит. Про комиссии пока ничего не слышно - значит, они не за горами. :) А самое неприятное - это каждую среду и четверг после завтрака ждать шмонов, - сейчас как раз сезон, и чем ближе к Новому году, тем шмоны будут чаще, гуще, - как снаряды, падающие вокруг тебя, пока наконец один не попадет точно в цель...
Вчера (воскресенье) почти весь день писал ответ Майсуряну на его огромное дискуссионное письмо ко мне, полученное 30.9.10 (после свиданки) и 9 дней пролежавшее, - объем такой огромный, а чушь, которую в нем пишет Майсурян, такая дикая и нелепая, что я сперва не хотел отвечать. Но все же собрался, тщательно обдумав все контраргументы. Написал аж 2 письма - в один конверт вложил 3 двойных тетрадных листа (т.е. 6 обычных), в другой - 2, т.к. возвращали уже, бывало, с почты слишком толстые письма с требованием доплатить (наклеить еще марки). Но когда уже сделал, разложил по конвертам и надписал их - показалось, что вполне можно было все 5 двойных листов засунуть и в один конверт, чересчур бы это не было.

12.10.10. 8-40
Вчера вечером неожиданно разрешилась давнишняя, уже подзабытая мной - за явной, казалось, безнадежностью - история с моими тремя тысячами ларьком, отданными 6 августа сигаретчику и его дружку-шнырю на покупку телефона.
Уже я было лег спать (но не заснул еще), как вдруг явился сигаретчик, приходивший и до этого, днем, после ларька - за куревом, как обычно. На сей раз он сказал, что сейчас говорил у себя на 10-м с блатными (я стал уточнять, с кем именно, - он назвал “дорожника”, которого я не знаю; “дорожники”, вообще-то, довольно низкая ступень в блатной иерархии, но на решение таких вопросов - о долгах - им полномочий, на мое удивление, тут хватило), и тот, с кем он говорил, просит, чтобы я пришел и подтвердил, что давал сигаретчику 3000 р. - в дог на покупку телефона (об этом сигаретчик так и сказал, в открытую, несмотря на их запреты), но через шныря.
Черт побери! - пришлось одеваться и тащиться с ним в ночь, под моросящим дождем на 10-й. Там сигаретчик быстро нашел этого блатного - я не знал его даже в лицо. Но первым, кто подошел и злобно ощерился на меня, едва только я вошел в предбанник 10-го, был, конечно, шнырь, у которого теперь надлежало отобрать мои деньги. Вытаращившись, злобно прошипел мне что-то типа: “Что, попались?!” (в матером эквиваленте этого слова). Но, как выяснилось, попался на самом деле он.
Стояли недолго, целой группой, здесь же - в “курилке”, видимо, тоже, прямо сразу за входной дверью 10-го, не заходя даже в “фойе”. Блатной “дорожник” привел с собой еще каких-то двоих, что ли, и при них шнырь озвучил свои показания: он взял у меня деньги и на них тогда же, через несколько дней, купил... краску на ремонт 11-го барака, где тогда числился! Причем сигаретчик, по его словам, узнал об этом тогда же, - что, по словам сигаретчика, ложь.
В общем, друзья наконец-то разругались окончательно, и линия шныря была ясна: он упирал, что потратил эти деньги на “общие нужды” (ремонт 11-го), “принес пользу лагерю” ; а что до покупки сигаретчиком телефона - акцентировал, что это было уже после того, как 14 июля блатной “домовой” подонок на 11-м уже забрал у сигаретчика телефон, ударил по лицу и - по словам шныря - предупредил, что, мол, не дай бог еще раз... (у сигаретчика без ведома блатных появится телефон). То есть, шнырь, украв мои деньги, на этот телефон опять предназначенные, как бы еще и предотвратил замышлявшееся сигаретчиком преступление - покупку нового телефона, прямо ему запрещенную.
То есть, этот хитрый подонок, шнырь, досиживающий уже свою “десятку” (из нее 8 лет - с 2002 - здесь, в Буреполоме), хотел выглядеть героем: и “пользу принес” в виде краски на ремонт, и указание блатных о запрете купли-продажи телефонов помог выполнить, сорвал покупку...
Но это ему не помогло. Хоть и отметив его рвение, блатной “дорожник” все же рассудил, что деньги были взяты чужие, потрачены без ведома и вопреки воле того, кто их дал (т.е. не сигаретчика даже были деньги, как думал кто-то из присутствовавших блатных, а мои). Поэтому было постановлено, что до конца месяца шнырь должен их вернуть (под угрозой избиения, как здесь водится).
Меня спросили, устраивает ли меня такой срок - до конца месяца. Срок-то устраивал (я вообще считал эти деньги пропавшими), но тут вскрылось еще одно обстоятельство - и я буквально замер в восхищении перед ловкостью этих блатных ручек! Оказалось, что из 3000, о которых шла речь, половина пойдет “на общее”, т.е. - так и было прямо сказано - “подложенцу”! Ну да, на содержание двора его величества. :))) Откат составил, таким образом, 50% - из прессы, привозимой матерью на свиданки, я недавно вычитал, что сейчас в России чиновники берут откаты и по 70-80%. Так что это еще скромно; но все равно - просто так, ни за что, постояв 5 минут в дверях и поговорив о чужих деньгах - себе в карман кладется половина их! Просто нагнуться - и зачерпнуть этак непринужденно из потока, текущего мимо ног... “Королева в восхищении”, как уже говорилось.
Что ж, посмотрим, как он отдаст”до конца месяца” - у него нет ни хрена, сидит 10 лет, а, как сказал сигаретчик, этот долг не единственный, что сейчас взыскивается, так что в общей сложности шнырю придется искать тысяч 8. Мне же и полторы тысячи будут сейчас очень кстати.
Больше ничего интересного не происходило - если не считать, что с утра, когда 8-й собирался на завтрак, на “большой” после ночного дежурства выполз “Макар” - и сразу поднялась легкая паника, конечно. Под раздачу (рассказал сигаретчик) попал 10-й, который из ворот столовки вышел толпой - и “Макар” возле “нулевого”, как обычно, стал их строить. Когда, довольно долго спустя, 8-й подошел к воротам “нулевого” - это старое чудовище в большой фуражке, прямо на наших глазах, уже уползало в сторону бани - осматривать производимый там снос ее старого здания...

13.10.10. 10-28
Всю ночь, еще с вечера, шел густой мокрый снег. К утру все стало белым, - двор, “продол”, крыши, а на “запретке” образовалась традиционная здесь для ранней зимы красота: все нитки “колючки”, рабица, спираль Бруно, провода и пр. - все покрыто снегом и ярко выделяется, обычно незаметное на общем фоне. Все течет, тает и капает. Первый снег 2010 года...
По двору, покрытому снегом поверх раскисшей, мокрой глины и луж (вчера еще до снега лил дождь), теперь не погуляешь. Поэтому на зарядке пришлось стоять вместе со всей швалью на тротуаре, мощеном камнем, где строятся на проверки. Я, как всегда, вышел одним из первых и стоял еще в дверях, сбоку от входа - не хотелось выходить на всю эту сырость сверху и снизу. И тут вдруг “пробили”: “17 “мусоров” на большом!”. Насекомые, встревоженные, повалили валом, блатной начальничек покрикивал, чтобы проходили, не скапливались у дверей - и мне пришлось тоже выйти. Сперва я подумал было, что это опять ранний шмон, как было в мае. Но нет - оказалось, что это идут практически все наличные отрядники (м.б., кроме отрядника 8-го - он пока все еще в отпуске) и с ними всего несколько простых “мусоров”. Двое из них зашли к нам, но я еще не успел войти с зарядки - ушли на 4-й.
Дальше вести - 5 “мусоров” на “нулевом” и кого-то в одиночку не пропустили (в столовку?). Ну да, конечно, сегодня ведь среда - их “режимный день”, и вот они - “режимные мероприятия”. Когда шли на завтрак - у “нулевого” стояло всего двое, зато у столовки - 4 отрядника (4-го, 5-го, 13-го и еще какой-то, не помню, - м.б., 6-го?). Замерзнув стоять там в мокром снегу (двор тоже завален) и под падающим мокрым снегом, я решил уйти, - ворота были открыты, вся кодла отрядников стояла чуть поодаль; но когда я вышел, отрядник 5-го, тупое чмо (самый тупой из них всех, настоящий кусок дуба) прицепился ко мне - и пришлось показывать ему разрешение Демина под летящим снегом, рискуя, что оно намокнет и текст расплывется.
Пришел в барак - естественно, идут толки, что сейчас будет шмон. Я и сам так думал, хотел заранее надеть на себя свитер, но уж больно жарко в бараке - не стал. Впрочем, в шмоне были у меня все же определенные сомнения. В столовку я не заходил, а там, оказывается, шлялся лично “Макар”, смотрел, кто как ест, видимо. Что-то больно много активности с самого утра - сам приперся, всех отрядников заставил явиться спозаранку, - чтобы еще и шмон... После завтрака явился сигаретчик и успокоил: это, мол, “режимные мероприятия” (отрядникам разбудить свои отряды и строем вести в столовку), а шмона не будет. Откуда он знает, неизвестно, но говорит очень уверенно. И точно: шмона не было, все тихо, уже без четверти 11. Что ж, значит, еще день пройдет спокойно. Живем!!! :))) Осталось мне до дома всего 158 дней, 5 месяцев и 1 неделя.

14.10.10. 10-04
Четверг. Шмона вроде бы нет. Все тихо...
Снег шел и весь день вчера, и даже еще с утра сегодня. Сыро, ветрено, промозгло, мороза нет - но весь снег не стаивает, лежит на “запретке” и везде, где не ходят ногами. На дворе 8-го - снежно-водяная каша, среди белого (по краям) - огромные серые прогалы, полные воды под тонкой снежной кашицей. На “продоле” - месиво из снега, воды и глины, ежедневно месимое тысячами ног. Левый ботинок, кожаный, на который сапожник с 11-го еще весной поставил “гадские” (казенные) подошвы, на носке промокает.
Собственно, только сейчас вот - но все же оказался я в той самой ситуации, о которой думал и которой боялся еще весной 2009, когда только собирались разгонять 13-й, - что окажусь, не дай бог, в одном проходнячке с какой-нибудь глупой молодежью - и жизни от нее не будет. Сейчас, на 8-м, это именно так и есть.
Зря, ох зря сказал на днях с этакой чуть ли не завистью заходящий по временам цыган с 10-го: мол, зато ты здесь один, в проходняке. Увы, я здесь не один...
Соседний проходняк - важное место на бараке, всеми регулярно посещаемое. В нем живут стремщики, дневные и ночные, а по совместительству - штатные убиратели блатных телефонов. Перед каждой проверкой и столовкой блатные притаскивают им свои “трубы” и сдают, а возвращаясь - приходят и забирают. Также существует ритуал убирания одним из них телефонов перед подъемом (часов в 5, когда и я встаю), а если утром, до проверки, кому-то надо достать телефон - соответствующего стремщика обычно приходится долго будить. В этом, в убирании/доставании телефонов, это очень похоже на проходняк моих полублатных соседей на 13-м, первый от двери в секцию. Только те не были стремщиками (один, самый злобный, был “дорожником”), а эти - столь же бессмысленно глупы, как и те, но еще меньше подходят под определение даже и ПОЛУблатных.
Меня они, слава богу, не трогают. Но даже и без этого, от одних лишь их постоянных, почти целый день поневоле слушаемых разговоров, можно взбеситься. Как правило, они обсуждают тонкости взаимоотношений в бараке, технологии стрема и “пробивания”, или вспоминают свои “подвиги” на воле (грабеж уличный, ларьковый, магазинный и т.п.), или делятся впечатлениями от различных наркотиков, на воле же пробованных, или вспоминают свое сидение в тюрьме и на “малолетке”, разные истории оттуда; или же - названивают по телефонам незнакомых девчонок с целью с ними “познакомиться” и над ними “поугорать”, поразвлечься. Ну, и порой звонят родным - то возят-перевозят-забирают-отдают на воле какие-то деньги, то диктуют, что им положить в посылку, ЧТО здесь проходит, а что - нет, и т.п.
В общем-то по постоянным разговорам ясно видно, что это бессмысленная нечисть, биомасса, существа не выше насекомых, даже отдаленно не могущие называться людьми. Но и это еще не все. Если б хотя бы эти твари были одни и жили только в своем проходняке!..
Надо мной положили, переселив откуда-то и глубин секции, пацаненка лет 18-ти, выдающегося тем, что сам он живет в Питере, а вся родня его (мать и сестры, увезенные вроде бы отчимом) - в Америке. Спит он днем, а ночью тусуется - сидит то у меня на шконке (хоть я и выражал ему явное недовольство этим), то на соседней, жрет-пьет, и т.п.; но и день он уже, увы, спит не весь, а дай бог 1-ю только половину. Стремщика, жившего в моем проходняке напротив него, переложили в ту секцию - но он все равно постоянно приходит сюда, держит в моей тумбочке и под ней свои вещи. и т.д. На его место переложили еще одного из этой же компании стремщиков-телефонистов, спавшего прежде ближе к центру секции. Они с этим питерским (надо мной) быстренько сдружились и стали общаться. К тому же, питерский берет у него телефон - звонить тоже каким-то девкам; а у 2-го переселенного есть в этой же тусовке знакомый по воле, который полюбил залезать на его шконку - и так они по вечерам сидят там вдвоем, болтая друг с другом и с питерским надо мной, через мою голову. Да плюс еще парень, который вначале спал днем надо мной - он тоже переехал куда-то дальше, но тоже приходит, держит свои вещи в моей тумбочке, сумку - под соседней (стремщицкой) шконкой в проходняке, свои спортивные штаны вешает почему-то на торец моей шконки, рядом с моей телогрейкой, и временами днем залезает спать на верх той шконки, под которой у него сумка. А те двое, что любят сидеть на ней же вечерами вдвоем - полюбили теперь и заходить в мой проходняк тоже. Переехавший уже что-то держит тоже в моей тумбочке, а 2-й - часто заходит и стоя говорит с дружком, или по его телефону, стоя задницей перед моим лицом и мешая открыть тумбочку, когда дружок лежит.
В общем, новые приезжают, а старые не уезжают - и всего сейчас, я подсчитал, с утра до вечера (но больше после обеда) в моем узеньком, крохотном проходняке постоянно трется 5 человек, не считая “ночного” жителя надо мной (“старик”, но и 50-ти, небось, нет), который днем заходит только утираться своими висящими здесь полотенцами, да всяких эпизодически заходящих к кому-то из тех пятерых. К питерскому, например, постоянно заходит мелкий местный цыганенок - брать телефоны девок - и чуть не часами стоит в проходняке, точит лясы, не обращая внимания, ем ли я, сплю, читаю, заслоняет ли он мне свет, и т.д. Никто из пятерых и их гостей меня прямо не задевает - но я страшно устаю от их постоянного стояния, сидения, лазания, мельтешения, разговоров, пересмеиваний, рассказов, телефонных звонков, и т.д. и т.п. Это напрягает почти невыносимо - целыми днями и вечерами слушать их бред над головой, отодвигаться, когда они (поминутно) лезут в тумбочку, ждать, когда выйдут, если мне надо снять ботинки или поставить горячий чайник; да и просто, наконец, лежать, когда они, человека (?) два сразу, стоят в моем проходняке и оживленно обсуждают свои дела с третьим, лежащим на шконке, или даже с 2-мя. Состояние полной измочаленности, усталости, - достаточно сказать, что часть этих дебилов говорит достаточно громко и ощутимо мешает мне читать, писать, вообще - сосредоточиться на чем-либо. Одиночество, тишина, покой, которые, между прочим, реально были у меня этой весной, до ремонта, в почти пустом (до ночи) проходняке на 11-м, теперь кажутся счастьем совершенно недостижимым. Смешно думать о них всерьез, тем паче писать, вообще - обращать внимание на столь бессмысленную уголовно-криминальную нечисть, на куски биомассы в возрасте от 18 до 22-х лет - но эта созданная ими тут обстановка вдруг оказалась для меня настолько тяжелой и утомительной, что промолчать было нельзя. Ни днем, ни ночью от этих существ нет покоя; самое лучшее время суток - утро, от завтрака до проверки, когда они спят (или - очень редко - уходят в школу). Но, как показал уже опыт, спят они не все и не каждое утро, - вчера, например, было тихо до самой проверки, а сегодня они молотили языками свою чушь пол-утра и угомонились вот только совсем недавно, когда я сел про них писать...

16-00
Чрезвычайно забавные новости от матери, дозвонившейся после проверки. Она говорила с Глебом Эделевым - оказывается, суд по УДО у меня 21-го октября - через неделю, в следующий четверг! Его адвокат Качанов, видимо, получил бумагу об этом из Тоншаевского суда - а я узнаю через Екатеринбург и Москву, сидя здесь, в Тоншаевском районе; показать мне бумагу, на которой было написано, что копия - мне, никто и не подумал; теперь - очень любопытно, выдадут ли хотя бы повестку на суд. Остальное содержание разговора с матерью - панический пересказ ею мне высказываний Люзакова и Майсуряна (последний звонил ей сегодня, что ли) против Михилевича - вплоть до слов Паши в ЖЖ, что если я опять свяжусь с Михилевичем, то опять окажусь в Буреполоме. :))
С обеда, захватив 3 книги (одну, дурак, таки забыл - 2-й том “Самгина”), пошел сразу в библиотеку - к полтретьего, на полчаса раньше общего времени открытия, как при последней встрече разрешил мне этот библиотекарь с 11-го, а до того с “девятки” - один из немногих здесь приличных людей. Хрен там! - внутренняя дверь была закрыта, причем изнутри; стучу - не слышат (впрочем, барабанить изо всех сил и ломиться я не стал сознательно); и только когда открыли, чтобы что-то вынести и выкинуть, я вошел, простояв минут 10-15; причем, - оказалось, на двери есть звонок, но он замаскирован так, что никогда в жизни не подумаешь, что это странное сооружение из 2-х, что ли, маленьких дощечек - звонок. Сам библиотекарь был озабочен тем, что перевод на 4000 р. ему в ларьке, как и всем прочим, не обналичивают уже 3-ю, что ли, неделю, и при мне (из “молельной” комнаты, за закрытой, конечно, дверью) звонил в Москву, этому своему приятелю, сидевшему с ним когда-то на “девятке”, дабы тот надавил на зоновское и вышестоящее начальство.
Забавные мысли были перед обедом, но после беседы с матерью. Попытался представить, как все это будет, если меня с 5-го раза все же решат отпустить по УДО. :))) Как лихорадочно, наспех, придется собираться, перебирать все вещи и (90% вещей!) бумаги - что взять с собой, что оставить; про долги типа “запасного варианта”, который все обещает отдать, придется тогда забыть вообще, - как будто к марту 2011-го он отдал бы!.. :)) И все эти поспешные, лихорадочные, нервные сборы - в особенно нервной неопределенности от того, что за 10 дней решение суда может опротестовать прокурор, и никакого освобождения в назначенный день не состоится. :) Впрочем, оно не состоится раньше 21.3.11. в любом случае, и, чтобы мотивировать свой отказ в УДО при полном отсутствии действующих взысканий, “суду” этому лукавому достаточно будет, даже не прибегая к излюбленному тезису о “нестабильном поведении” (да, взыскания погашены, но они же все-таки были!..), просто спросить меня, признаю ли я свою вину. Мой отказ послужит им вполне достаточным основанием для отказа в УДО... :)

15.10.10. 9-20
Первый раз проснулся сегодня ночью - уже не помню - четверть первого или 2-го. Но помню свое впечатление: кошмар! Свет в секции потушен. На обоих этажах соседней шконки в проходняке (нижний - за “шкеркой”) лежат эти глупые стремщики-малолетки и болтают по телефонам, достаточно громко. Дальше слышны голоса других, тоже, судя по интонации, говорящих по телефонам; а еще дальше - громкие разговоры азербайджанцев, которых полно в этой секции - уже между собой. Все перекрывает один громкий, немолодой уже голос, кому-то, судя по интонации, что-то вычитывающий по-азербайджански. Если бы я заснул сразу, то, скорее всего, не обратил бы внимания; но, раз прислушавшись, в изумлении не мог бы уже заснуть: в секции стоял настоящий гул, как на восточном базаре, беспорядочный громкий гомон многих голосов вперемешку, какого практически никогда не бывает днем. Ночные разговоры по телефону!.. Как уж заснул - не знаю; правда, просыпался позже - такого гула уже не было.

17.10.10. 8-14
Воскресенье. Так хорошо, так славно посидели позавчера после обеда, к вечеру уже, в библиотеке с этим библиотекарем с “девятки” и его приятелем оттуда же, моим тоже знакомым здесь по 11-му, зашедшим тоже в гости. (28 лет, православный примитив, добродушный, тихий, кроткий совершенно невежественный во всем, кроме своих молитв; уверовавший в бога, бросивший курить и вообще вставший на путь благолепия и благочестия - разумеется, уже на зоне!.. :) Когда же вчера с обеда я зашел туда опять - отдать библиотекарю книгу Буковского, которую с моей подачи, еще на 11-м, прочел православный и рекомендовал тому, - оказалось, что из-за нашего тихого, уютного вчерашнего сидения, за питьем кофе и разговорами, сперва втроем, потом вдвоем (православный ушел раньше - на ужин), когда так было мне хорошо, так редко бывает это спокойное, не торопясь, уютное и откровенное общение с человеком, хотя бы способным слушать и понимать (хотя от кофе потом, на бараке уже, неприятно-учащенно билось и подрагивало сердце), - что из-за этого нашего сидения в комнатке резчиков по дереву за кофе и беседой библиотекарь на другой день (вчера) уже полаялся с каким-то, типа, полуначальничком из зэков, тоже в этой библиотеке работающим. Тот стал ему выговаривать, что, мол, слишком долго мы сидели, типа, не должно быть в библиотеке в нерабочее время посторонних, все равно узнает начальник (зав. библиотекой, тоже из зэков, на 2 дня ушедший на свиданку - что и дало нам возможность собраться, а назавтра мне прийти и посидеть еще раз). “Козлы” эти страшно боятся начальства, друг друга, все они стукачи и друг друга “сдают”; а этому отсутствовавшему начальнику как раз “мусорами” и была поставлена задача - пресечь всякую нежелательную постороннюю активность и присутствие в библиотеке, через которую (рассказал этот библиотекарь) раньше была “дорога” с “промки” - зэки 2-го барака (2-й этаж над библиотекой) перекидывали с “промки” в “жилку” через забор, недалеко оттуда стоящий, наркоту, а потом со своего 2-го барака лазили, видимо, через окно в библиотеку, шли к забору, забирали и раздавали наркоманам. (Вчера, когда шли на завтрак, потом обратно, 2 чрезвычайно озабоченны блатных грузина с хмурым и жалким видом стояли около 2-го, на углу “продола”, разговаривали с кем-то там через забор - и все вглядывались, высматривали что-то за 2-м бараком, сбоку от него, где все сплошь перегорожено, опутано “колючкой” и проходит вспаханная “запретка”. Послушав как раз накануне про эти наркоманские “дороги” через 2-й барак и зная, что как минимум один из этих 2-х грузин - бывший со мной на 11-м, а год назад перекинутый оттуда на 7-й, друг “телефониста” - отпетый наркоман; да и 2-й, несомненно, тоже, - я тут же понял, ЧТО именно они там высматривают, почему так долго стоят и такие озабоченные, хмурые лица, - и мне стало неудержимо смешно. Впрочем, судя по разговорам моих соседей-стремщиков в бараке - причину их там стояния (балбес” с наркотой куда-то потерялся, улетел на “запретку”, кинули его, что ли, так, что понадобилось искать и высматривать) понял далеко не я один.)
Так что, увы, моей смутной, подспудной, затаенной надежде, что хоть последние месяцы срока можно будет заходить в библиотеку - и спокойно, без посторонних, беседовать там, за чашкой чая/кофе или без таковой, неважно - с более-менее интеллигентным человеком на темы, хотя бы частично близкие обоим, - не суждено оказалось сбыться. Лагерные “придурки” - стукачи, прямо по Солженицыну. Заходить можно только в рабочее время библиотеки, с 15 до 16-ти, когда валом прут сиволапые “читатели” (от скуки) и не дают поговорить, отвлекают, а мимо то и дело шныряют эти бдительные начальнички - и старший, и тот, с которым вчера мой приятель там поругался (что при его мягкости трудно представить, - говорит, 1-й раз за весь срок вообще) из-за нашего долгого сидения. Все очень сурово, казенно и формально, никаких частых и частных посещений, посиделок и вообще неформальщины. :)
Вчера таки дали расписаться за полученное постановление Тоншаевского суда о назначении рассмотрения УДО на 21-е. Теперь я извещен должным образом, - что ж, надо готовиться, пришивать бирку к “лепню”. :) Судья - Дудин, он меня однажды уже судил. Результат рассмотрения 21-го известен заранее и не вызывает ни малейших сомнений.
Снег стаял, дождь вроде не идет, лишь изредка, - на улице холодный ветер, октябрь; холодная, сырая, слякотная, темная уже по вечерам буреполомская осень. 4-я уже по счету...

9-30
И последняя новость, совершенно дурацкая. Вышел-таки из отпуска отрядник 8-го и приперся сейчас на барак. В воскресенье!!! Дебил!..

10-12
Не успел все переписать - вспомнил вчерашнюю опять поразительную новость, сообщенную библиотекарем. Оказывается, Марат Багликов, новый зам. по БиОР, привезенный вместе с зэками с той же “девятки”, гроза Буреполома - уже с месяц, как, попавшись в свое ночное дежурство, когда он на вахте, уединясь, кололся героином (или чем?), уволен; а м.б. - даже и арестован, источник мой точно не знал! Однако это можно предположить, т.к. - сказал источник - с поличным его взяли местные менты, зашедшие с воли. Т.е. - вот такие вот в этой стране воспитатели и “исправители” заблудшего уголовного стада, в основном молодого; вот такой “блестящий” пример они своим воспитанникам подают!.. :)))

18.10.10. 10-29
Понедельник. Свет опять нет, - вырубили, суки, едва я успел прийти из бани. Если не будет из-за света работать ларек, - на конец этой недели, субботу и воскресенье ... Пока писал, свет дали. :)
Баня в этот раз обошлась намного легче, чем в тот. Пошел пораньше - воду включили, пока раздевался, но вся раздевалка была уже забита народом. Еле-еле нашел себе место - у самого выхода на улицу; и пока раздевался, и когда, мокрый, распаренный, вышел одеваться, - поддувало весьма ощутимо - с ночи на улице опять был легкий морозец, лужи замерзли. В самой парилке стоять почти не пришлось - кто-то рядом со мной мылся один, и я тоже влез, несмотря на его вялые протесты (что, мол, сейчас придут еще двое), а потом - к знакомому пожилому дядьке с 3-го, узнавшему меня и отнесшемуся очень приветливо, под другую “лейку”. Спросил его - он сказал, что сейчас еще не так жарко, наверное, вытяжку поставили (вряд ли...), а вот в тот раз, 1-й, он себя в этой жуткой жаре чувствовал очень плохо, - так же как и я.
Поспрашивал вчера знакомых - все говорят, что Багликов только занес в зону наркотики, но сам не кололся. Откуда библиотекарь это взял? Юра, “обиженный”, мой бывший сосед по 13-му, сказал даже, что будто бы держали Багликова под арестом здесь же, в ШИЗО, а потом увезли, - но это тоже фантастическая версия, а Юре этому верить нельзя.
Заходила вчера азербайджанская обезьяна с 11-го, что жила там последнее время, летом, в моем проходняке. Принесла радостную новость: оказывается, блатные (с самого же 11-го, не пришлые, как она говорит) избили самого злобного там “козла”, убийцу Маньки, так, что сломали ему ребра (!!), но лежит он почему-то не в санчасти, а на бараке. Это очень странно; причину избиения азер так и не назвал (сам не знает?), несмотря на все мои расспросы; сказал зато, что еще троих, в т.ч. ехидного “козла” и того мелкого сучонка, что сейчас охраняет калитку ларька, тоже хотят избить. Поделом и уже получившему, и этим!!! А наркоманы, по его словам, в т.ч. и завхоз, каждый день колются почти что в открытую.
Быня у себя в кабинете: “Мне приказано посадить всех “смотрящих”, подсматривающих...” и т.д. Говорил он это явно “смотрящему” - очень блатному на вид хмырю, разговор был слышен через дверь. Причина - начальник отдела (! - какого? “Безопасности” - Агроном - как обычно?) вручил ему полученный от учителей список школьников, не ходящих в школу. “А скоро мне будет начальник колонии этот список вручать!” - возмущался Быня и зачитывал фамилии. Ну да, привычная манера - за грехи одних сажать в ШИЗО других, не тех, кто не ходит в школу, а тех, кто имеет здесь привилегии и наглость командовать остальными з/к, - это вроде как изнанка их командирства и привилегий. “Смотрящий” говорил Быне, что, мол, из-за одного-двух дураков не должны страдать остальные. - “А я почему должен страдать?!! Из-за 150 человек должен страдать я один?!?!” - кипятился в ответ Быня. Блатной тут же очень предупредительно и твердо ответил, что, мол, “Вы страдать не должны”, - ему бы и в голову не пришло на это возмущенное “почему?!” ответить Быне: “Потому, что ты сам взвалил на себя этот груз - вместе с должностью, погонами и зарплатой; потому, что ты работаешь здесь добровольно, в любой момент можешь уйти, - а зэков здесь держат насильно, и уже по одному этому они не обязаны тебе подчиняться!”. Этот откровенный разговор через дверь отчасти вознаградил меня за собственную глупость - пойти к Быне на 4-й за заказным письмом, о котором он вчера говорил мне; ждал я под дверью довольно долго, а потом оказалось, что письмо он уже отдал нашему отряднику. Этот приземистый хмырь пришел почти сразу, как я вернулся с 4-го, но за письмом пока не зовет.

21.10.10. 17-45
Несколько дней не писал, не о чем было, и вот - сразу масса событий и впечатлений! Был суд по УДО. Адвокат Качанов приехал вместе с Глебом Эделевым, что для меня, как только я его увидел, превратило все дальнейшие события в праздник. Но сперва - вызвали, пошел - не пускает на “нулевом посту” Даун - “мусор”, и вот уж действительно даун, точнее не скажешь! Мол, “а мне не звонили”, никакого суда сейчас (?) там нет, и вообще - идти только с “общественником”. Сказав ему, что могу и вообще не ходить, а отвечать будет он, возвращаюсь, жду дальнейших вызовов. Звонят опять и обещают, что сообщат на “нулевой”, чтобы пропустил. Иду снова - но время уже 11-й час, и Дауна там уже нет - отдежурил свой час и ушел.
Прихожу в штаб - что за диво! Народу - никого! Суд по УДО, всегда же толпа бывает, а тут - никого, только сидит отрядник да ждут “по поправкам” еще одного - с 13-го, того старого наглого подонка и хама, что спинывал мою кошку с крыльца еще 11-го барака год назад.
Пока ждал в штабе - сам судья, выглянув из “зала заседаний” (кабинет отсутствовавшего Макаревича на сей раз), лично предложил мне стул, вынесенный из кабинета, - неслыханная любезность! Сидя на нем, я и увидел Глеба и Романа, которых привел отрядник 5-го и повел куда-то в противоположную от меня сторону - в свой 13-й “воспитательный” кабинет, наверное. Затем они подошли ко мне и - еще одна неслыханная любезность - нас провели коридором в здание школы и дали 20 минут (время назначал Роман), чтобы обсудить все и посовещаться перед заседанием суда. Время имело значение потому, что, оказывается, судья ждал только нас - больше никого не оставалось, мы были последними.
Глеб посоветовал мне заявить ходатайство о допуске его в процесс в качестве моего защитника, а Роман - сослаться в обоснование просьбы об УДО на дикие холода здешних зим и ужасные условия быта - когда той зимой ни света, ни воды, ни отопления не было несколько суток.
Об этом я потом сказал, когда мне было предоставлено слово. Что же до участия Глеба в процессе - судья, как я и думал, в этом отказал; при этом были соблюдены все понты типа всеобщего выхода из комнаты для совещания судьи с самим собой, и Глеб, выйдя, на основании этой формальной безукоризненности пытался убедить меня, что, мол, решение еще заранее все-таки неизвестно. :)
Фамилия судьи была Дудин. Прокурора же не было вовсе - в деле оказалась подшита бумага из прокуратуры о невозможности его участия. Гвоздем суда стала речь адвоката. Тут же, попросив небольшой отсрочки, он ознакомился с делом, перефотографировал страницы на принесенный с собой цифровик (майская их жалоба о непропуске оргтехники сработала!), сделал выписки из характеристики меня администрацией зоны - и в длинной своей речи, перебирая пачку распечаток из конституции, УК, УИК, пленумов Верховного суда и пр., разбил в пух и прах все стандартные доводы отказа в УДО, изложенные еще в характеристике. По стилю ее мне показалось, что они то ли просто взяли, то ли дополнили и усовершенствовали старую мою характеристику - в 2008, что ли, году, ко 2-й подаче на УДО, ее писал, задавая мне соответствующие вопросы, отрядник 13-го Казиев. Доводы были такие: “нестабильное поведение” (наличие в прошлом взысканий, хотя и погашенных); непризнание мной вины и нераскаяние в ней; неучастие в самодеятельных организациях (тогда - секциях, сейчас - “кружках”). Роман не оставил от этих доводов камня на камне; особенно мне понравилась трактовка непризнания вины как реализации конституционного права не свидетельствовать против себя (51-я статья конституции), аргумент, что после подачи мной надзорных жалоб, жалобы в Страсбург и пр., т.е. доказательств моего явного несогласия с приговором признание мной сейчас вины выглядело бы цинично и нечестно; а также, что реализация конституционного права на смягчение наказания (в т.ч. и на УДО) не может ставиться в зависимость от (не)реализации другого конституционного права - на участие в объединениях (в т.ч. и зоновских секциях/“кружках”).

18-50
Такое хорошее настроение было весь день, особенно после большого свидания с Глебом и Романом, - испортили-таки, суки! Прервался писать о сегодняшнем, пошел на ужин - лучше б не ходил!.. Выходили из калитки 8-го на “продол”, народу было немного, дождь, и какие-то эти тупые твари - стремщики они или кто, - вечно дерущиеся, друг за другом гоняющиеся и тузящие друг друга, молодые жеребцы, совершенно бессмысленные скоты, минуты не могущие прожить без этой вечной возни, - тоже стояли здесь же, за калиткой, на дощатом мостике-настиле через дренажную канаву, идущую вдоль “продола”. Один из этих дебилов, здоровый лось, как всегда, набросился на другого, поменьше - и под его тяжестью неприбитая доска мостика, на край которой он наступил, поднялась с другой стороны - прямо передо мной; и я - сам не могу понять, как это вышло, т.к. шел я совсем не быстро - видимо, нога попала в дыру под ней - и, короче, потеряв равновесие, я грохнулся навзничь на “продол”, палка далеко вылетела из руки, а с попавшей в щель левой ноги туда же, в канаву, в грязь и воду, слетел ботинок! Вдобавок я сильно ушиб правую ногу. Эти суки не сразу даже, причем весело хихикая между собой, достали мне ботинок и - с одной стороны только, с обеих уж не сподобились - помогли подняться. Вот оно - сидеть с нечистью, с бессмысленными, неуправляемыми, полностью расторможенными малолетками - и страдать из-за них! Босой ногой пришлось наступить в грязь, прочая одежда тоже вымазана, нога болит - будьте вы прокляты, суки! - поплелся “ужинать”...
А днем все было достаточно прикольно. Несмотря на пламенную речь Романа (которую Глеб, как потом оба сказали мне, оценил только на “4 с плюсом”), судья в ходатайстве об УДО отказал, обоснований даже не привел, но сказал, что они будут все те же - бывшие взыскания, непризнание вины, неучастие в секциях и т.д. Что ж, иного я и не ждал - но, напоследок, выходя уже из кабинета - к крайнему его изумлению, на какую-то его очередную добродушную реплику успел-таки сказать ему, что решение было заготовлено еще заранее, до всякого суда. Он очень, очень удивился!.. :)) Вообще, глядя на него, пока Роман говорил, я вспоминал выражение, мелькнувшее где-то в СМИ, когда я был еще дома, по поводу назначения премьером Зубкова: “большой советский стиль”. Да, все в лучших брежневских традициях: судья - худощавый, стройный, гладко выбритый пожилой мужчина в костюме, - этакий целиком положительный, основательный такой, добротный типаж из тоже основательных, спокойных, размеренных брежневских времен. Этакий типичный советский судья (советский человек с плаката 70-х гг.), выражение (агитпроповской) высшей правды и непреодолимой силы социалистического советского общества; а судит он - антисоветчика! :) Он очень вежлив, любезен, может и пошутить, и сказать пару фраз о погоде, взглянув в окно, и спросить участливо ребят, как и на чем они доехали, и даже предложить мне стул! Единственное, чего он не может - это судить честно и по совести, если совесть его расходится с приказом Системы, неотъемлемой частью которой (о, пресловутое наше “разделение властей” и “независимость судебной власти”!..) он является. Про таких говорят: “Мягко стелет, да жестко спать”. Впрочем, есть ли у него вообще совесть?.. И то, что сидел он, вместо герба СССР, под большим двуглавым орлом на красном щите, только добавляло и трагического, и комического пафоса в ситуацию: ничего не меняется, они в любое время и под любым гербом остаются верны себе; и в то же время - забавно, что, выкинув советский антураж со всеми гербами и вернувшись к антуражу царскому, православно-монархическому - Система по сути своей, карательно-контролирующей, отнюдь не сошла с брежневской, куда более высокой, ступени на царскую, когда все было и проще, примитивнее, и вместе с тем либеральнее - не было ни галоперидола и спецбольниц, например, ни “правосудия”, которое - особенно после реформ Александра II - было бы столь откровенно и нагло частью Системы (одна из тем нашей затяжной дискуссии в письмах с Майсуряном).
И - зная этого судьи и вообще всей их Системы реальную юридическую (карательно-сажательную) практику - ЧТО с этим судьей, скажите, делать? Что?! - кроме как застрелить его прямо на улице, в спину, в этом его Тоншаеве, благо ходит он без охраны...
Я пошел в барак, успел переодеться, поговорить с матерью - и, начало 2-го еще только, зовут на вахту, на свиданку с ребятами. Иду. Шмонали в этот раз милосерднее, чем в мае - ни туда, ни (чуть похуже, но все-таки!..) обратно полностью раздеваться, снимать абсолютно все не заставили. Шел туда - штаны не снимал вообще, обратно - “мусор” брюки таки потребовал, долго щупал и “прозванивал” металлоискателем, но кальсоны оставил.
Ну, а про 4 часа общения с Глебом на свиданке что говорить! Это был глоток кислорода среди всего этого местного удушья, настоящий интеллектуальный пир! Говорили и спорили мы с ним обо всем - о правозащите, политике и революции (он, хоть и сторонник ненасилия, все же подчеркивает себя именно “либеральным революционером”, а не правозащитником), о прошлом и будущем, об организациях правозащитных и политических, о стратегии и тактике. Запомнились мне его слова, что та страна, в которой меня сажали, была еще образцом демократии по сравнению с тем, что стало сейчас, - и так, мол, находимся уже на полуподпольном положении, а скоро, видимо, чтобы просто физически уцелеть, чтоб не убили, придется перейти на полностью подпольное. НБП - большую и сильную организацию - по его словам, разгромили, они как-то шевелятся еще только в Москве, в Екатеринбурге больше нет вообще. Бьют, сажают, давят, по его словам, совершенно безжалостно. Показал мне на привезенном с собой нетбуке (!) ролик об Алексее Соколове, правозащитнике, делом которого они занимались, по-моему, весь последний год, если не дольше. Конечно, наши с ним разногласия в методах остались, он - против насилия, и притом и по юридической, и по информационной, и - правда, до последних лет - по неформально-революционной части (типа эколагерей и пр.) делает так много, что язык не повернется в чем-то его упрекнуть. И наконец - он показал мне последнее заявление Михилевича в их рассылке, под которым стоит и моя подпись и вокруг которого сломано столько копий. Несмотря на огромную неприязнь (мягко говоря) к Михилевичу и Глеба, и многих других, и ругань даже в мой адрес Олега Орлова из “Мемориала”, кидающего со своим комментарием этот текст в другую рассылку по защите пзк - текст оказался шикарным (несмотря даже на исламский орнамент и аранжировку), и я целиком согласен с ним. Запомнилась (приблизительно) фраза о том, что к т.н. “мирным жителям” Русни, которых Михилевич справедливо считает полностью ответственными за геноцид в Чечне, чеченские моджахеды еще слишком, преступно мягки - а их надо взрывать и убивать (не цитирую, но смысл такой) беспощадно, прежде всего в Москве. Браво, Олег!!!

23.10.10. 14-30
Суббота. Весь день льет дождь, в проверку он был и с мокрым снегом. Зимняя телага на плечах отсырела, бирка - под скотчем - почти вся сырая, а о моей тряпочной шапчонке и говорить нечего. Между проверкой и обедом вышло было солнышко; пошли на обед - опять дождь. Поплелся, как дурак, под этим почти уже ливнем - чтобы только постоять, погулять по столовскому двору пару минут - и назад, переждав только, чтобы вся эта сволочная стая насекомых с 8-го заползла уже в столовку - они тянутся группками, когда (теперь очень часто) на воротах столовки нет “мусоров”, и я не хочу натыкаться на них на обратном пути, но все равно натыкаюсь на группки самых отставших.
Место в столовке я себе таки не нашел (да больше, с 5.9.10, так и не искал - противно до омерзения) - и вот хожу, как дурак, бродить по столовскому двору. В сентябре, на солнышке, когда только желтели еще на березах листья, это была прогулка, не лишенная даже приятности. Сейчас, под проливными дождями, мокрым снегом, на пронизывающем ветру, в промозглой сырости, по лужам и раскисшей глине - это наказание, только ярче, нагляднее подчеркивающее весь непроходимый идиотизм всей этой жизни - и в Буреполоме, и в стране. Можешь не есть, даже не заходить - но топать в столовку со всеми обязан при любой погоде! Зачем? Чтобы, упаси бог, не пошатнулся режим и “общее положение” блатных, заключающееся в их возможностях здесь пить, колоться, спать весь день, звонить кому захотят, лазить по интернету, жить за счет других зэков и не ходить никогда ни в какие столовые...
Да, продолжается эта унылая, тошнотворная барачная жизнь, среди этих мерзких, гнусных, наглых и злобных насекомых, вызывающих и на 8-м бараке у меня такое же омерзение, как и на 5-м, 13-м, 11-м и любом другом. Главное мучение этого быта - постоянная, теперь и по утрам, толкучка в проходняке, узком, как щель. Оба малолетних сучонка со 2-го яруса - один из Питера, другой нижегородский - весьма популярные личности в бараке. К питерскому, у которого уже давно сошел фингал, с которым он впервые появился в этом проходняке, приходят теперь полублатные узбеки, дают ему телефон, он звонит, они обхаживают его, расспрашивают о каких-то делах (узнаваемых им по телефону, видимо) и т.д. - хотя ясно, что узбеки никогда ничего не станут делать просто так, без выгоды для себя. В остальном он занят знакомствами по телефону с девками, но девки, похоже, узбеков не интересуют. Девками же в основном занят и 2-й, тоже на 2-м ярусе, но той, завешенной “шкеркой” шконки, - хотя формально он живет в соседнем проходняке, но к нему тоже сюда, в мой проходняк, заходят - и стоят часами, болтая с ним, звоня по его телефону, рассматривая что-то в телефоне, когда он лежит, слушая информацию о “тарифных планах” и т.д. Эта толкучка соверш [запись оборвана на полуслове]

15-12
Пока писал - явился сигаретчик и отвлек, как всегда, своей возней.
Да, в общем-то, все ясно. Они торчат в проходняке, стоят, болтают, звонят, пор одному, по двое (трое уже не влезут), совершенно не обращая внимания на меня, как будто кроме их друзей, в проходняке вообще никто не живет... Наглая, глупая молодежь, - но дело тут не в возрасте, а в изначальной, генетической испорченности, неполноценности, которую никакой возраст не исправит. Untermenschen - вот как это называется. Особенно “приятно”, когда я ем - а они стоят тут же, в сантиметрах каких-то от меня - что называется, “над душой” - и мило болтают, щебечут, ничего не замечая, как будто так и надо. Или когда я прихожу с “фазы” с горячим чайником - а проходняк забит, и приходится поневоле просить их выйти, пропустить - хотя вообще я стараюсь без крайней необходимости с ними не разговаривать...

26.10.10. 8-22
Умудрился-таки вчера заболеть, хоть и ненадолго. Ночью с позавчера на вчера проснулся во 2-м, что ли, часу, - чувствую: температура, озноб, и горло болит, и кашель.. В общем, картина ясна. Принял аспирин, взял сосать леденец от кашля, уснуть уже так и не мог до подъема; но перед подъемом температура неожиданно прошла прошиб пот. В таком состоянии поперся еще на зарядку (хоть обдует, думаю, холодным ветром - против температуры это помогает), на завтрак (поймал там большого серого кота, взял на руки, погладил, послушал его урчание - и стало полегче :). Позавтракал остатками колбасы (дал тогда кусок этому блатному азиату - теперь вот не хватило себе на 3-й бутерброд...), лег - состояние по-прежнему болезненное, тяжелое, температуры нет, но жарко, по временам начинает гореть лицо, и - жутко колотится сердце, дрожит и бьется сильно, ускоренно, - с чего бы это?! (Хотя не как в детстве, когда были приступы тахикардии, но потом проходили - а тут просто дрожит и бьется ускоренно.) В баню, конечно, не пошел, - вчера был понедельник, и так решился мучавший меня вопрос о бане (теперь каждый поход туда - это тяжелое испытание). Долежал с бьющимся сердцем почти до самой проверки, а к 2-м часам пошел в ларек.
Там я пропотел так, что ни о какой температуре, конечно, нет могло быть и речи. :) Безумно долго стояли, пока кассирша, работавшая в этот раз в одиночку на 2 окна, закончит пробивать в том окне и подойдет к нашему. Я боялся, что, пока стоим, а другие покупают, кончатся свежие 7-рублевые булочки, но, слава богу, обошлось. (На вчерашний обед и на сегодняшний завтрак пошли мне эти булочки. Колбасы в ларьке не оказалось, но у меня, к счастью, еще оставался паштет.) Половины нужного в ларьке не было, продавщица обещала завоз сегодня, но я уже не пойду - хотя мог бы, наверное, теперь попасть и не в “свой день”: на ворота, убрав прежнего злобного сучонка с 11-го, поставили теперь моего хорошего знакомого по 11-му (потом он был на 1-м, сейчас на 3-м), которого как-то раз стал я расспрашивать насчет родного ему украинского языка, - сам он из Молдовы, на год старше меня, добродушный такой, но здоровый - если ударит, только держись. Помню, просил я его тогда даже говорить со мной по-украински; он не стал, но здоровается с тех пор со мной очень дружески.
Когда 2-й раз, уже в начале 10-го вечера, пере проверкой, дозвонилась мать (узнать о моем здоровье) - я еще говорил ей, что состояние у меня болезненное, нехорошее, хотя температуры и нет. Но вечер был испорчен не только этим. После проверки уже - я лежал, ждал, пока выкрутят лампочку надо мной, убавят свет - прибежала вдруг эта злобная мразь - шнырь, малолетка, 20 с небольшим на вид, памятный мне своими угрозами еще с того дня, как они всей кодлой заставили меня переехать в этот проходняк. Прибежал, уселся, спросил, один ли я сплю на шконке - и начал втирать мне свою давнюю (уже проговаривался и до этого) мечту: что теперь я тут буду спать не один, а по очереди с кем-то, т.к. не хватает мест. (Ага, щаззззз!..) Я ответил, что я инвалид, позвоночник у меня сломан и мне надо лежать и днем. Он заявил, что он тоже инвалид - на голову (заметно!), тут вообще много инвалидов - и завел свою (и всех их) любимую песню: от меня, мол, “нет никакой пользы”, я “веду паразитический образ жизни” (ты, что ли, чмо, меня кормишь?.. :), “живу как улитка”, и т.д. Очень напирала эта мокрица на “пользу”, приводя мне в пример соседний проходняк, где малолетняя шантрапа “занята делами” (качать песни и фильмы из интернета - в ночь, когда я заболел, они этими песнями до утра и не дали мне уснуть - да знакомиться по телефону с девками и вести с ними глумливые разговоры, - удивительно, как те сразу трубку не бросают...). Нес, что, оказывается, “знает больше меня” (хоть школу-то закончил? :))) ), в т.ч. и “простых житейских истин” (не точно, но как-то так он выразился, - ага, как жить за чужой счет, вот ваша главная “истина”...). Ну, и конечно, угрожала мне эта злобная мразь физической расправой, причем коллективной (когда я сказал, что она одна не справится со мной) - в “культяшке” ли, в “обувничке” и т.д.; мол, изобьют палками, упадешь раз 15, и будешь здесь жить, как тебе “люди” скажут... “Люди”? Да нет, ребята, вы нелюди; нечисть и отребье вы, а не люди... Кончилось тем, что я пошел к блатному азиату, который как раз на такой случай обещал мне покровительство. Азиат был занят, смотрел что-то в инете; а шнырь был так глуп, что побежал за мной и туда, и уже там, около их проходняка, начал опять что-то бессмысленно-злобное орать мне - что, по его мнению, я совсем не так, как ему кажется правильным, здесь живу. Азиат, слыша этот хай, но не отрывая глаза от телефона, стал уже спрашивать, что случилось, но тут встал незанятый 2-й - тоже из Узбекистана родом, но переехавший с родителями в Тверь; тот самый, как я вначале думал, земляк “телефониста”, что обычно приносит мне сейчас их общий телефон, когда звонит мать (и с которым, по его спокойному характеру, мне предпочтительнее общаться, чем с азиатом). Шнырь еще кипятился, пытался их обоих убедить, какой я плохой - но этот тверской узбекистанец :) положил ему на плечо руку и увел в сторону “фойе”, после чего, придя ко мне, сказал просто не обращать внимания - он, мол, “на своей волне”, а ты - он показал жестом - в одно ухо впустил, в другое выпустил (весь этот злобный бред). Предупредил только, чтобы не было “рукоприкладства”, как тогда вышло с тем сучонком-“дорожником”, которому досталось от меня ногой. :) Я подождал еще вчера, был наготове и сегодня с утра - но это насекомое больше не появлялось. Спал эту ночь, приняв аспирин с анальгином, хорошо, проснулся как раз в 5 утра (сперва даже не поверил) и, проснувшись, чувствовал себя уже вполне здоровым.

11-07
Пока переписывал предыдущее - какие-то 2 “мусора” и 1 в штатском зашли на 12-й. Вдруг прибегает стремщик и кричит: “Комиссия на 12-м!!!”!!! Батюшки!.. :) “Пробивает” это в “культяшку”, и оттуда, как всегда, следует общая побудка и призыв к уборке “всего лишнего”. Поднимается обычная паника, задирание “шкерок”, вынос сумок и телогреек. Я одеваю свою телажку и сижу, жду. А тот малолетний бобик-“дорожник”, что получил тогда от меня, проходя мимо, приседает, заглядывает под шконки “красных” как раз напротив меня - и истошно визжит: “Что у вас под шконарями творится?!! (В смысле, грязно.) Бесы!!!” Те срочно хватаются за швабру...
Комиссия проходит мимо нас на 10-й - и я уж думал: всё! Но нет - на обратном пути заходит к нам. Еще от входа в секцию - за “шкеркой” обиженных мне пока не видно - раздается громкое: “Здра-а-авствуйте, граждане осужденные!!!”. Батюшки, что за генерал такой приехал??! :)) По секции проходит маленький, в штатском, в бейсболке на голове; за ним - 2 “мусора”, мне на лицо незнакомых (но не в больших чинах - не старые и в камуфле, не в форме и фуражках). Маленький, подходя к моей шконке, смотрит на то самое одеяло “обиженных”, натянутое стенкой, и на 2-м ярусе еще перегородку из тряпки - и спрашивает: “Что за перегородки между шконарями?”. Но не срывает одеяло, а моего баула, край которого виден между моей и соседней “обиженной” шконками, не замечает вовсе (как и никто до него, к счастью). Проходи дальше и начинает этак - строго с виду, но не злобно по сути - муштровать сидящих, чтобы они встали и поприветствовали его. Проходят по этой секции, по той, уходят на 5-й, потом - с “продола”. Соседний стремщицкий проходняк сразу после этого из новой казенной простыни делает и прижимает матрасом 2-го яруса новую “шкерку”, гораздо глуше и плотнее прежней, - к моему полному удовольствию. :)

27.10.10. 12-32
Среда. Шмон таки был - на 4-м. 20 “мусоров”, а потом, по одному, еще человек 5; в т.ч. присутствовало несколько отрядников, а также двое в штатском - из вчерашней “комиссии”, в т.ч. тот маленький, что шлялся вчера по баракам. Выносили ли баулы - не знаю, но все утро лил довольно приличный дождь, так что вряд ли. Шмонали на сей раз больше часа, почти полтора. Из начальства на шмоне был Наумов, после ухода всех “мусоров” зашел и к нам на 8-й - к отряднику, незадолго до него вернувшемуся оттуда же.
Температуры у меня нет, но кашель буквально замучил - бронхит. Тоскливая, унылая, невыносимая эта жизнь - среди сброда подонков и нечисти, в еженедельном тревожном ожидании и мыслях, как бы сберечь от шмона (от других подонков) одеяло, чайник, открывалку - жизненно необходимые здесь предметы, без которых никак... Идет 21-я неделя до конца, такой “жизни” осталось мне на сегодня еще 144 дня.
Соседи в стремном :) проходняке нагнетают панику, что шмон может быть и завтра, один говорит, что, кроме среды и четверга, по другим дням не бывает (ага, как же!.. Сколько раз по понедельникам...) А я-то с утра лег, так хорошо, сладко начал уже засыпать в полумраке секции...

28.10.10. 12-30
Четверг. Шмон был с 10 утра до 11-45 на 7-м и 3-м - на обоих одновременно, опять проявилась эта их манера!.. Тошно и омерзительно на душе так, что нет слов описать это. Теперь-то уж ясно, что и 8-му не миновать шмона в ближайшем будущем - будь то следующая неделя или через одну, через две... До Нового года осталось 2 месяца. Я сижу уже 5-й год, кончается срок - но с новым (отвык, что ли, за весь этот непрошмонанный 2010 год?..), свежим чувством невыносимого омерзения я представляю - и все внутри у меня тоскливо опускается от этой картины - как один из этих здоровенных, грубых, тупых лосей в голубом камуфляже, топая сапожищами, залезет в мой узенький проходняк; как он грубой ручищей отшвырнет подушку, откинет с изголовья матрас - и начнет, одну за другой, вытаскивать книги, взглядывая мельком на заглавие, пролистывать - и кидать небрежно, куда попадет - на шконку, так на шконку, на пол, так на пол... Как он дойдет после этого до бумаг, распечаток, тетрадей с записями и без - и все это тоже будет вытащено, взрыто, раскопано, расковыряно - бегло просмотрено и брошено кое-как, в полном беспорядке, хорошо, если еще не специальном, как в марте 2009 на 13-м. Эта тварь - а м.б., и не одна - будет рыться и в тумбочке, сев на шконку, вытащит ящик, перевернет и вытряхнет из него все на шконку (или на пол), пороется в моем отсеке, вывалит все оттуда на пол, заглянет и тщательно проверит коробочку с чайными пакетиками, развернет пакет и заглянет в чайник, сняв крышку и бросив рядом (хорошо, если еще не заберет чайник); сорвет все висящие над торцом шконки пакеты, сунет в них свой нос, опять вытряхнет и раскидает все лекарства, как в марте 2009-го... Может выгрести все из-за торца (скорее всего, - и тоже расшвыряет), всю сложенную под матрасом одежду (и забрать из нее, что захочет), может и шконку выволочь с места в проход секции - и мне одному никак не поставить ее потом на место, а просить помочь тут некого... Тьфу, суки, мрази, выродки государственные в камуфляже, будьте вы прокляты! Когда же настанет день - и я смогу - за все пережитые здесь унижения - стрелять по вам и убивать вас?!.
Утром, оказывается, выла сирена - после зарядки, но я не слышал ее - задремал, видимо. Услыхал сперва об этом от соседей по стремному :) проходняку - не поверил, - но потом подтвердил пришедший сигаретчик, и настроение у меня сразу упало. Да, забыл - в шмоне участвовало двое в масках, до этого никак себя не проявлявших несколько дней. Тошно и противно, и зашедший цыган с 10-го, и новенький его соплеменник, “поднявшийся” на днях на 8-й и долго расспрашивавший меня о моем деле и сроке не могли развеять эту тошноту, тоску и омерзение. Как венец всего - начал бриться и порезался, кровь ручьем; пришлось почти до самой проверки лежать, прижав к щеке марлевую салфетку.
Как ни странно, немного развеяться помогла мне, как вышел перед проверкой во двор - старая знакомая, пестрая трехцветная Фроська с 13-го, оставшаяся давно уже бесхозной и - я не раз замечал - добирающаяся теперь и до 8-го, и до 5-го даже в своем исследовании помойных бочек на наличие съестного. Подойдя к бочке, она посмотрела наверх, примерилась, ловко прыгнула и, зацепившись за край бочки, стала изучать содержимое. Не найдя ничего интересного, спрыгнула, я позвал ее, она подошла. Я нагнулся, погладил ее, выпрямился. Уже не первый раз на 8-м глажу и знаю, что она меня давно узнала - не то что при одной случайной встрече на том “продоле”, когда я был еще на 11-м, - позвал тогда, а она и не смотрит, и я понял, что она не узнаёт (пролежав чуть не год у меня на груди!..). А тут - узнала, потерлась головой о мою штанину, а потом - один раз, другой - этак пружинисто присела на задние лапы и стала смотреть на меня, задрав вверх голову, как будто примериваясь. Я уже догадался - и тут она вдруг прыгнула прямо ко мне на грудь, на телогрейку, и уцепилась когтями! Прыжок был чемпионский, лихой, бесстрашный - и мне, хочешь не хочешь, пришлось, поставив палку, обнять снизу эту красавицу за хвостовой отсек спины, а другой рукой начать ее гладить. Громкое, заливистое ее урчание под самым моим ухом было мне достойной наградой, - и то сказать, я мало могу припомнить в жизни вещей, которые были бы мне приятнее и радостнее, чем благодарное мурчание кошки, которая мне доверилась и которую я глажу...

14-32
Сейчас, перед самым уходом на обед - последняя новость: шмон-бригада на “кечи”, в т.ч. 4 в масках. И - приказ: убрать (до вечера?) все “стремА” (телефоны и пр.). “КремА”, как хочется мне сказать каждый раз, когда я слышу это дурацкое, придуманное ими словечко.
Вчера весь день лил дождь, сегодня - утром и сейчас, в обед - идет снег. Он не ложится, тает - но он уже не такой мокрый, как раньше. Уже, так сказать, более зимний. Чувствуется приближение зимы.

19-24
Самое забавное, что матери позвонить не удалось и сегодня - 2-й день уже подряд. Они с Фрумкиным уже едут, - если ничего не случилось... Честно предпринял на этот раз все мыслимые усилия, - когда уж припечет... Но узбекский телефон после ужина занят главным азиатом, - похоже, опять интернет. До ужина ни телефона, ни его владельцев (точнее, владельца тверского, а с азиатом мне не очень-то хочется и говорить) не было видно в бараке. Запасной же вариант - пошел к нему в ту секцию 1-й раз сразу, как пришел с ужина, - его не было в проходняке. Только что - для очистки совести решил зайти еще раз, - он уже сидел на месте, играл в нарды. Я спросил, как у него со связью, - но еще пока не успел задать сам вопрос, сидящее на шконке напротив злобное блатное (архиблатное!) чмо, которое и на улице, и в “фойе” не упускает случая гавкнуть на меня, как-нибудь обозвать, унизить, поглумиться мимоходом - по-моему, это и есть местный “домовой” :) - увидело меня и грубо, оглушительно заорало, чтобы я убирался вон. За этим криком я не расслышал ответ “запасного варианта” - кажется, он сказал: “Нет пока”, - а существо это, видя, что я не вылетаю пулей, как ему бы хотелось, заорало еще раз!..
Вот так. :)) Сегрегация, однако. Эти русские свиньи развели у себя, без участия властей даже, форменную сегрегацию, не хуже Америки 50-х, где неграм был запрещен вход во многие места; меня точно так же, даже без объяснений, здесь могут выгнать из секции “только для блатных” - и эти твари еще написали в моем приговоре, нашли мою ВИНУ в том, что я не верю в их “правовое демократическое государство”...
А в ту секцию, конечно, больше ни ногой. Чтоб вы все передохли там, ублюдки!..

30.10.10. 8-20
Еще одна короткая свиданка прошла вчера - с матерью и Женей Фрумкиным. Все прошло нормально, без происшествий. Женя задержался даже дольше обычного, несмотря на свое вечное желание курить, но новостей особых, увы, не рассказал. Только процесс над девчонками в Улан-Удэ, все длящийся, да то, что митинги на Триумфальной в Москве (“Стратегия-31”) теперь стали разрешать - в частности, на завтра, 31.10.10. - но количество участников разрешили всего 800 человек. Самое забавное - свиданщицы уселись обедать, не выведя оставшихся в час дня со свиданки, как положено, - и в результате мы вышли к вахте только в 13-40!! Сигаретчик, которого на этот раз я специально просил, уже дожидался меня, и баул мы дотащили на пару с ним.
Мать, конечно, была в шоке, что не могла дозвониться 2 дня. Я рассказал ей все события 28-го числа, накануне ее приезда. С дороги домой она дозвонилась “запасному варианту”, и тот на сей раз уже сам принес мне телефон. По моему совету (на свиданке еще) она сперва сама спросила, кто это там накануне орал и выгонял меня из секции. Ей он не моргнув глазом соврал, что он ничего такого не слышал и я вообще до него не дошел. Когда, поговорив с матерью, о том же спросил его я - он, досадливо поморщившись, махнув рукой, сказал: “Какая разница!” (ничего себе!!) - но имя так и не назвал. Зато сказал, что это не общий, а “лютый режим”, имея в виду командование и вообще засилье глупых малолеток, которые, видимо, его достали не меньше, чем меня, - после чего начал этак обиняками объяснять мне, что я, мол, сам виноват в скотском отношении ко мне этого подонка (что выгонял меня), да и прочих: я, мол, все время что-то пишу в интернете про эту зону; еще когда я был на 13-м, он об этом слышал, - правда, честно признался, что ничего из мной написанного не читал. Чмо, короче; пример того, как необратимо и стремительно портится даже более-менее приличный человек, не вор и не грабитель, попав в эту среду и не имея душевных сил идти против течения, поддаваясь всеобщему конформизму... Когда он, вслед за ними всеми, произнес, что, мол, “мусора дают нам жить” (мол, на этой зоне еще очень хорошо, как постоянно твердит эта блатота, в сравнении с другими зонами) - мне не в 1-й уже раз вспомнился известный губермановский гаррик:

Закрыв глаза, прижавши уши,/Считая жизнь за подаяние,
Мы перерыв, когда не душат,/Смакуем, как благодеяние.

31.10.10. 22-56
Мрази, ублюдки, нечисть!.. Ненавижу!!! 2 дня опять не о чем было писать, и вот... Полез сейчас в баул - достать очередной блок сигарет (в пакете) из 4-х, привезенных матерью позавчера, шарю, шарю - мешка с сигаретами нет! Лежал на самом верху, а тут я все перерыл, обшарил руками - нету, как провалился!.. И из 3-х блоков в пачках, лежавших у меня с 2007, по-моему, года - один, в самом низу, под завалами другого барахла, остался, а 2-х других тоже нет!
Украли, суки, опять украли!!! Как уже воровали здесь не раз - колбасу, хлеб, те же сигареты, вещи (из каптерки 13-го в 2007-м)... Твари! То-то, я с удивлением заметил - но не помню точно, когда, кажись, утром сегодня - что продуктовый баул стоит под моей шконкой не так, как я всегда ставлю. Я запихиваю его туда фронтом вдоль шконки, а тут он вдруг стоит поперек, торцы выпирают из-под шконки. Но ручки были завязаны, как у меня всегда. А еще до этого, недавно, обнаружил вдруг, что пропали все спички - пара коробков лежала в ящике тумбочки, а еще штуки три - в кармашке старого “лепня”, висящего за торцом шконки. Ни там, ни там - ни одного коробка...
Воруют здесь, как правило, ближайшие соседи, знающие, где что лежит. Сильнейшее подозрение падает на этого сучонка из Питера, живущего надо мной. Когда я сплю, баул из-под шконки, придавленный моим весом, да еще цепляющийся за крючки, не вытащит сам черт. А вот когда я ухожу в столовку - сучонок остается в бараке: подметает и моет, а в столовку идет уже после возвращения барака. В принципе, соседи-стремщики, те еще отморозки, тоже остаются и тоже могли бы украсть; но они отгорожены от меня “шкеркой” на их шконаре и не видят так подробно, что я где держу. А питерский сучонок, тихоня, к тому же, по слухам, был спрятан на 8-м бараке после того, как попался на воровстве (“крысятничестве”) на 1-м...
В общем-то, настоящей трагедией это станет для сигаретчика, для меня это не столь большая потеря. Ничего из жратвы эта мерзкая “крыса” не взяла...

Дальше

На главную страницу